НОВОСТИ Эксперты: «Медведь около Нового Уренгоя? Ничего удивительного» ОБЩЕСТВО Нуждающимся семьям Ямала помогут собрать детей в школу НОВОСТИ Маткапитал: ямальцам могут разрешить покупку частных деревянных домов НОВОСТИ «Нужно уходить в эндшпиль». Александра Горячкина сразится с Анной Музычук ПОЛИТИКА Ямал отправил в Сирию продуктовые наборы и спортинвентарь ОБЩЕСТВО В Салехарде «растёт» таинственный лес НОВОСТИ Сидельцы харпской «тройки» ходят в «Школу освобождения» ОБЩЕСТВО В Новом Уренгое ликвидируют 10 несанкционированных свалок НОВОСТИ «Движение вверх». На Ямале организуют массовый поход к леднику, который исчезает НОВОСТИ Близнецы смогут исполнить свои желания, а Водолеям захочется отвлечься ОБЩЕСТВО В Уренгое 29 человек ждут ускоренного расселения из аварийного жилья ЭКОНОМИКА МегаФон создал голосового ассистента для абонентов ЗДОРОВЬЕ Строительство, кадры, оборудование. Дмитрий Артюхов рассказал о модернизации здравоохранения Ямала НОВОСТИ «Обидно уступить 0,1 балла». Ямальские стрелки покидают олимпийский Токио НОВОСТИ В Новом Уренгое растёт талантливый мультипликатор ОБЩЕСТВО Пункты вакцинации появились на интернет-картах НОВОСТИ Александра Горячкина вышла в полуфинал Кубка мира ПОЛИТИКА Компенсацию по социальной газификации одобрили в Правительстве ПРОИСШЕСТВИЯ Стрельба в Губкинском: трое раненых ПОЛИТИКА На Ямале партии начали подписывать соглашения о сотрудничестве с Общественной палатой НОВОСТИ Ревакцинация против коронавируса стартовала на Ямале ОБРАЗОВАНИЕ Выплаты, путёвки, сертификаты. Как на Ямале поддерживают успешных детей НОВОСТИ Салехардец завоевал три медали на первенстве Европы по тхэквондо НОВОСТИ Тельцам противопоказана откровенность, а Стрельцы свернут горы НОВОСТИ «Дух Заполярья»: волонтеры хотят учить язык жестов и помогать родителям недоношенных детей ОБЩЕСТВО Ямал готов к выдаче бесплатных гектаров НОВОСТИ Шерсть клочьями, комарье тучами. Как вакцинировали оленей на стойбище ханты СПОРТ Проигрывать нельзя! Горячкина на Кубке мира готовится к решающей партии СПОРТ Олимпиада в Токио: Волейболисты разгромили соперников из Штатов и Мексики Коронавирус На Ямале провели более 1,7 млн тестов на коронавирус


  • «Книга Ямала» в престижной пятёрке

    24.05.2011 14:24:46

    «Книга Ямала» в престижной пятёрке

    Издание включено в шорт-лист ХХ конкурса Ассоциации книгоиздателей страны «Лучшие книги года». Номинация полностью соответствует содержанию сборника, созданного хорошо известным на Ямале журналистом Анатолием Омельчуком, – «Лучшая книга, способствующая развитию регионов России».

    ПЛЕННИК СЕВЕРА

     

    Анатолий Омельчук переехал жить из Салехарда в Тюмень более 20 лет назад, но когда читаешь его новую книгу, «Книгу Ямала», ловишь себя на мысли о том, что автор никогда не расставался с этим городом, с этой землей и стал ее добровольным и счастливым пленником.

    «Книга Ямала», утверждает Анатолий Омельчук, возникла из сопряжения его личной биографии и истории страны: на Севере, по словам автора, он прожил свои лучшие годы. Здесь он стал свидетелем, участником и в сущности летописцем «ямальского чуда» – освоения северной земли как «мировой кладовой нефти и газа», Великого Освоения, как он говорит сегодня. В ведении Анатолия Омельчука, 18 лет проработавшего в Салехарде редактором молодежной радиостанции, был весь Ямал, 750 тысяч квадратных километров. И трудно найти на этой земле поселок, деревеньку, факторию, а тем более город (на его глазах возникали Новый Уренгой, Надым, Ноябрьск…), где бы он как журналист не побывал.

    Творчество Анатолия Омельчука – писателя – это всегда путешествие во времени и пространстве. Не случайно в книге «Ее Величество Обь» есть замечательный подзаголовок – «Путешествие по реке в пространстве и времени». В «Книге Ямала» сопрягаются различные времена и исторические эпохи: греческая античность с ее мифом о Гиперборее, два тысячелетия ямальского оленеводства, XI – XXI века ямальской истории, «тысячелетия будущего». Благодаря исторической глубине современной жизни автору удается вписать «северную окраину» в круг мировой культуры.

     

    ПРОСТРАНСТВО ВНЕ ВРЕМЕНИ

    Вместе с тем нельзя не сказать о том, что «Книга Ямала» в очередной раз подтвердила: доминантой творчества Омельчука является интуиция пространства. В его произведениях время конечно и прерывисто, а пустоты в его разрывах обнажают изначальность и метафизическое измерение пространства.

    Приведем только одну цитату из «Книги Ямала», напрямую связанную с этой его особенностью мировидения: «Русская душа – пространство. Вне времени. С молоком матери мы впитываем в себя необъятную ширь и нескончаемую даль. Русская душа у горизонта не остановится: а дальше что? Мы если кому непонятны, то только этим – душа не меряна и заряжена пространством».

    Не исключено, что истоки пространственного мышления Анатолия Омельчука – в особом отношении к времени человека, много лет живущего на Ямале с его незакатным солнцем: «Кто переживал полярный день, полярные дни, полярные месяцы, знает, как трудно понять – который час? Утро или вечер? Время растворяется. Время отступает».

    С пространственностью мышления связана одна из главных тем «Книги Ямала» – тема освоения Севера. К теме этой у него есть традиционный, характерный для его творчества подход: освоение Севера и в целом Сибири предстает у него как результат деятельности особой породы людей, которых отличает «неудержимая тяга к странствиям по труднодоступным местам». Жизнь первопроходцев немыслима без путешествий и экспедиций, итогом которых, помимо открытия земель, нередко являются книги – записки, дневники, корабельные журналы и другие свидетельства человеческого подвига. Таковы, например, книги Николаса Витсена («Северная и восточная Тартария») или Франца Белявского («Поездка по Ледовитому морю»). В наше негероическое время такие герои и книги выглядят вроде бы несовременно, но они подтверждают тот факт, что времена проходят, а связь человеческих поколений остается.

     

    СВЯЗЬ ВЕРЫ И ЭТНОТЕРПИМОСТИ

    В историю многовекового (XVII – XXI), более того, многотысячелетнего освоения Севера с особой любовью он вписывает те страницы, которые посвящены эпохе «Великого Освоения» – 1970 – 1980 годам. Для него это не «социалистический колониализм», не только и не столько «грязь, пот, нервы, помноженные на масштаб дел, на суровую специфику края», сколько – и прежде всего – красивое время красивых людей, эпоха настоящих мужчин.

    Трудно не согласиться со словами Анатолия Омельчука о том, что с 1974 года Ямал кормит страну, и он уже с лихвой перекрыл все свои, начиная с 1595 года – года основания Обдорска, долги перед Россией.

    В «Книге Ямала» вместе с тем особенно значимыми для автора становятся те аспекты освоения Севера и всей Сибири, которые позволяют понять его как «русское движение “встречь солнцу”» в его географическом, планетарном и духовном смыслах. Омельчук пишет об особой культуре русских первопроходцев, людей по преимуществу православных, с их верой в то, что всякий человек – дитя Божье. На современном языке это называется связью веры и этнотерпимости.

    Исключительное место в «Книге Ямала» занимает история первого на сибирской земле святого Василия Мангазейского. Его мученическая смерть в начале XVII века явилась предвестием того, что путь русского человека в Сибирь – крестный путь, что Сибири суждено стать российской Голгофой, что она, особенно в ХХ веке, примет миллионы невинных страдальцев. Вместе с тем «дальний свет Мангазеи» свидетельствует и о том, что Сибирь с ее бесконечными пространствами – не только Голгофа, но и православный храм, в котором, начиная с XVII века, непрерывно свершается богослужение.

     

    КОНСТАНТА СВЕТА

    Нельзя не сказать и о тех поистине удивительных страницах «Книги Ямала», где о газовиках и нефтяниках, рабочей гвардии Ямала ХХ века, говорится: «Не дырки в земле они бурили, а докапывались до Бога, обретая оправдание своей жизни…»

    В сущности Великое Освоение 1970 – 1980 годов оказывается в «Книге Ямала» всё тем же крестным путем русских «встречь солнцу».

    Север с его полярной ночью длиной в полгода приучает человека ценить свет, каким бы он ни был – «манящим светом звезды Полярной», «дальним светом Мангазеи», незакатным солнцем полярного дня, сиянием июльской тундры, «воспаленным багрянцем» тундры осенней, жарким светом огненных ямальских недр или светом буровых вышек. Парадоксально, но факт: свет (солнечный, звездный, лунный, огневой, рукотворный электрический и т. п.) – одна из констант художественного мира Анатолия Омельчука, он любит о нем писать.

    О факеле, «огне неугасимом» Харасавэя, например: «грызя землю и мерзлоту, он рассекает полярную тьму». Об огнях Нового Уренгоя: «Многоцветьем сияли в полярном белом мраке постовые тундры – буровые вышки, а там, за леском, в небо поднимался огромный мощный сноп света».

    Поневоле согласишься с автором: «Ямал – благословенная, прекрасная земля!» Лишний раз убеждает в этом картина жизни тундры, календарь природы которой представлен в «Книге Ямала». Для постороннего и равнодушного взгляда тундра – безлюдное, безжизненное, насквозь продуваемое и отшлифованное ветрами пространство. Взгляд любящего открывает в ней иное: тундра – великое разнообразие, бесконечная изменчивость: «Мая особенно ждешь, снег стаял – своя прелесть, июнь наступил – тундра всколыхнулась, рвется к солнцу, всё расцветает мгновенно. Темп, конечно, в тундре свой, неторопкий, но день на другой не похож, чудо и только…» «Книга Ямала», кстати, как это ни покажется странным, по своей структуре подобна тундре с ее разнообразием и изменчивостью, похожей на изменчивость реки. «Природа, как река, течет», – пишет автор.

     

    И ПАТЕРИК, И ЛИМОНАРЬ

    «Книга Ямала» состоит из 98 очерков, рассказов, в том числе детских; интервью, сценариев и произведений других жанров, написанных в 1970 – 2000 годы.

    Византийские книжники и их последователи нередко сравнивали книгу с лугом, цветником, садом (вертоградом). Широко известны «Лимонарь» (луг духовный) Иоанна Мосха, «Вертоград многоцветный» Симеона Полоцкого, «Цветочки святого Франциска Ассизского». Лимонарями (греч.: лужок, луг, цветник), патериками и вертоградами называли сборники жизнеописаний, поучительных историй. Сначала это были истории о монахах-подвижниках, но со временем их религиозная направленность заменялась вполне светским настроением, как, например, в книге А.М. Ремизова «Лимонарь, сиречь луг духовный», созданной в ХХ веке. В основе таких сравнений книги и различных природных явлений – древняя метафора: мир есть книга, созданная рукою Творца, а книга – мир.

    Трудно сказать, оглядывался ли Анатолий Омельчук на древнюю традицию книжного искусства, но «Книга Ямала» вполне может быть названа книгой тундры: северным патериком или ямальским лимонарем, что, кстати, лишний раз подчеркивает тот факт, что в основе его творчества – интуиция пространства.

    Добавим, что уникальный сборник издан по решению редакционно-издательской комиссии ЯНАО, которую возглавляет заместитель губернатора Ирина Соколова. И его попадание в престижный шорт-лист всероссийского конкурса, в котором участвовало 203 издательства и 748 книг, безусловная победа не только самого автора, но и всего региона.

     

    Наталья Дворцова

    Фото Сергея ЧЕРКАШИНА

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...