-3...-5°C

16+
  • Обь вернула матери тело погибшего на зимнике сына

    03.08.2013 00:00:07

    Обь вернула матери тело погибшего на зимнике сына

    Но тюменка вернётся на Ямал, чтобы продолжить расследование.

     

     

    Майя Николаевна листает на планшете фотографии, у каждой – предыстория. Потом возвращается назад: «А ведь это наш последний Новый год…» На этих словах комок в горле перестает сглатываться.    И я плачу вместе с ней…

    Пять месяцев, день за днем, она ждала встречи с сыном. Вернее, с тем, что оставила от него могучая Обь, – чтобы до конца поверить в его гибель и проститься навечно.

     

    УЛЕТЕЛ НАВСЕГДА

     

    Трагедия на ямальском зимнике, которая привела к смерти Сергея Тымкива, зимой облетела всю Западную Сибирь, аукнулась кадровыми перестановками среди должностных лиц. Долго обсуждалась на страницах «КС»…

    …Пятница, 22 февраля. Сергей прилетел из Тюмени в столицу ямальской земли. В аэропорту его встретили представители компании «Спецстройинвест», в которой он работал. Обозначили пункт назначения командировки – поселок Яр-Сале.

    В тот роковой день погода противилась любым передвижениям. Из-за сильной метели было объявлено штормовое предупреждение. К вечеру разыгралась пурга, зимник Аксарка – Яр-Сале в шесть часов вечера закрыли. Но… пять груженных под завязку длинномеров во главе с трэколом всё же вышли на ледяную трассу. По данным следствия, говорит мама Сергея, шоферы уговорили сторожа на КПП поднять шлагбаум.

     

    РАЗГИЛЬДЯЙСТВО И РУССКИЙ АВОСЬ

     

    – Да, это стало первым нарушением, – подтверждает Игорь Боркун, директор департамента транспорта и дорожного хозяйства. – Вторым – содержимое машин. Под утеплителем, а пеноплекс очень легкий, находилось по восемь биг-бегов цемента весом полторы тонны каждый, то есть 12 тонн груза на длинномер. Представьте, сколько весил полный состав колонны, вышедшей на лед?..

    Однако, даже несмотря на то, что тоннаж был в разы превышен, по словам директора ведомства, переправа должна была выдержать нагрузку. Потому что под проезд транспорта отводится самое прочное место, которое регулярно исследуется…

    Но водителей сбила метель. Дорогу перемело, и они свернули в сторону от накатанной трассы более чем на пятьдесят метров. Лысый лед, подмываемый сильным течением, оказался слишком тонок в одном месте. Там как раз оказалась четвертая машина колонны, которую вел Рамиль Галеев, а пассажиром был Сергей Тымкив. Треск раздался неожиданно, ледяная купель поглотила автомобиль за считанные секунды. Мужчины, находившиеся в кабине, очутились на 23-метровой глубине… И 22 февраля стало датой смерти, одной на двоих.

    – Никто не снимает вины с подрядчика, – заключает Игорь Федорович. – Странно, что работодатель выпустил в рейс при таких погодных условиях. Но всё же главная вина лежит на самих водителях и том, кто открыл им проезд на дорогу. По сути, причиной трагедии стало стечение обстоятельств. Вывод один: разгильдяйство и авось. Сторож на КПП уже понес ответственность – как дисциплинарную, так и административную. Кто еще попадет под наказание, решит следствие.

     

    ПОКА НЕ СОЙДЁТ ЛЁД

     

    Тело Рамиля Галеева подняли довольно быстро, «КС» подробно писал об этом (№ 20 от 9 марта). Отыскать тело Сергея Тымкива оказалось сложнее. Лишь полторы недели назад его нашли местные рыбаки. О находке тут же сообщили родным.

    – Пока мы искали Серёжу, я пережила инсульт, – чтобы слушать Майю Тупикову, его маму, с которой мы встретились в салехардской гостинице, мало уже трех носовых платков.

    Поисковая история напоминает ей адское испытание. Кошмар начался в марте, когда водолазам удалось найти только тело водителя. Майя Николаевна, как любая мать на ее месте, рассчитывала, что спасатели продолжат работы:

    – Однако 12 марта ООО «Северспецподводстрой» решило прекратить поиски моего сына – до того, как сойдет лед. Объяснили тем, что его, видимо, затянуло на большую глубину, а водолазов с допуском на погружение более 20 метров нет…

    Узнав об остановке, родные пришли в ужас: течение может отнести тело Сергея настолько далеко, что он навсегда останется пропавшим без вести.

    – В истерике я просто не знала, куда мне бежать, – вспоминает собеседница. – Просила генерального директора «Спецстройинвеста» Алексея Аксенова, чтобы нашел водолазов, чтобы хоть чем-нибудь помог. Он оказался очень хорошим человеком. С тех пор, как случилась беда, он стал нам как родственник. Брал все затраты на себя, звонил, узнавал как дела. Я очень ему за это благодарна. Вместе с нами он ездил в Аксарку. Был на месте, где затонула машина…

     

    ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС

     

    …Неподалеку от поселка Чапаевск, примерно в 15 километрах от места трагедии, недавно рыбаки нашли тело. Пять месяцев в воде не прошли бесследно. По словам матери, опознавать тело пришлось по фотографиям его фрагментов. Впрочем, это просто дань обязательной процедуре. В кармане утопленника лежали паспорт и билет на Ямал...

    Он здесь не останется. Однако увезти его на родину оказалось не так-то просто.

    – Почему в городе, который зовется окружной столицей, нет специалистов, умеющих делать цинковый гроб и его запаивать? – голос собеседницы снова начинает дрожать. – Он и так намучался. А тут абсурд: в лабытнангской колонии могут сделать гроб, но в Салехарде некому его запаять… Пришлось с ним прокатиться на ту сторону Оби на пароме…

    Лишь после этой изматывающей поездки пришло время тюменцам, матери и сыну, отправляться домой, в Тюмень. Так, спустя пять месяцев, командировка на Север для Сергея завершилась.

     

    ЧТО ДАЛЬШЕ?

     

    Однако похороны – не последняя точка в этой истории. Майя Николаевна намерена найти виновных в смерти сына, ради этого готова кардинально изменить свою жизнь:

    – Я хочу бороться. Переезжаю жить в Салехард, уже нашла работу, буду преподавать химию и биологию в школе. И стану ходить по судам. Хочу, чтобы халатность и безответственность, приведшие к беде, были наказаны. Он ехал на абсолютно безопасные работы, в машине был всего лишь пассажиром, но погиб. В тридцать лет, оставив годовалую дочь… Кто за это ответит? Всё, что я увидела в уголовном деле, это набор каких-то пустых, по сути, бумаг. Бредовое, похожее на лепет ребенка, объяснение сторожа с КПП, о том, что его попросили открыть проезд, и он его открыл. Всё списали на несчастный случай и сделали виновным погибшего водителя Галеева. Нет опроса водителей впереди идущих машин. Почему? Почему мой сын не сел в трэкол, а поехал на груженой фуре? У меня очень много вопросов, ответов на которые я буду добиваться у следствия.

     

    К СВЕДЕНИЮ

    Водители поблажек не дождутся

    Старожилы не припомнят, чтобы на зимнике Аксарка – Яр-Сале люди гибли в феврале, когда толщина льда самая максимальная…

    Сразу после трагедии с тюменцами на обской переправе поставили весы. Взвешивать, соблюдать дистанцию – требования исполняются строже.

    – Отговорка «тороплюсь» больше не действует. Февральский случай стал жесточайшим уроком для всех, – заверили «КС» в департаменте транспорта и дорожного хозяйства ЯНАО.

     

    Камиля Топаллер

    ks.topaller.ru@yandex.ru

    3.08.2013

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика