-4...-6°C

16+
  • «Министр, говорите?..»

    09.07.2014 06:10:46

    «Министр, говорите?..»

    Почему директор рыбопитомника не верит в светлое будущее.

    На реке Сузгун в Тобольском районе завод по воспроизводству сиговых готовит личинку, которая потом, став рыбой, пойдет вверх по реке. Рыбозавод уже 55 лет занимается инкубацией икры и выращиванием личинок сиговых видов рыб.

    Накануне Дня рыбака мы побывали в Тобольске и встретились с почетным рыбоводом России, директором филиала ФГУП «Госрыбцентр» Тобольский региональный рыбопитомник» Александром Кугаевским.

     

    МУКСУНЬИ ЯСЛИ С 55-ЛЕТНИМИ ТРАДИЦИЯМИ

    – Сергей Александрович, скажите, какие объемы производства сегодня реализует ваш завод?

    – В этом году мы выпустили в водоемы в районе Ханты-Мансийска более 20 миллионов личинок муксуна. Дальнейшая цель – подращивание до молоди.

    Сегодня у нас два источника финансирования. Госконтракт, к сожалению, мизерный – на 2,6 миллиона личинок, стоимость контракта – 3 миллиона рублей. Есть второе направление – компенсационные мероприятия. Предприятия, которые, например, добывают гальку, строят мосты, еще как-то отрицательно влияют на рыбную систему, обязаны возмещать ущерб. Они размещают заказы по зарыблению.

    – Процент выживаемости выпущенной вами личинки высок?

    – В природе промвозврат (Когда личинка становится взрослой рыбой и готова оставить потомство. – Авт.) составляет 0,1%. То есть из тысячи отложенных личинок взрослой рыбой станет одна. Икринка лежит на дне и подвержена влиянию массы факторов, от биотехнических до естественных. Промвозврат нашей личинки – 1% и выше. Мы работаем в 10 раз эффективней.

    – Сложно подготовить личинку, которую уже можно выпустить в реку?

    – Это практически роды... Процесс начинается с заготовки производителя, получения икры, оплодотворения, доставки в инкубационный цех. Инкубация икры сиговых – 8 месяцев, личинку мы получаем в мае. И вот 8 месяцев женщины-специалисты ежедневно и еженощно стоят у этих аппаратов. Важен температурный режим, кислород, проточность, причем прочность на разных стадиях развития разная. Часть личинки погибает, часть икры попадает неоплодотворенная. Если бы этот отход оставался в аппарате, то отрицательно влиял бы на здоровую икру. Идет ежедневный отбор мертвой икры, это тяжелейшая работа, поверьте мне.

    – Насколько хорошо вы оснащены техникой?

    – У нас технологии и аппараты одни из лучших в России – наши традиционные. В подтверждение скажу, китайцы к нам 12 лет ездят, они заводы строят и делают копию нашего оборудования, ни немецкого, ни финского – а именно нашего. Мы же входим в состав Госрыбцентра, а Госрыбцентр – проектный институт, у нас много разработок, которые внедрены в производство: инкубационные стоки – наш проект, система отделения личинки от оболочки – наш проект. И многое другое… Да господи, нам же 55 лет! Предприятие, которое занимается муксуном, организовано 17 сентября 1959 года. Опыт имеется…

     

    ОРИЕНТАЦИЯ – СЕВЕР

    – Производство, которое будет налажено в Харпе, похоже на ваше?

    – Да. Проект разрабатывал Госрыбцентр. Там есть ученые, корректировщики и в обязательном порядке практики, в частности, я вхожу в экспертную группу. Мы этот проект критиковали, его согласно нашим замечаниям переделали, что дальше будет – пока неизвестно. В Харпе хороший водоем – прекрасный для муксуна. Если там очень серьезно отнесутся, то все получится.

    – Сегодня в нашем регионе есть возможность выращивать молодь?

    – Самый хороший пример – Абалакский рыборазводный завод, который когда-то был нашим. Там есть пруды – абсолютно управляемая акватория, которая заливается, удобряется, вредных факторов воздействия на личинку там практически нет, даже кормовую базу создают. Выход блестящий – до 60 процентов. Но это единственный пример на весь Обь-Иртышский бассейн. В Югре есть Зимний сор, он давно работает. Работает неплохо, но всё построено во времена Советского Союза, и там всё валится, сыпется, снова латается, в итоге – работает с перебоями. После 15 лет простоя мы впервые начали работать с рыбопитомником на Северной Сосьве. Пока итоги обнадеживающие – молоди много, рыба уродилась.

    Если говорить о перспективах, – то, чтобы муксуна всем хватало, надо выпускать 70 миллионов штук молоди в год. Мы в самые лучшие свои времена больше 20 миллионов молоди не выпускали. Для того, чтобы это все заработало, чтобы муксун возродился, надо пять таких заводов и рыбопитомников целую кучу.

     

    СТРАШНЕЕ ВСЕГО – ЭВОЛЮЦИЯ?

    – Сколько, по-вашему, лет должен существовать запрет на вылов рыбы, чтобы популяция восстановилась до удовлетворительных результатов?

    – А запрет не сохранит популяцию. В том, что муксуна не стало, виноваты не только браконьеры – это комплекс причин. Гальку на нерестилище заготовляли? Заготовляли! Сумасшедшие суда по речке ходят – кончают рыбу? Могу пояснить почему. Они хоть и поверху плывут, но от работы винта струя воды доходит до дна, и кормовая база травмируется, погибает, исчезает. Я могу еще 10 или 15 причин назвать.

    – Не хотите ли сказать, что муксуну вслед за тайменем прямая дорога в Красную книгу?

    – А почему нет? Ну запретят, от этого же рыба не возродится. Есть еще одна страшная вещь – это эволюция. В природе свято место пусто не бывает. Если не стало муксуна, то на его месте обязательно появится ерш, лещ – любая другая рыба, гораздо менее ценная. Как только она создаст свою мощную популяцию, муксуна станет придерживать – будет выедать его икру, личинку. Борьба за жизнь – штука сложная.

    Во всяком случае, динамика многих лет по муксуну, осетру, стерляди, нельме – всем этим ценным видам – отрицательная. Нужна каторжная работа в течение 6 лет, чтобы после этого только какая-то рыба начала заниматься естественным воспроизводством, а у нас только одни разговоры: «да нужен муксун, да ученые знают, что надо выпускать 70 миллионов молоди».

    Из своей многолетней практики я делаю вывод: государству это не надо. Доказательство простое: общеизвестный факт: Обь-Иртышскому бассейну надо 70 миллионов молоди, а госконтракт на 2,6 миллиона личинок… Вот и вся арифметика.

    – Ведь сейчас вопрос решается на министерском уровне. Почему сомневаетесь, что всё пойдет другими темпами?

    Зачитывает документ:

    – «В связи с резко увеличившейся потребностью выполнения компенсационных мероприятий, в том числе беспрецедентных, находящихся под личным контролем Президента РФ, вся планируемая продукция речных видов рыб: муксун, чир, пыжьян, пелядь в 2014 году изначально подлежат отгрузке на воспроизводство водных биоресурсов, коммерческая реализации предусмотрена только в отношении озерных гибридов». Красиво? «Все на воспроизводство»! От 3 ноября прошлого года этот приказ… Уже не соответствует велению нового руководства. Тогда руководителем Федерального агентства по рыболовству был господин Крайний, теперь Крайнего нет. Другой нам сказал, что личинкой зарыблять неэффективно. И 160 миллионов, которые мы в Ханты-Мансийский автономный округ личинками выпустили, оплате не подлежат, нас «кинули» на 30 миллионов рублей.

    Говорите, министр… Знаете, я здесь сижу 30 с лишним лет, и я, наверное, министров 8 или 9 пережил. Их главная задача – накормить людей рыбой. Основная рыба – в море, вот они ею и занимаются. А до нас редко-редко какое-то внимание сойдет. Может, ко Дню рыбака…

     

    Алсу ХАЙРЕТДИНОВА 

    alsu_x@mail.ru

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика