-1...1°C

16+
  • В «Белой сове» не нашлось пострадавших

    11.02.2016 08:47:00

    В «Белой сове» не нашлось пострадавших
    В конце января в соцсетях Лабытнанги всплыла листовка, которую, по словам некой горожанки, ей вручили возле местного магазина. Содержание этого «документа» вызвало нешуточный резонанс. Оно и не мудрено, ведь «арестанты концлагеря», в миру – ФКУ ИК-18 из поселка Харп, не поскупились на краски, чтобы на одном листке бумаги живописать все свои тяготы.
    Сообщение, будто работники системы исполнения наказаний ведут себя хуже зверей и некому их призвать к ответу, привлекло, конечно, и внимание СМИ… В региональном управлении ФСИН не упустили случая в очередной раз приоткрыть свои «сырые казематы». На минувшей неделе надзорные органы, представителей общественности и журналистов пригласили посетить упомянутую анонимом колонию.

    ЧАЯ ДЛЯ ЗЕКОВ – ДВЕНАДЦАТЬ СОРТОВ
    В ИК-18 особого режима «Белая сова», напомним, содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы – есть, правда, еще участки строгого режима и колонии-поселения. Сейчас в учреждении 685 обитателей – почти на сто меньше лимита. Из них около половины сидят пожизненно, чуть меньше трехсот – на строгом режиме.
    Как лечат контингент, гости увидели в медицинской части, как кормят – в столовой. Докупить продуктов можно и в магазине. В среднем обитатели колонии получают на «отоварку» по семь с лишним тысяч рублей в месяц.
    – Магазин обслуживает по карточкам – средства поступают на лицевые счета. Раньше его работу поддерживало само учреждение, сейчас этим централизованно занимается федеральная служба, мы только подаем заявки и следим за ассортиментом. Товары, цены – смотрите сами, мы к вашему приезду не готовились, – указывает на зарешеченную витрину Игорь Ванеев, руководитель ямальского УФСИН. – Проблемы с поставками в прошлом году были кратковременными, – уточнил он, – пока магазины переходили из-под крыла одного ГУПа в сферу ответственности другого.
    – В списке обязательных у нас 22 наименования продуктов и 14 хозтоваров. Всё в наличии. Больше того, одного чая дюжина наименований! А вот, пожалуйста: белье, одежда, стараюсь и журналы, и газеты со сканвордами приносить. Осужденные берут чай, кофе хорошо идет, сигареты – нам поставляют внутрисистемные, они не очень высокого качества, но покупать всё равно надо. Разбирают сгущенное, вареное и цельное молоко, халву, пряники, печенье, мармелад, пастилу, конфеты… – перечисляет продавец Ольга Кудрявцева.
    Можно здесь не только заедать тоску сладостями, а еще и выучиться чему-нибудь полезному – по программам среднего профессионального образования и профессиональной подготовки. По окончании учебного процесса осужденные получают свидетельства об уровне квалификации – некоторые ударники собрали уже по семь таких – а после освобождения направляются в центры занятости и могут найти работу по профилю.
    А вот и комнаты для предоставления длительных свиданий: здесь сидельцы до трех суток могут отдыхать вместе с родственниками. Привозят и детей – в одной из комнат стоит кроватка. Дальше по коридору общая гостевая с музыкальным центром, диваном и телевизором, кухня со всей необходимой техникой и утварью – довольно просто забыть, что ты в самом центре режимного объекта, а не какой-нибудь квартирной гостинице. Комнаты сейчас пустуют, что, по словам сотрудников, бывает редко. Тут на них составляют графики, как на воле – на отпуска.

    ПОСЫЛКИ СНИМАЮТ НА РЕГИСТРАТОР
    И наконец главная цель визита. Один из сидельцев готов получить посылку прилюдно, а мы посмотрим, что с нею будут делать. Сотрудницы группы надзора готовят стол для «операции»: под руками ножи, длинные шила-щупы и несколько досок для продуктов. Осужденный заходит в дверь.
    – Вам посылка, получать будете?
    Кто ж откажется? Надев латексные перчатки, сотрудники колонии вскрывают пакет на глазах у арестанта. Почтовое отправление Геннадию Болекно, которому осталось сидеть чуть больше трех лет за причинение тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом, прислала мама. Всего по условиям содержания ему дозволены шесть посылок и бандеролей в год (по согласованию с медсанчастью могут дополнительно разрешить медицинские бандероли – с лекарствами для осужденного).
    Осужденный наблюдает, как из упаковки появляются гостинцы из дома – сигареты, конфеты, ириски, сыр, палка колбасы, предметы одежды. Всё это пересчитывают и сортируют, демонстрируют пустую упаковку: ничего не забыли. Содержимое почтового отправления записывается в журнал – по наименованиям, количеству и весу.
    Что вызывает подозрение – проверяют. Колбасу надрезают в нескольких местах. Перебирают конфеты, выборочно осматривают и прощупывают сигареты – их достают из пачек и пересыпают в полиэтиленовый пакет. Если что не так, могут и сломать несколько штук для проверки, но в этот раз уцелели все.
    Наконец добро со стола переходит в руки Геннадия. Он подтверждает, что и в отсутствие лишних глаз процедура остается неизменной:
    – Так всё и происходит: вскрывают всегда только в нашем присутствии. По поводу посылок к сотрудникам никаких претензий нет, – говорит осужденный. Дополним, что и в отсутствие СМИ выдачу фиксируют на видеорегистратор, записи хранят.
    Правда, подозрительность работников в процессе зависит еще от самого осужденного: не наркоман ли, не склонен ли к нарушению режима. Но в любом случае, заверили нас, чай с табаком зекам никто не мешает – получение и досмотр происходят в соответствии с правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

    СОТОВЫЙ НАШЛИ В ЖЕСТЯНКЕ
    Все эти предосторожности можно было бы назвать излишними, если бы не одно но – сотрудники колонии регулярно находят в посылах что-нибудь запрещенное, да и родственники осужденных периодически норовят пронести на свидание «контрабанду». Наглядный пример – банка фасоли, обнаруженная в этом году в одной из посылок. В аккуратно закатанной жестянке – даже вес подобрали правильный – за решетку приехал мобильный телефон с сим-картой, зарядным устройством и гарнитурой. Хочешь домой звони, хочешь – облапошивай доверчивых ямальцев…
    – Да, мы досматриваем посылки и граждан, которые приезжают на свидания, – говорит Игорь Ванеев. – И это происходит в каждом исправительном учреждении. Наша система так устроена: к осужденным не должны попадать запрещенные предметы. Иначе в колонии окажется всё, вплоть до наркотиков. А что такое тот же сотовый? Это ведь возможность не только с семьей пообщаться, но и совершать новые преступления. 

    Данил Колосов
    Данил Колосов

    Автор
    +7 (34922) 4-70-30
    kdv-ks@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика