-3...-5°C

16+
  • Как «одевают» ямальское волокно

    29.12.2014 02:06:00

    Как «одевают» ямальское волокно

    «КС» побывал на заводе, где производят «оптику», которая потом ложится в северную землю. «Большая оптическая стройка», объявленная этой осенью в Салехарде и Лабытнанги, близится к завершению. Как и планировалось, ее окончат до начала следующего года.

    Как сообщил директор Ямало-Ненецкого филиала «Ростелекома» Константин Третьяк, всё волокно в земле уже проложено, сейчас работы ведутся в зданиях. Итогом, уже информировал «КС», станет проникновение волокна вдобавок к уже охваченным домохозяйствам в три с половиной тысячи салехардских семей и полторы тысячи лабытнангских. По всему Ямалу цифры будут еще больше.

    – Возможность подключиться получат более 20 тысяч домохозяйств округа, – говорит руководитель филиала. – И это не конец, будем строиться дальше. Очень часто слышим упреки, дескать, не идете в «деревяшки». Но пока заложенных в бюджете средств хватает именно на такой объем работ.

    А откуда берется кабель, протянутый по тундре, улицам ямальских городов и в дома? Главный поставщик световодов, использованных для завершения «Северного оптического потока» и строительства внутригородских сетей, – завод «Инкаб» в Пермском крае.

    – Продукция устраивает нас по качеству и характеристикам, со сбоями не сталкивались, – поясняет Константин Третьяк.

    Сервисная компания, конечно, работает с пермяками не на монопольных правах. Уральские кабели использовались и при строительстве на востоке Ямала высокоскоростных сетей «Мобильных телесистем».

    – Мы осуществляем масштабные закупки в рамках федеральных контрактов, при заключении которых анализируем наилучшие предложения по оптоволокну на рынке как от российских, так и от зарубежных поставщиков. В нынешнем году при строительстве оптической сети МТС в ЯНАО использовалась «оптика» крупного российского производителя, базирующегося на территории Пермского края, – сообщили в межрегиональном филиале оператора «большой тройки».

     

    СОБРАНО У НАС

    В ходе пресс-тура, организованного для уральских журналистов, «КС» увидел, как производят оптоволоконные кабели, которые обеспечивают ямальцам выход в глобальную сеть. Правда, само волокно не изготавливают. Его «Инкабу» поставляет пионер отрасли – американская компания Corning, наладившая промышленное производство «оптики» еще в семидесятых. Сейчас она всем знакома другим продуктом – защитным стеклом для экранов Gorilla Glass.

    Стеклянная нить диаметром 250 микрометров пропускает огромные объемы данных, но очень хрупка и нуждается в защите. Ее и обеспечивают на заводе. Световоды прячут в самые разные материалы – полимеры, сталь, алюминий, укрепляют нитями из арамида (более известного под марками «кевлар» и «тварон»). Всё это можно увидеть и пощупать на входе в цех. И практически все компоненты «обертки», кроме проволоки, тоже импортные.

    – Мы готовы к сотрудничеству с отечественными заводами, если они удовлетворят наши требования. Но в России либо нет производства таких материалов, либо они недотягивают: для оптоволоконных линий требуется высочайшее качество, а ГОСТы на полиэтилены, к примеру, не менялись с семидесятых годов. Так что полиэтилен финский, полибутилентерефталат из Германии, диэлектрические прутки индийские, стальная лента – Китай... – перечисляет Дмитрий Гиберт, руководитель заводского отдела качества и наш экскурсовод. – Больше ничего китайского нет: качество, как вы понимаете, не всегда лучшее.

    Цена на всё это из-за колебаний курса, конечно, выросла, как и стоимость продукции для покупателей. На заводе поддерживают месячный запас сырья и заготовок, но рубль начал бить антирекорды гораздо раньше.

     

    ГРЫЗУНЫ ОБЛОМАЮТ ЗУБЫ

    Волокно начинает путь по ступеням техпроцесса в виде невзрачной белесой нити на небольших катушках – учитывая ее толщину, даже не удивляет, что на каждой такой намотано по 50 километров «оптики». Ее окрашивают, заключают в тонкие полимерные трубочки, которые затем обзаводятся дополнительной защитой. За этим процессом и следят гости, шествуя под яркими сводами – от начала линии, где с катушек, словно на каком-то швейном производстве, убегают разноцветные нити, до конца, где на барабан наматывается кабель в черной полимерной оболочке, перед тем несколько раз проехав по длинной ванне с водой.

    Шум агрегатов чуть стихает: мы в отделе технического контроля. Сюда же попадает вся продукция, причем не раз: после каждого производственного этапа световоды подвергают сплошной проверке.

    – Контролер проверяет затухание сигнала в волокне и другие характеристики вплоть до диаметра кабеля и качества намотки, для каждой операции это десяток параметров, – пояснил Дмитрий. Если контроль не пройден, в девяти случаях из десяти виновата длина изделия, уточняет он. Нужно было, к примеру, шесть километров, а получилось меньше из-за внеплановой остановки линии. С заказчиком согласуют изменения или изготавливают кабель заново, а «первую попытку» складируют и ждут – вдруг кому пригодится такой кабель.

    Всего «Инкаб» производит их около сорока разновидностей – от максимально защищенных магистральных, которые содержат и по десятку слоев, до внутридомовых абонентских. «Одежку» волокну, как и людям, подбирают исходя из условий, в которых будут использовать кабель, и пожеланий заказчика

    – Стальная лента защищает от грызунов, проволока – от промерзания, сдавливания или растяжения при прокладке в грунте, арамидные нити позволяют кабель подвесить: очень хорошо работают на растяжение, – комментирует Дмитрий Гиберт.

    А мне остается только пожалеть, что от тяжелой землеройной техники, не раз уже подводившей северных пользователей «оптики», спасения пока нет...

     

    ЗАЧЕМ ВОЛОКНО ПОДМОЧИЛИ

    Электромагнитных помех волокно не боится, зато влага на него влияет плохо – от нее стекло мутнеет. Соответственно, вода – первое, от чего надо спасать внутренности кабеля. С этой целью, помимо самой по себе изоляции, надежность которой проверяют высоким напряжением, применяются водоблокирующие ленты и нити, заполнение оболочек гидрофобным наполнителем, в том числе в несколько слоев. Процедуру в ходе экскурсии мы увидели не раз (и получили предупреждение, написанное, видимо, этим самым гелем: «Не испачкайтесь, не отстирывается!»). Протестировать качество защиты поможет стенд для проверки на водонепроницаемость. На нём небольшой отрезок готового изделия подсоединяют к шлангу, в котором создает давление метровый столб окрашенной воды. Цель – чтобы за сутки кабель не протек, а вскрыв «подопытного», можно узнать, насколько он был близок к этому.

    Это и многое другое происходит в испытательном центре – здесь проверяют механические характеристики новых конструкций и регулярно удостоверяются, что не начали подводить уже обкатанные. Собственный продукт тут не щадят: бьют, гнут, скручивают, прессуют... Оболочка кабеля для прокладки в канализации, оказывается, без вреда выносит давление 300 килограммов на десять сантиметров длины, а «грунтовые» держат до тонны. А вот проверка на устойчивость к растяжению. Экземпляр на стенде, судя по показаниям на пульте, терпит сейчас нагрузку в тонну – вдвое меньше предельной для этой конструкции.

    – Мы продавали кабели, выдерживающие максимально 7,5 тонны. Это для провешивания на длинных пролетах – они рассчитываются в том числе для работы при гололеде, – сообщает начальник отдела качества.

    Покидаем цех мимо второй линии, на которой изготавливают кабель для укладки в подъездах. Микромодули в нем сидят неплотно, перерезав в одном месте, в другом их можно извлечь – и завести в квартиры к абонентам. А маркировка изоляции – ноу-хау «Инкаба». Раскаленная плазма расщепляет молекулы полимера в пролетающем кабеле, наносимая следом краска проникает вглубь оболочки, и после охлаждения такую «татуировку» уже не сотрешь. До того как в 2012-м завод первым в стране наладил производство этого волокна, на рынке присутствовал только французский аналог. От него и отталкивались при разработке – выяснили, что не устраивает пермских связистов в зарубежном изделии, и исправили всё это в отечественном.

     

    РОСТ ПОПАЛ ПОД ПОЛИТИКУ

    В странах СНГ производителей оптоволокна не так много, всего около двадцати, говорит Александр Смильгевич, генеральный директор завода. Крупных – дюжина. «Инкаб», выпускающий шесть тысяч километров кабеля в месяц, работает со всеми главными игроками на рынке связи, а для «Вымпелкома» и МТС в этом году был безальтернативным поставщиком, выиграв федеральные тендеры. Правда, из-за того, что цены контрактов зафиксированы в рублях, а сам рубль в этом году ищет дно, у завода уже возникают проблемы. Благо у заказчиков удается найти понимание.

    – Этот год начался очень хорошо, был прогноз, что в пятнадцатом-шестнадцатом мы вернемся на пиковый уровень 2011-го, но сейчас с обострением обстановки и этими проблемами курсовыми... Когда 90 процентов материалов зависят от курса, это сказывается на цене напрямую. И если раньше оператор должен был построить сеть за одни деньги, то сейчас уже за другие, – оценивает ситуацию директор «Инкаба». А в перспективе, говорит он, надо готовиться и к экспансии с востока:

    – Китай очень серьезный конкурент. В России в год перерабатывается пять-шесть миллионов километров волокна, в Китае – 150 миллионов километров. Объем индустрии несопоставим. Пока в Китае огромный внутренний спрос и реализуются программы по прокладке волокна везде где возможно, они не смотрят вовне. Но рано или поздно с этими мощностями нужно будет что-то делать. И мы должны быть готовы к тому, что конкуренция будет усиливаться. Ясно одно – нужны инновации, новые продукты, комплексные услуги.

    А вот с перспективами импортозамещения всё туманно. Оборудование, сплошь зарубежное, за исключением вспомогательного (и именно с последним, признается директор, регулярно возникают проблемы), заменить пока нечем, материалы тоже. Впрочем, «Инкаб» ведет диалог с ведущими предприятиями российской нефтехимической промышленности. А в Саранске в наступающем году начнут производить волокно, хоть плановая мощность и не покроет потребностей всей страны. Вдруг выйдет не хуже, чем у Corning?

    – Очевидно, что это необходимо делать, чтоб не зависеть от колебаний курса, – констатирует Александр Смильгевич.

     

    В МОЛНИЕОТВОД ДОБАВИЛИ НАЧИНКУ

    По опорам высоковольтных линий в округе могут тоже протянуть кабель «Инкаба».

    Для знакомства с его производством мы покинули базу Пермской научно-производственной приборостроительной компании с ее режимными строгостями – там располагается первая площадка «Инкаба». Поездка завершилась за городом, по соседству с деревней Нестюково: здесь в ноябре открыли вторую.

    – Она решает три основные задачи – вынос логистики за пределы города, расширение мощностей и номенклатуры – объяснил гостям Александр Смильгевич, взявшийся лично показать хозяйство журналистам.

    На новой площадке располагается склад завода, сюда же планируется постепенно переносить производство из Перми. Строительство продолжается – в одном из помещений вместо пола пока еще земля. Но в завершенном цехе по соседству уже работает линия. Здесь выпускают оптоволокно, встроенное в грозозащитный трос. Подвесных кабелей в перечне изделий «Инкаба» хватает, но альтернативу такому предлагает всего одно предприятие в стране.

    – Если обычный кабель в огромном объеме потребляют разные операторы, да уже и не только они, то это вещь непростая, ее можно проложить только по ЛЭП, – поясняет гендиректор. – Нишевый продукт, но очень интересный и перспективный. Строишь линию – непременно протягиваешь грозотрос, а по нему можно еще и передавать данные. Получается выгодно строить протяженные магистральные сети.

    «Сердце» модификации кабеля, о которой нам рассказывают – сваренная из стальной ленты трубка с волокном, а защищает ее проволока. Первый, внутренний слой – из алюминиевого сплава, который эффективно распределяет тепло, отводя его от места удара молнии. Внешний повив, силовая основа линии, – из стальной проволоки, плакированной алюминием.

    Алюминиевую проволоку закупают в готовом виде, в планах наладить ее изготовление на месте. Стальную получают в заготовках. Их химически очищают, удаляя окислы и грязь; затем при температуре несколько сот градусов и под давлением более чем в полтысячи атмосфер алюминий, взаимодействуя со сталью на молекулярном уровне, надежно покрывает ее по всей длине.

    Проволока, как и намекает название, получается методом волочения, так что к следующему этапу двум металлам не привыкать. Хорошенько смазав, чтобы не повредить верхний слой, заготовку протягивают через фильеры, отверстия нужного калибра. При этом диаметр по сравнению с сечением исходника уменьшается до восьми раз.

    Дальше уже сравнительно просто – обернуть проволоку вокруг сердечника. Этим занята закрытая линия длиной 72 метра, элементы которой можно разогнать до 500 оборотов в минуту. Махина установлена на специально спроектированном фундаменте, поверх которого проложен внушительный слой материала, поглощающего вибрацию – в звукозаписывающих студиях он используется для изоляции, а здесь нужен, чтобы колебания агрегата не передавались конструкциям здания. Есть и вторая установка, более медленная, зато она может вить грозотрос за один проход, покрывая сердечник сразу двумя слоями.

    Сейчас продукт проходит аттестационные испытания в «Федеральной сетевой компании» – он должен прожить месяц на специальном стенде, где моделируются ветровая пляска и удары молнии. Тем временем, как сообщил Александр Смильгевич, предприятие уже ведет переговоры с «Управлением ВОЛС-ВЛ». Эта организация, напомним, занимается строительством магистралей на воздушных ЛЭП и нынешним летом заключила с округом стратегическое соглашение. 

    Данил КОЛОСОВ

    kdv-ks@mail.ru

    Фото автора

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика