-9...-11°C

16+
  • Новая смена для Селькупской тайги

    24.03.2014 04:31:33

    Новая смена для Селькупской тайги

    Дефицит домашнего обучения национальным промыслам компенсирует педагог-энтузиаст.

    В выходные дни сорванцов из Красноселькупского приюта не удержать на месте! И не только их.

    Поселковые мальчишки готовы на всё, лишь бы отправиться в лес вместе Романом Филимоновым, педагогом дополнительного образования из творческого объединения учреждения «Лесовичок».

    – Приходится объяснять, что в кружке Филимонова занимаются те, кто живет в приюте, и дети из патронатных семей, – говорит Елена Бирюкова, директор Красноселькупского соцприюта. – Обижаются, конечно, ребятишки. А один мальчишка пришел записываться к нам самолично. Только бы участвовать в походах.

     

    КРУГЛЫЙ ГОД – СЕЗОН УЧЁБЫ

    Филимонов обучает ребятню всему, что необходимо в таежной жизни: охоте, рыболовству, ориентированию на местности. Благодаря ему жизнь приютских детей, большая часть из которых коренной национальности, течет по календарю таежников. Зимой – охота, подледный лов, летом – сбор трав, дикоросов, ближе к осени занимаются ягодами, грибами, большой рыбалкой.

    А что же родители, родственники будущих охотников и рыбаков? Где их вклад в воспитание достойной смены?

    – Основная часть наших подопечных воспитывается мамами, – объясняет директор приюта. – Поэтому для ребятишек из неполных семей выехать в лес – хорошая возможность приобрести полезные навыки. А мамочкам как приятно! У них появляется надежда и уверенность.

    Вспоминаю: в селькупских семьях водилось исстари, что если ребенок лишался или не имел отца, то о нем заботились старшие в роду мужчины. Но, оказывается, сейчас их чаще встретишь в поселках, чем в тайге. Как пояснили в отделе АПК и делам КМНС районной администрации, в настоящее время из тысячи с лишним взрослого коренного населения Селькупии лишь 276 человек занимаются дедовскими промыслами. Совсем недавно, на первое января 2014 года, таких было 333. Средний возраст – 45–55 лет. Вот-вот кто-то из таежников переедет в поселок в связи с выходом на пенсию, по другим обстоятельствам…

     

    ИЗ ДЕТДОМА – В ПРИЮТ

    Дело предков, скорее всего, точно смогут подхватить воспитанники Филимонова – некоренного северянина, но человека, для которого Ямал стал родным.

    – По специальности я биолог-охотовед, в свое время окончил Московский университет. В Красноселькуп приехал в семьдесят восьмом, работал по своей профессии, в охотинспекции, – объясняет Роман Александрович. – С 96-го перешел в систему образования.

    В глубинке хорошие специалисты на вес золота. И Филимонов как раз из таких. В межшкольных мастерских проработал девять лет мастером производственного обучения по вождению. Здесь бы и остался, наверное, до пенсии. Но потребовалась помощь детскому дому. Тогдашний начальник управления образования Фарида Шамратовна Серёдкина недолго уговаривала педагога.

    – Я понимал, что большинство местных воспитанников – коренные ребятишки, многие имели различные проблемы в развитии и учебе. Но и у них должно быть будущее, своя жизненная перспектива, – вспоминает Филимонов.

    Так он и стал заместителем директора по социально-трудовой адаптации. Потом пришло время выходить на заслуженный отдых. Но дома не усидел, принял предложение руководства местного приюта.

     

    НЕСКУЧНАЯ ТЕОРИЯ

    Филимонов сам разработал программу творческого объединения. Как правильно пользоваться печкой в охотничьей избе? Как выбрать место для костра или разместить груз в моторной лодке?

    Для «Лесовичков» теория нескучна. Мальчишки знают, что для охоты нужны лицензия и охотничий билет, а промышлять надо в определенные сроки. Они уже умеют ставить переметы на налима, чинить снасти, ориентироваться по компасу.

    – Летом был богатый урожай смородины. Все выходные пропадали с детьми в лесу, – с улыбкой рассказывает Филимонов, – компотов, варенья наготовили. А шиповника сколько набрали!

    В зимние дни ребятишки выезжали в тайгу с ночевкой. Близ Ондатровой речки установлен теплый балок, есть изба, обустроено место стоянки будущих рыбаков-охотников. Пацаны сами заготавливают дрова, топят печь, готовят еду. По тайге прокладывают тропы и учатся ходить по следу зверя.

    – Ярик Кагилев, Максимка Тупицын, уже совсем взрослый Николай Саргаев. Эти парни на лету схватывают знания, – заключает Роман Александрович, – многое умеют и могут. И удача от них не отворачивается. Так что будет кому идти в тайгу.

     

    «СЫН БОИТСЯ ПРОСПАТЬ ПОХОД»

    Ольга, мама десятилетнего Тимофея Круподёрова, воспитанника приюта:

    – Воспитываю сына одна. Пока Тимка был маленький, брала его в лес, по ягоды. При всём желании не смогу его научить мужским делам – охотиться, рыбачить… А он так рвется в лес! Сейчас пристрастился к рыбалке. На снегоходе нравится ему ездить, не самостоятельно, конечно.

    Дома мы в основном питаемся рыбой, олениной, лосятиной. А Тимошка, представляете, куропаток приносил домой после каждой поездки с Романом Александровичем! Летом щук ловил на спиннинг.

    Помню, когда он первый раз собирался на рыбалку с кружком, через каждый час ночью подскакивал: боялся проспать. Пришел в приют полседьмого утра. Мне звонят оттуда, дескать, зачем в такую рань ребенка отправила? А сынок потом признался: перевел будильник вперед, чтобы время быстрее шло.

     

    САМ СЕБЕ ОХОТНИК И ПОВАР

    Максимка Тупицын радости не скрывает – нынешней зимой добыл четырех куропаток:

    – Роман Александрович сказал, что птицу можно добыть без ружья и капканов. Я не верил. Оказывается, можно. Мы просто с другом поставили рыболовную сетку на кусты, и туда попали шесть куропаток. Четверых я первым заметил и вытащил из сетки. Еще мы в лесу делали «чопс». Это рыба по-селькупски. Нанизываешь на крепкий прут и печешь на огне. Вкуснятина! Тоже Роман Александрович научил.

     

    НАСТАВНИК СОРИЕНТИРУЕТ И В ЖИЗНИ, И В ТАЙГЕ

    Александр Евай, депутат Законодательного Собрания ЯНАО:

    – Несомненно, таких энтузиастов необходимо всячески поддерживать. Очень важно дать детям знания, которые не только помогут им заниматься исконным делом, но и выживать в нештатных ситуациях.

    У нас всегда практиковалось: если у ребенка нет отца, то мальчика отправляли к дядьям, племянникам, братьям. Там он становился помощником старших мужчин, учился ставить сети и силки, перенимал премудрости оленеводства и жизни в тундре.

    Лучше всего такие знания передаются в условиях стойбища. Но и тот подход, который применяется в Красноселькупе, хорош. Мы ведь должны воспитывать ребенка не только для жизни в цивилизации, но и учить его правильно пользоваться природными ресурсами. И при этом ориентироваться на местности, не терять самообладания в экстренных ситуациях.

    Вот, например, как укрыться в голой тундре во время пурги? Нужно поставить нарты на бок, укрепить их, при возможности окопаться в снегу. И ни в коем случае не бросаться искать дорогу – успокоится погода, тогда и к дому можно двигаться. А то бывают случаи, когда люди сбиваются с пути и начинают паниковать: по нескольку раз одно место проезжают – кружат без смысла, теряют силы, расходуют топливо на снегоходе. А нужно успокоиться, собраться с мыслями и дождаться окончания непогоды.

    Только опытный наставник подскажет, как запоминать дорогу по ориентирам, читать следы не только животных, но и техники. Такие жизненные знания крайне важны.

     

    Маргарита Пяк

    marg.pyak@yandex.ru

     

    Елена Миленина

    milenina@mail.ru

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика