-3...-5°C

16+
  • Археологам помогают инновации

    29.06.2013 02:01:47

    Археологам помогают инновации
    Новые уникальные методы поиска опробовали в Зелёном  Яру.

    Смотреть сквозь землю и получать объемное изображение артефактов – двум главным мечтам археологов суждено сбыться на Ямале.

     

    – Нашла, сережку нашла! – возглас девушки заставляет всех оторваться от кропотливой работы на раскопе. Наталья Комова, исполняющая обязанности заведующего отделом археологии Музея природы и человека из Ханты-Мансийска, в своих исследованиях специализируется на подобных украшениях. Однако признается, что вот так в руки на раскопе находка, предположительно из серебра и золота 12–14 веков, попадается впервые.

    – Это ориентировочно импорт из Волжской Булгарии или мастеров Прикамья, которые заимствовали технику декорирования, – выдвигает версию молодой ученый.

    Артефакт пополнит коллекцию нынешних находок в Зеленом Яру, куда ученые вернулись спустя годы после, без преувеличения, сенсационных находок. Приехали большим десантом и с инновационными технологиями. «КС» побывал в археологическом лагере вместе с сотрудниками департамента по науке и инновациям и Научного центра изучения Арктики.

     

    МАГНИТОМЕТР  НЕ  ТЕРПИТ  СУЕТЫ

     

    Прежде чем приступить к нынешним раскопкам, уникальную территорию обследовали томские ученые, применив метод магниторазведки. Он уже широко распространен в мировой практике. В США и Европе, как рассказала директор Центра коллективного пользования междисциплинарных археологических исследований «Артефакт» Томского государственного университета Ольга Зайцева, любые археологические работы начинают именно с него. В России существует всего два комплекса оборудования, предназначенного специально для археологов. Один у питерских ученых, применяющих его пока только в Украине, второй у томичей, закупивших магнитометры и специальные сканеры. Первые позволяют, не вскрывая грунт, «прощупывать» землю на наличие объектов, интересных для археологии.

    – Одна из задач, которая перед нами стоит, это определить размеры памятника, поскольку рельеф невыраженный и далеко не всегда понятно, что здесь может находиться, и главное – где. Исследования уже показали, что могильник большой и далеко не исчерпывается найденными ранее захоронениями, – прокомментировала Ольга Зайцева.

    Метод трудоемкий, для разведки территория разбивается на полигоны, каждый из которых ученые проходят с магнитометром, при этом длина шага не более двадцати пяти сантиметров.

    – Мы не можем делать шаг больше, поскольку рискуем пропустить тот или иной объект. На приборах фиксируются показания, которые затем заносятся в компьютер, где строится магнитограмма, – продолжает директор центра «Артефакт».

    Расшифровав ее, ученые имеют четкое представление о том, что скрыто от глаз. Картинка на компьютере, которую показывают томичи  в палатке, дает ученым четкое представление о предполагаемых объектах.

    – Вот это черное пятно – остатки постройки, в углу красные – бронзолитейный комплекс, вот это погребения, а это кострище, – показывает Ольга Зайцева.

    На то, чтобы обработать данные по участку в четыреста метров, потребовалось полдня. Но, замечает Ольга Зайцева, если бы пришлось просто копать, ушли бы месяцы, а на весь археологический памятник – годы.

    – И самое главное, что вы не копаете пустоту наудачу, – подчеркивает ученый.

     

    СЛУЧАЙНОСТЬ,  ОПРЕДЕЛИВШАЯ  СОБЫТИЯ

     

    А ведь именно удачей считает Наталья Фёдорова, заведующая сектором археологии Научного центра изучения Арктики, события 1997 года. Тогда на Ямале в рамках российско-американской экспедиции переобследовались все памятники. В Зеленом Яру было известно о стоянке «Горный Полуй», название которой дал ленинградский археолог Леонид Хлобыстин еще в 1976 году.

    – Мы сюда приехали, заложили шурф и попали на могилу. Нам страшно повезло, потому что рельеф здесь невыраженный, и меньше всего мы надеялись найти здесь погребение.

    Таким образом и был обнаружен могильник, ставший впоследствии очень известным. Вскрыв в 1999–2002 годах тридцать семь погребений, ученые пришли к мнению, что здесь хоронили только мужчин и детей. При этом для ученых выпала еще одна удача – хорошо сохранившиеся мумифицированные останки четырех детей и мужчины-воина. Причем мумификация носила естественный характер: сыграли свою роль  низкие температуры (по словам ученых, XIII век, коим датируется захоронение воина, это период похолодания). Сыграло свою роль в сохранности мумий и большое количество металла. Тело мужчины оказалось завернутым в бересту, специально выделанные шкуры и обложено бронзовыми пластинами. Датировку захоронения мужчины удалось установить по дереву, лежащему в ногах, – 1282 год, а палеоботаники по остаткам органики предположили месяц – август.

    Как отмечают специалисты, все захоронения в Зеленом Яру датируются двумя периодами: это 7–9 и 13 века нашей эры. Но этими находками значимость памятника не ограничивается. Наталья Фёдорова отмечает, для науки важна не только уникальная сохранность могильников, но и остатки бронзолитейной мастерской, существовавшей здесь еще за триста лет до захоронений:

    – Изделия средневековой бронзы находят в большом количестве на Ямале, есть просто роскошные вещи, но где и как их делали, совершенно неизвестно.

    Возможно, именно исследования нового сезона позволят пролить свет и подтвердить или опровергнуть версии ученых.

     

    НОВЫЙ  РАСКОП  И  НАХОДКИ

     

    Напомним, что новым исследованиям предшествовали переговоры с жителями поселка, которые в начале 2000-х выступили против археологических раскопок. У селян удалось найти поддержку, в том числе и благодаря Андрею Нестеруку, главе администрации Приуральского района, который участвовал во встрече ученых и селян. Сегодня специалисты, разбив палаточный лагерь, стараются не мешать жителям поселка.

    Нынешний раскоп «привязан» к предыдущему и составляет семьдесят квадратных метров, рассказал руководитель работ Александр Гусев, младший научный сотрудник сектора археологии Научного центра изучения Арктики.

    – Сразу же после снятия дерна мы обнаружили большое количество фрагментов керамики и развалов сосудов. Пока сняли только два «горизонта», так что работы еще только в самом начале.

    Среди интересных находок нынешнего сезона, помимо серьги, которую нашла Наталья Комова в день нашего приезда в Зеленый Яр, две бронзовые нашивки в виде рыб и еще одна серьга. Попалось большое количество фрагментов кольчуги, но плохой сохранности. В планах до середины июля работа с рядом захоронений, которые находятся в месте раскопа.

     

    ПРЯМАЯ РЕЧЬ

    – Зеленый Яр – одно из ярких мест региона, которое принесло и сенсации в научном мире, и общественное внимание. Раскопки здесь ведутся в рамках окружной долгосрочной целевой программы «Развитие научной деятельности Ямало-Ненецкого автономного округа в области археологии на 2012–2015 годы». Мы очень рады, что программа действует уже второй год, поскольку было очень непросто доказать, что Ямал обладает уникальными памятниками истории, которые интересуют не только местных ученых, но и российские и зарубежные научные центры. Ее реализация показала, что перспективы для деятельности ученых в регионе очень большие и есть необходимость продолжения на более высоком уровне с использованием новых технологий, – отметил начальник управления научной и научно-технической политики департамента науки и инноваций ЯНАО Дмитрий Замятин.

    ------------------------------------------------------------------------------------------

     

    Каждую из нынешних находок – и нашивки, и серьгу – томские ученые отсканировали ручным сканером, таким образом получив объемное изображение артефактов.

    А это мечта для любого специалиста:  видеть не плоскую картинку, схемы, фото и разрезы, а то, что раньше можно было вообразить или при удачном стечении обстоятельств изучить воочию, отправившись в тот или иной музей.

    Новые технологии создают эффект присутствия, но и это еще не всё. По словам Ольги Зайцевой, имея в арсенале такой материал, можно создавать копии артефактов, а при использовании Интернет-сети расширяется и круг пользователей информацией. Возможно, в будущем интернет-порталы музеев обзаведутся сервисами, позволяющими представлять артефакты из музейных фондов в 3-D формате.

    Технология сканирования «вещей» широко применятся за границей, но томские ученые готовы пойти дальше. Их инновационная идея – провести сканирование погребения и  выйти на его реконструкцию на компьютерном экране. И если получится – научный прорыв обеспечен: такого опыта в мировой практике еще нет.

    Вот и получается, что Ямал, предложивший томичам участие в раскопках, стал своего рода площадкой для инновационных технологий, которые используют представители центра «Артефакт».

    – Невозможно купить каждому научному центру аппаратуру на десятки миллионов рублей, которую к тому же должны обслуживать обученные специалисты. Наш центр получил своего рода карт-бланш: мы не стеснены в финансах, проходили и проходим стажировку, в том числе и за границей. Но условие таково, что такие центры должны работать на всю территорию страны. Мы получили оборудование в этом году, и предложение ваших ученых поучаствовать в исследованиях было первым. Зеленый Яр нами выбран не случайно, здесь уникальная сохранность, а в регионе есть программа долговременных исследований, – прокомментировала Ольга Зайцева.

     

    ОТ БАЛЬЗАМИРОВАНИЯ  ДО РЕКОНСТРУКЦИИ ОБЛИКА

     

    Мумия мужчины-воина хранится  в окружном Музейно-выставочном комплексе им. И.С. Шемановского.

    Как рассказал ведущий сотрудник лаборатории антропологии и этнологии Института проблем освоения Севера Дмитрий Ражев из Тюмени, удалось установить возраст и расовую принадлежность погребенного человека:

    – Это мужчина 30–40 лет, представитель народов, которые сегодня мы называем коренными. Однозначно причислить его к тому или иному народу невозможно, но это точно не монголоидная и не европейская расы.

    Чтобы сохранить уникальную находку, понадобилась помощь специалистов Всесоюзного института лекарственных и ароматических растений, в состав которого входит лаборатория при Мавзолее Ленина. Но ряд мер по бальзамированию оказался не столь действенным, как хотелось бы ученым.

    – Бальзамирование не позволило сохранить то лицо, которое мы видели первоначально, поэтому мы решили реконструировать облик с помощью современных технологий. Были проведены томография, воссоздание черепа в пластике, а затем графическая и скульптурная реконструкции. Также мы параллельно ведем генетические исследования, о них, я надеюсь, можно будет рассказать в будущем году, – прокомментировал Дмитрий Ражев.

     

    Екатерина Пшенцова

    kati-ks@yandex.ru

    29.06.2013

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика