• Журналист «Красного Севера» увидел, как разведывают газ на Тамбее

    25.04.2019 17:05:00

    Журналист «Красного Севера» увидел, как разведывают газ на Тамбее Данил Колосов / КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Месторождение в Ямальском районе уже входит в число крупнейших в мире по совокупным запасам голубого топлива. Это не предел, уверены газовики. На территории продолжается доразведка запасов сырья.

    Нарастает сопровождаемое писком гудение – кажется, или земля под ногами начинает мелко подрагивать? – которое резко обрывается. И повторяется снова. Это работает «Nomad 65 Neo», французская вибрационная установка на гусеничной базе. Передаваемый оборудованием импульс уходит на километры в глубину, чтобы, отразившись по пути от разных слоев породы, вернуться назад. И быть пойманным в сеть чутких следящих устройств.

    Территория, которую нужно исследовать оператору идущих здесь работ – ООО «Газпром геологоразведка» – четыре тысячи квадратных километров. Вся она разбита на мелкие участки, всего полторы на три сотни метров, на каждом из которых предстоит провести замеры. С точностью до сантиметров, по спутниковым координатам в тундре расставляют датчики – геофоны или, на языке самих работников, «морковки». Устройства принимают сигнал и по кабелю передают его на сейсмостанцию. Потом весь массив данных перевезут на «землю» и расшифруют, чтобы построить трехмерную модель залежей.

    IMG_8155.jpg

    Счет на триллионы кубов

    Мы на Тасийском месторождении – вместе с Северо-Тамбейским и Западно-Тамбейским лицензионными участками оно было объединено в одно большое Тамбейское месторождение. Доразведка запасов на этих землях идет еще с 2011 года, в итоге их не только подтвердили, но и кратно увеличили. И останавливаться на этом не планируют.

    – Первоначальная оценка запасов Тамбейской группы месторождений уже была увеличена практически в три раза, до 7,3 триллиона кубометров по газу. Это крупнейшее открытие в нефтегазовой отрасли как минимум за последние десять лет. Открыто несколько новых залежей, по юрским отложениям мы объединили три лицензионных участка, три месторождения в одно гигантское – Тамбейское. В прошлом году был подготовлен новый проект доразведки. Заключенный контракт – крупнейший за всю историю сейсморазведки в РФ, – говорит гендиректор «Газпром геологоразведки» Алексей Давыдов.

    IMG_8492.jpg

    – Мы видим будущее Ямала в ближайшие годы. Месторождение, которое сегодня анализируют специалисты, с точки зрения будущего освоения колоссально, о нем не так давно докладывали президенту. Это перспектива не только ямальской газодобычи, но и в масштабе планеты очень заметное явление. Наши партнеры – технологичная компания с самым современным оборудованием, благодаря чему удается выполнять огромный объем работы за тот короткий период, когда позволяет тундра – мы понимаем, что уже через месяц условий для этого не будет, – отметил губернатор Ямала Дмитрий Артюхов.

    В Ямальском районе глава региона побывал с облетом объектов компании. После на Бованенково прошло совещание с участием членов ямальского правительства и генерального директора «Газпром добычи Надым» Игоря Мельникова. Стороны обсуждали реализацию проектов ПАО «Газпром» в регионе, соблюдение природоохранного законодательства и интересов жителей тундры.

    Техника пишет стук копыт

    На ход разведки ямальская специфика влияет напрямую, и речь не только о погоде – с местным населением работники договариваются… о графике касланий, рассказал Ян Шарипов, гендиректор компании-подрядчика ООО «ТНГ-Групп». Стадо пробегающих мимо оленей топчет мерзлую землю так, что качество получаемого от исследований материала сильно падает. Договоренностей добиваются и с буровиками, и даже уточняют график движения ледоколов по находящейся неподалеку Обской губе – по той же самой причине.

    – Сегодня заехал по делам, и местное начальство попросило остаться – вдруг какие вопросы возникнут. У меня в 12 километрах чум стоит, а олени здесь рядом пасутся, ничего их не пугает. Даже дикие спокойно вокруг ходят, – рассказал «Красному Северу» коренной северянин Михаил Тусида. – И следов от работы не остается, когда снег сходит. Ездят же по снегу, не по голым местам, и техника нормальная, тундру не портит.

    В общем, разведчики тундровикам не мешают, заверил собеседник – зато выгоды от соседства с ними вполне материальны:

    – Надо было подвезти на факторию бензин, попросил начальника – он тут же согласился, отправил бензовозы в порядке шефской помощи. Завезли целых 17 кубов! Нам с дровами помогли, одному товарищу – с техникой. Тоже я просил: снегоход у человека сломался, он уже, можно сказать, пешком по тундре ходил. И если приварить что-то надо, приезжаешь сюда – и готово. У нас сварки в тундре нет, – улыбается ненец.

    Разведка началась в четвертом квартале 2018, и пока идет с опережением графика, рассказал Александр Погрецкий, начальник отдела «Газпром геологоразведки». За полевым этапом последует камеральный – обработка и интерпретация всех собранных данных. Но будет это уже после 2021 года.

    Главное ноу-хау разведчиков – технология, позволяющая изучать одновременно верхние отложения, сенонские залежи, и нижние, юрские, говорит Александр Погрецкий:

    – Такого ни одна другая компания в России сегодня не выполняет. В этом и заключается сложность методики. Для работы привлечено много техники, оборудования, людей. Только личного состава тут 450 человек – в стандартных партиях около 120 – и примерно двести единиц техники. Кроме того, исследования мы проводим не только на суше, но и на транзитной части морской акватории – летом, с помощью кораблей и донных кос. Подходы немного разные, но методика одна и та же.

    Сколько у скважины этажей?

    Другой объект, где по контракту с геологоразведчиками работает «Газпром бурение», в тундре виден издали. Как и ход самих измерений, которые проводят тут – на испытательной скважине №51 Малыгинского месторождения глубиной 2,8 километра. В факельный амбар бьет пламя. Так, экспериментально, выясняют дебит скважины и отдачу газоносных пластов под ней. Результаты исследований станут подспорьем для газовиков при освоении. 

    IMG_8463.jpg

    Огонь горит с перерывами – ход газу периодически перекрывают для восстановления пластового давления или проведения работ на поверхности. По подсчетам, сейчас объект отдает по 74 тысячи кубометров топлива в сутки, рассказал начальник участка Дмитрий Литвинов.

    – «Красный Север»? Как же, знаю, – говорит буровой мастер Александр Волошин. Еще в советские времена, сразу после вуза он поехал осваивать ямальскую газовую кладовую. Жил в Надыме, а сейчас ездит на вахты из Белгорода.

    После пробуривания скважины пласты надо испытать поочередно снизу вверх, объясняет методику Александр. Первый объект – самый нижний. Потом он цементируется, и испытывается следующий, над ним. Скважина, у которой мы стоим, пронизывает десять таких слоев. У каждого разный набор характеристик – давление, количество газоконденсата, обводненность… Сейчас факел питается с самого нижнего «этажа», из валанжинских отложений. Есть, конечно, и пониже, но это уже перспектива будущего. Когда в конце этого года испытания закончатся, скважину ликвидируют и больше к ней не вернутся.

    А сам собеседник «КС» вернется домой уже вскоре – бригады работают здесь месячными вахтами. Сложно ли им посреди белой пустыни?

    – В августе будет 35 лет, как я окончил институт в Тюмени, попал в полярную экспедицию, на Ямбурге первые скважины бурили… На Крайнем Севере легко не бывает, конечно – климат суровый, отрыв от дома, от родных. Но работу выбрал сам и привык уже за всю жизнь, – говорит работник.

    Данил Колосов

    Автор
    +7 (34922) 4-70-30
    kdv-ks@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...