-18...-20°C

16+
  • Интернет-услуги. Тормоза в подарок?

    22.02.2014 01:13:49

    Интернет-услуги. Тормоза в подарок?

    «Да вы шутите?» – не раз за последние дни спрашивали автора жители округа. А ведь я всего лишь хотел узнать, хорошо ли на Ямале работает Интернет… Судя по отзывам, для многих это стало весьма болезненной темой.

    На салехардском форуме посетителям есть что сказать. Им всегда есть, но в этом случае тема под тысячу страниц соврать не даст. А во время январских заморозков проблемы приобрели такой масштаб, что пользователи начали звереть.

    Обитатели Лабытнанги демонстрируют результаты тестов: на тарифе до 256 килобит в секунду действительная скорость скачивания в середине дня – 165 килобит. При измерении скорости до Надыма с помощью другого сервиса – 90.

    Жительница Яр-Сале, куда уходит часть салехардского трафика, жалуется, что даже на почту зайти не может: ждет загрузки уже полчаса. Цены в селе, к слову, такие же, как сейчас в окружном центре: за счастье медитации перед монитором пользователи ежемесячно платят по две тысячи рублей. Впрочем, к работе Сети собеседница относится с пониманием. Говорит, что супруг, который сам трудится в «Ростелекоме», объяснил: в Ямальском районе нет пока физической возможности обеспечить быстрый Интернет. Но подкованных вторых половинок на всех не напасешься.

    Действительно, с западной частью округа хоть что-то понятно: сидим на радиорелейных линиях (1 Гбит/с) в ожидании оптоволокна. Хоть сроки планируемого запуска «Северного оптического потока» пока не переносят. В «Ростелекоме» сообщают, что осталось от силы несколько километров, потом – обустройство пунктов регенерации сигнала. Мешает очередное похолодание, из-за которого не только «оптика» стынет, но и перекрыт зимник между городами.

    Но и жители муниципалитетов, куда оптическая магистраль уже пришла, могут всякое рассказать о сервисе. Избирательно жалуются на проседания скорости. Недовольные есть в Муравленко. В Тарко-Сале один из собеседников говорит, что его пятидесятимегабитное подключение работает без проблем, а другой, с линией на семь мегабит, констатирует: выдает она максимум пару. Причем проблемы, по слухам, есть и у тех, кто уже «пересел» с DSL на GPON, то есть оптоволоконную линию до квартиры.

    «Вчера оторвал и выбросил в мусорное ведро роутер «Ростелеком», – писал в ноябре один из жителей Губкинского. Этот город – отдельная история. Как мы уже писали, жители обратились в антимонопольную службу, посчитав тарифы необоснованно завышенными. Как раз проблемы, длившиеся не один месяц, и побудили горожан действовать. «КС» связался с Динаром Хабибуллиным, который вывел спор с компанией на официальный уровень.

    – Качество услуг у нас периодически бывало плохим: падала скорость, порой Интернет пропадал, – рассказывает учитель информатики и администратор нескольких сетевых ресурсов, посвященных жизни города. – Но в октябре-декабре перебои участились. Бывало, несколько дней подряд сеть практически не работала или работала плохо. И у меня было точно так же – тесты показывали сто килобит в секунду. Поэтому мы решили выступить с петицией: я написал текст и призвал голосовать всех, у кого такие же проблемы.

    Другие жители Губкинского Динара поддержали: обращение к компании подписали более четырехсот человек. Вдобавок он обратился в ямальское управление федеральной антимонопольной службы – по поводу большой разницы в стоимости тарифа по городам Ямала, других пользователей призвал писать жалобы в Роспотребнадзор. «Надеемся, цену снизят. Это ведь дискриминация: люди такие же зарплаты получают, но платим мы в разы больше», – говорит педагог.

    А скорость Интернета у него в квартире, меж тем, продолжает скакать. В январе была отличной, а вот в феврале уже возникали проблемы. Вызывает их, очевидно, оборудование в черте города, считает молодой человек: сеть по-разному ведет себя в разных микрорайонах и даже в соседних квартирах, подключенных по одной схеме.

     

    КАЧАТЬ ВПРОК УЖЕ НЕКУЛЬТУРНО

    Низкая скорость Интернета зачастую заставляет людей «впрок» скачивать столько контента, сколько им вряд ли может понадобиться, дополнительно нагружая слабые линии.

    Такое наблюдение сделал Александр Оболтин, коммерческий директор Ямало-Ненецкого филиала «Ростелекома».

    Жители вновь подключенных к «оптике» городов, как правило, пользуются новыми возможностями Сети по старой привычке, забивая информацией все доступные носители. Лишь со временем ситуация нормализуется – у пользователей формируется культура потребления. Те же фильмы (тсс, ни слова о пиратстве!) люди предпочитают уже не скачивать десятками и сотнями, а смотреть онлайн.

     

    САЛЕХАРД ПОКА НЕ ДОРОС

    Сильно влияет на себестоимость и обусловливает более высокие тарифы на Ямале, чем как на «земле» – стоимость строительства магистральных линий и количество населения, которое пользуется услугами на них.

    – Подключить город на 300-400 тысяч жителей оптикой, которая стоит полмиллиарда – а это цена участка линии от Надыма до Салехарда – и подключить город размером с Салехард это разные вещи, – поясняет Александр Оболтин. – Расходы одни, но абонентская база, период окупаемости совсем другие. «Ростелеком» и правительство округа прорабатывали проект субсидирования услуг по территориям, где мы никогда не выйдем на окупаемость – это малые населенные пункты, находящиеся вдали от инфраструктурных путей. Само правительство страны недавно инициировало проект предоставления ШПД абонентам населенных пунктов от 250 жителей и более.

    Разница в тарифах в различных городах Ямала также технологически и экономически обоснована и объясняется особенностью архитектуры телекоммуникационных сетей. Так, например, поскольку в Ноябрьске расположен зоновый транзитный узел связи, то компания не несет затрат на эксплуатацию зонового сегмента сети передачи данных в этом городе. Соответственно, себестоимость услуги ниже, поэтому и ниже тариф. В городах, куда уже пришел «Северный оптический поток», себестоимость услуги также снижается, так как при прежних затратах на эксплуатацию сети передается больший трафик. 

     

    РЫНОК СЫГРАЕТ ПРОТИВ НОЯБРЬСКА

    Как на претензии ямальцев смотрят в «Ростелекоме», мы попросили рассказать коммерческого директора окружного филиала.

    О проблемах губкинцев в конце года мы расскажем в одном из ближайших номеров: в городе чинили оборудование. А что с тарифами?

    – У нас изначально была позиция: тарифы будем снижать, – говорит. – Но уровня Ноябрьска ни один периферийный населенный пункт, скорее всего, не достигнет в обозримом времени. «Оптика» туда была построена давно, вышла на уровень окупаемости, в нефтяной столице серьезная конкуренция: чтобы удержать рынок, операторы готовы снижать цены. И всё равно ситуация придет к тому, что они подрастут до уровня рентабельности. Я убежден: многие провайдеры, которые работают в Ноябрьске, предоставляют услуги по себестоимости. А это значит, что нет средств модернизировать оборудование, строить дополнительные сети доступа – это ведь колоссальные инвестиции. На себестоимости развиваться нельзя. Уверен, что сейчас в Ноябрьске произойдет рост тарифов, позиции придут в норму. Тем не менее, в других городах мы планируем в этом году снизить цены.

     

    УБЕРИТЕ ОТ ЭКРАНОВ ДЕТЕЙ

    «Школьники испортили Сеть» – общее место. Но в случае с западом Ямала это еще и объяснение, почему в некоторые дни января Интернет в Салехарде жестоко страдал.

    С точки зрения работы линий погода влияет разве что на оперативность устранения аварий: тут морозы не доставляют особых проблем, заверил Александр Оболтин. Но вот узкие каналы не выдерживают пиковую нагрузку. Они – тот же Салехард и иже с ним – и так находятся на постоянном пике. А потому стоит лишь прибавить активных абонентов… Это и есть пресловутая «проблема школьников»: нагрузка на сотовые сети и сети передачи данных в дни актировок повышена. А поскольку трафик на два города и поселки распределяется динамически, добавочную нагрузку стоит суммировать по всем населенным пунктам, куда передаются данные, и страдать приходится всем вместе. Здесь, говорит собеседник, помочь салехардцам нечем – остается ждать.

    Много возникает проблем у абонентов и на «последней миле» – участке от узла оператора до квартиры абонента. На медных линиях на качество влияют они сами, канал подвержен возмущениям со стороны других линий связи, электромагнитных помех… Еще одно слабое звено – модем, рассказал коммерческий директор. Их сейчас производится множество и самых разных: производители стремятся сделать оборудование более доступным для людей. Но по той же причине не всегда контролируют качество продукции.

    – Мы сами порой, разбираясь с проблемами ямальцев, сталкиваемся с тем, что вроде бы модем работает как положено и все в нем в порядке. Но замена на другой такой же сразу демонстрирует совсем другое качество связи и показывает, в чем была причина сбоев, – разводит руками Александр Оболтин. – Так что сейчас цель нашей работы – свести к минимуму эксплуатацию медной инфраструктуры, по крайней мере, в городах, и максимально переключить абонентов на «оптику». Мы построили серьезную оптическую сеть во всех городах, кроме Салехарда. В Ноябрьске уже все капитальные дома обеспечены «оптикой», захватываем периферию, осваиваем малоэтажную застройку. Муравленко и Губкинский пока полностью не охвачены, в программе на 2014 год провести «оптику» во все капитальные дома. Новый Уренгой, Надым развиты в этом плане, там тоже практически не осталось неохваченных «капиталок».

     

    Данил КОЛОСОВ 

    kdv-ks@mail.ru

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика