Эхо выстрелов прозвучало в музее

-9...-11°C

Авторизация
  • Эхо выстрелов прозвучало в музее

    06.12.2017 10:17:00

    Эхо выстрелов прозвучало в музее КРАСНЫЙ СЕВЕР

    В МВК Шемановского привезли наковальню Дзержинского, бинокль Чапаева и царские часы

    – Сразу хочу предупредить: я не поклонник революции! А вот мой прадедушка, Евгений Иванович Яковенко, был отъявленным революционером, – призналась археолог Наталья Фёдорова на открытии выставки «Эхо 1917 года. Культурная революция». Знаковое мероприятие прошло в стенах главного музея Ямала.

    Прадедушка нашей собеседницы дружил со старшим братом Володи Ульянова – Ленина – Александром, казнь которого убедила юного вождя пойти «другим путем». За свою дружбу с Ульяновым Евгений Яковенко был выгнан из университета, сослан в Сибирь, в Иркутскую область. Прадедушка написал в 1930 году брошюру об Александре Ульянове, которую к 50-летию партии «Народная воля» выпустило Издательство Общества Политкаторжан. И вот в один прекрасный день в МВК им. Шемановского сошлись два события: открытие выставки, приуроченной к 100-летию революции, и 111-й день рождения музея. Столетним юбилярам и была преподнесена в качестве подарка семейная реликвия археолога Фёдоровой.

    Музейщики неспроста посвятили выставку именно культурной революции, которая вершилась через призму событий 1917 года. Ведь отношение к самой революции всегда было неоднозначным и вызывало много споров. Но никто не станет отрицать факта невероятного пассионарного всплеска среди художников, поэтов, писателей, которые вместе с Родиной пережили смутное время, не оставили ее и, более того, подарили ей множество талантливых произведений. Выставка, конечно, с размахом эксплуатирует главный цвет революции – красный. Но есть еще два важных цвета той эпохи – белый, цвет побежденной армии, и серый, цвет родины революции – каменного Петербурга.

    Украшением выставки стала графика художников-авангардистов. Именно их немного хулиганский, новаторский взгляд на окружающую действительность позволяет посетителям не чувствовать так остро того кровавого социального взрыва, который сотряс нашу родину в 1917 году. Остальные экспонаты смотрятся не так легкомысленно. Наганы, ружья, клинки, военная форма, чапаевский бинокль, листовки о сборе хлеба – всё напоминает об ужасах Гражданской войны, сотрясшей ослабленную в пучине безвластья Россию. Ни одна вещь на выставке не кажется более безобидной, чем авангардная живопись. Здесь всё, кроме нее, пропитано братоубийством, ненавистью, классовой борьбой. Даже небольшая стальная наковальня, принадлежавшая Феликсу Дзержинскому, всё еще хранит в себе энергетику хозяина и излучает мертвенный холод.

    Будто потерянные бездомные дети в чужом городе – яркие, пышные дворцовые предметы (предоставлены Омским музеем им. Врубеля) в окружении безжалостного красного цвета. Разграбленные дворцы в лучшем случае обращались в Дома культуры или музеи, а такие прекрасные вещи, как кресла, гарнитуры, канделябры, настольные часы, становились бездушными экспонатами для полуголодной толпы зевак. И вот теперь, спустя 100 лет, сама революция истаскалась, состарилась и замшела, повалившись в груду некогда стрелявших и рубивших с плеча экспонатов.

    В те революционные дни трансформация касалась всего. Так, мирный отрез сарафанного сукна алого цвета жена ссыльного Тихона Сенькина, Марфа, пожертвовала на революционное знамя, с которым люди вышли на первую в истории Обдорска демонстрацию. Тогда же сочиняются первые мифы революции: о Ленине, который вездесущ и всемогущ, как бог, беседующий то с крестьянскими ходоками в Зимнем, то с мудрыми оленеводами на краю земли.

    Безумие охватило в тот год все слои общества. Но позднее многие убежденные и идейные сыны революции пришли к осознанию ее последствий. Даже прадедушка Натальи Фёдоровой, по ее словам, одумался. Он всё-таки окончил университет, стал профессором медицины, респектабельным врачом, а врачу не пристало «бегать с пистолетом», как выразилась Наталья Фёдорова. Вместе с женой Евгений Яковенко в 20-е годы лечил людей от тифа в южных районах России, которые теперь относятся к Украине. Жена его заразилась и умерла. Сам Евгений Иванович умер в 1943 году. Жители Полтавщины положили на  могилу самоотверженных врачей плиту с благодарственной надписью. Простые человеческие ценности постепенно приходили на смену революционному сознанию, не терпевшему мещанского благополучия и стабильности. Разрушение сменилось созиданием, которое внезапно было прервано Великой Отечественной войной. Кажется, именно тогда затянулись братоубийственные раны и люди подняли Красное Знамя не для грабежа и убийства друг друга, а чтобы дать яростный бой внешнему сильному врагу.


    Наковальня «Железного Феликса»

    Наковальня «Железного Феликса» –символ революции, безжалостной к людям.

    Нина Фальшунова

    Автор
    linavo@mail.ru

    Артём Тытюк

    Фотограф
    a_tituk@ks-yanao.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика