-1...1°C

16+
  • Чёрные-чёрные мысли

    09.08.2012 13:38:41

    Чёрные-чёрные мысли

    Ревность и лютая ненависть к сожителю привела мать двоих детей на скамью  подсудимых.

     

     

    НОВЫЙ УРЕНГОЙ, 15 МАРТА 2011 ГОДА

     

    Возле гаражного кооператива стояла машина. На водительском сиденье безошибочно угадывались очертания человека в нелепой позе. Человек был определенно мертв: еще никому не удавалось выжить после контрольного выстрела в голову. Где-то поблизости должна была валяться гильза от «макарова», пожалуй, самого распространенного оружия российских киллеров. Примчавшимся на место происшествия полицейским осталось лишь констатировать смерть представителя грузинской диаспоры города, владельца одного из местных магазинов.

     

    Тем временем на сотовый телефон сожительницы убиенного пришла зловещая эсэмэска. Женщина прочла ее и… не поверила своим глазам! Нет, он не мог умереть так просто, не мог… Но что это? Бегущая строка по телевизору извещает о поиске свидетелей, способных пролить свет на убийство некоего гражданина. Неужели это всё-таки правда? Зазвонивший вдруг телефон застал женское сердце врасплох: на том конце провода раздался встревоженный голос сотрудника уголовного розыска, полицейский попросил собеседницу приехать в Управление внутренних дел…

     

    А там: слезы, причитания, участливые лица офицеров полиции…

     

    Что же теперь делать, как быть? Нужно срочно позвонить подруге: «Здравствуй… Случилось горе, мужа убили, одолжи пятьдесят тысяч на похороны!»

     

    Теперь скорее к его родне… Да, им уже сообщили о случившемся. Дядя убитого хватается за сердце. Дорого же ему обойдется это волнение! Мужчина еще не знает, что впереди его ждут полгода хождения по больницам. По радио звучит сообщение об убийстве. Теперь полиция ищет свидетелей уже и среди радиослушателей.

     

    Куда теперь? Домой? Нет, сначала нужно заплатить по счетам. Такси мчит женщину на другой конец города. А вот и тот, кто прислал зловещую эсэмэску. «Да, я помню, что должна тебе 50 тысяч…» Женщина старательно отсчитывает из денежной пачки купюры, взятые на похороны мужа. Всё, теперь мы в расчете? Да, ты справился, молодец, теперь исчезни…

     

    Чьи-то шаги за спиной… Незнакомый полицейский демонстрирует свои «корочки» и говорит очень неприятную фразу: «Гражданка, пройдемте со мной, вы подозреваетесь в организации заказного убийства!»

     

    Окровавленный «труп» в недрах уголовного розыска вдруг принимает вертикальное положение.

     

    МИКРОРАЙОН МИРНЫЙ. ДВУМЯ МЕСЯЦАМИ РАНЕЕ…

     

    Когда таксист Борис Ч. сажал в свой «Ниссан» ранее незнакомую Светлану Батаеву, он и понятия не имел, что скоро его жизнь круто изменится. Таксисты – народ болтливый, любят, крутя баранку, за жизнь поговорить. А у молодой пассажирки был как раз тот день, когда она нуждалась в собеседнике. Они разговорились. Она поведала о горестях неразделенной любви, он – о своем лихом прошлом. Немного призадумавшись, женщина вдруг спросила водителя, а мог бы он убить человека? Тысяч эдак за пятьдесят? Мужчина оторопел от такого вопроса. Потом сказал, что ему надо подумать. Они обменялись номерами телефонов и договорились созвониться…

     

    Что может толкнуть мать двоих детей на организацию убийства сожителя? Этот вопрос «Красный Север» адресовал сотруднице прокуратуры ЯНАО Светлане Белоус, представлявшей на процессе по делу Светланы Батаевой сторону обвинения.

     

    – Как пояснила сама осужденная, между ней и ее сожителем сложились неприязненные отношения. Светлана Батаева считала, что ее мужчина плохо содержит семью и уделяет мало внимания их четырехлетнему ребенку. Кроме того, потерпевший часто уезжал из города по делам, его месяцами не было дома и женщина начала подозревать, что тот изменяет ей. Да, она пыталась поговорить со своим мужчиной, но тот якобы отвечал ей, что это не ее дело. А потом она обнаружила на его телефоне смс-сообщения от других женщин, и это довело ее недовольство до предела. Ревность – страшное чувство… Как пояснила в суде сама осужденная, негативные эмоции нарастали в ней как снежный ком, постепенно она пришла к мысли об убийстве ненавистного человека.

     

    – А что сказал по этому поводу сам потерпевший? Согласился с такими обвинениями?

     

    – Он не пожелал участвовать в судебном процессе и представил письменное заявление, чтобы его показания были оглашены без него. Потерпевший считал, что достаточно хорошо заботился о семье и ребенке, и совсем не ожидал, что женщина, с которой он прожил семь лет, поступит с ним столь коварно. Здесь нужно отметить еще и то, что, с точки зрения потерпевшего, грузинский мужчина имеет полное право самостоятельно улаживать свои дела, и, если это нужно,  уехать из дома. Женщина же, с его точки зрения, должна не за мужчиной следить, а заниматься домом и детьми. В общем, потерпевший так и не понял, за что его чуть не лишили жизни, отметив, что не унижал свою сожительницу и не изменял ей. Он писал, что простил Светлану Батаеву, и просил не лишать ее свободы. Впрочем, и видеть ее он больше не пожелал…

     

    РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ

     

    – Итак, где-то в середине января таксист Борис Ч. получает предложение поучаствовать в заказном убийстве…

     

    – Да, поразмыслив, он согласился, и осужденная принесла ему газовый пистолет. Также она передала ему фотографии сожителя и рассказала о графике его передвижения по городу. Борис Ч. ушел со стволом, но вскоре перезвонил заказчице и сообщил ей, что из него невозможно убить человека. Таксист спрятал пистолет в сугробе возле одного из магазинов, Светлана потом забрала его оттуда.

     

    – На этом всё могло бы и закончиться…

     

    – Тем более что несостоявшийся убийца уже передумал участвовать в опасном предприятии! Он известил об этом Светлану Батаеву, но та была неумолима. Она постоянно звонила и отправляла своему новому знакомому эсэмэски, требуя выполнения заказа. В какой-то момент он спросил ее, за что же она так ненавидит своего мужчину, и та ответила: «Он изнасиловал мою дочь-подростка от первого брака». Впоследствии она пояснила в суде, что солгала, но лишь для того, чтобы не вдаваться в подробности семейной жизни. Недели через три Борис Ч. понял, что не сможет избавиться от назойливой знакомой, и обратился за помощью в уголовный розыск. С этого момента все действия Светланы Батаевой находились под пристальным вниманием сотрудников полиции. Суд дал им разрешение и на прослушивание телефона подозреваемой, и на ведение необходимых для следствия аудио- и видеозаписей. Борис Ч., в свою очередь, исполнял указания сотрудников УГРО. Так, он известил заказчицу о том, что нашел торговца оружием, получил от нее на покупку пистолета 30 тысяч рублей и чуть позже продемонстрировал ей полученный в угро макет «макарова». Встал вопрос: где убивать. Осужденная предложила сделать это в подъезде дома, но передумала, дескать, соседи услышат. За день до предполагаемой расправы таксист отправил заказчице смс-сообщение, поинтересовался, не передумала ли она. Та ответила, что не передумала и всё должно быть кончено уже завтра. Так что все доводы Светланы Батаевой о том, что на преступление ее спровоцировали сотрудники угро и Борис Ч.,  не выдерживают никакой критики.

     

    – Расскажите об инсценировке убийства.

     

    – Потерпевший до самого последнего момента не знал, кто готовит на него покушение, и благоразумно выполнял все предложения сотрудников угро. Мужчину поместили в салон его авто, полили веществом, имитирующим кровь, так что со стороны даже бывалый оперативник не отличил бы эту имитацию от настоящего убийства. Затем в дежурную часть поступило сообщение о стрельбе возле гаражного кооператива. Всё было организовано так, что утечка информации об этой операции угро была полностью исключена…

     

     – Как вела себя в суде Светлана Батаева?

     

    – Она плакала, заламывала себе руки, говорила, что раскаивается. Правда, в конце покаянной речи она всё же обвинила в случившемся Бориса Ч. и сотрудников полиции. Дескать, это они спровоцировали ее на преступление. После чего в искренность ее раскаяния уже не верилось.

     

    Суд учел исключительно положительные характеристики матери двух детей и, руководствуясь ст.64 УК РФ, назначил ей наказание ниже нижнего предела – четыре с половиной года лишения свободы в ИК общего режима. К моменту подготовки публикации он еще не вступил в законную силу и может быть обжалован.

     

    Сейчас органы опеки решают дальнейшую судьбу детей Светланы Батаевой. По словам нашей собеседницы, потерпевший с прошлогодней весны не интересовался  судьбой своего ребенка.

     

    Андрей Баландин

    09.08.2012

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика