-1...-3°C

16+
  • Тайны арктических широт

    17.01.2013 04:00:12

    Тайны арктических широт
    Русский Север переживает долгожданный ренессанс. Потеплела  не только земная атмосфера, изменилось само отношение человека к Арктике. Тот, кто видел себя покорителем природы, всё чаще задумывается о последствиях своих шагов, предпочитая безоговорочной урбанизации научные исследования и взвешенный государственный подход. Северный морской путь еще только готовится принять роль оживленной транспортной магистрали.  А в арктические воды уже уходят одна за другой экспедиции…

    2012 год стал той самой отправной точкой, с которой началась новая эпоха в освоении Арктики. В короткий промежуток времени произошла цепь важнейших событий: экспедиция научно-исследовательского судна «Профессор Молчанов», начало строительства морского порта Сабетта и детальное развитие идеи Северного широтного хода. И чем важнее каждое из этих событий, тем чаще у людей возникает желание обратиться к их истокам, вспомнить, с чьих шагов эти свершения начинались…

     

    ПРЕДТЕЧА СЕВЕРНОГО МОРСКОГО  ПУТИ

     

    История Ямала вот-вот избавится от очередного «белого пятна». Ученые института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета и краеведы Ямала, при финансовой поддержке сенатора Юрия Неёлова, намерены изучить и сделать достоянием широких масс один из самых удивительных фактов, связанных с освоением полярных территорий автономного округа. Благотворительный фонд «Север – наш» уже помог организовать поиск каравеллы Виллема Баренца, затонувшей в 16-м веке у Новой Земли. И вот – новая почетная задача…

    Нынче любой образованный россиянин знаком с историей приключений Ивана Крузенштерна, великого русского мореплавателя. Но мало кому известно, что и его потомки также пошли по стопам великого предка. Организованная ими научная экспедиция стала предтечей Северного морского пути, а завершилась она на Ямале при весьма трагических обстоятельствах.

    Рассказывает Валерий Степанченко, депутат Законодательного Собрания ЯНАО, председатель окружного общества краеведов «Обдория»:

     

    kruzenshtern

    – Эта удивительная история началась в 1862 году, когда Павел Иванович Крузенштерн, сын первого россиянина, совершившего кругосветное плавание, обратился в Морское министерство с просьбой помочь в организации необычной экспедиции. Будущий контр-адмирал планировал заняться гидрографическими исследованиями и выяснить,  возможно ли, стартовав на Печоре, достичь устья Енисея.

     

    По меркам того времени это была действительно опасная и трудоемкая задача, решение которой сулило северному судоходству большой подъем за счет увеличения товарообмена между Сибирью и Европой. Этот проект получил поддержку, но начальником экспедиции был назначен не сын великого мореплавателя, а его внук – Павел Павлович Крузенштерн, 28-летний офицер-гидрограф. Известно, что он участвовал в морских предприятиях с пятнадцатилетнего возраста и хорошо знал характер и природу экстремальных широт. Примечательно, что в это плавание он отправился на «Ермаке» – знаменитой шхуне своего прославленного отца, которая двумя годами ранее едва не прорвалась через Карские ворота в открытое море. Вторым судном экспедиции Крузенштерна-внука был полупалубный норвежский бот-яхта «Эмбрио»…

     

    ПОСЛЕДНИЙ  ПОХОД  «ЕРМАКА»

     

    По словам нашего собеседника, на данный момент научное сообщество имеет весьма общее представление о ходе этой экспедиции. Известно, что она стартовала 1 августа 1862 года от печорской деревни Куя, а уже через полмесяца, преодолев течения и скопления льда в Югорском шаре, путешественники вошли в Карское море.

     

    Дальнейшие события развивались по воле течения и ветра. Вскоре шхуна «Ермак» попала в ледовый плен, а вырвавшаяся вперед яхта «Эмбрио», не дождавшись товарищей, вернулась обратно. Начались морозы, шквальные ветры, снегопады. Шхуна получила вмятины и пробоины. Начальник экспедиции понимал, что, оставшись без судна, команда не сможет зимовать на льду. В конечном итоге он решил оставить погибающую шхуну и, взяв всё необходимое, двинулся к берегу.

    Недельный переход по льду едва не закончился гибелью команды, ведь последний отрезок пути отважным мореплавателям пришлось преодолевать… по воде на маленьких льдинках! Мокрые с головы до ног, они едва сумели развести костер и, возможно, уже прощались с жизнью, когда обнаружили, что высадились аккурат напротив ненецкого стойбища.

     

    – Это самая удивительная часть приключений команды Крузенштерна, – говорит Валерий Степанченко, – именно ямальские оленеводы спасли команду шхуны «Ермак», а семья ненца Сейча Сэротетто долгое время содержала и кормила этих отважных людей. Чуть позже Паднана Сэротэтто (младший брат Сейча) на оленях доставил путешественников к берегам Обдорска. Потом был полный приключений и смертельных опасностей переход через Полярный Урал, возвращение в Кую и новый переход на оленьих упряжках в Архангельск. Лишь после этого, оставив команду на зимовке, Крузенштерн вернулся в Санкт- Петербург…

     

    ЗА  ЧТО  ИМПЕРАТОР НАГРАДИЛ ОЛЕНЕВОДА

     

    По словам Валерия Ивановича, история сохранила не так много свидетельств тех далеких событий. Некоторые документы и предметы быта крузенштерновцев семья Сэротэтто бережно хранила более века! Многие подробности о ходе экспедиции можно было бы почерпнуть из автобиографического труда самого П.П.Крузенштерна. Но эта редчайшая книга была напечатана в позапрошлом веке в Германии готическим шрифтом. Для ее перевода нужен квалифицированный специалист…

    До сих пор не исследован и не введен в научный оборот тот исторический факт, что Сейча Сэротэтто стал единственным ненцем, награжденным в эпоху Александра II медалью «За усердие» для ношения в петлице на ленте ордена Святого Станислава и почетным кафтаном из Кабинета Его Императорского Величества. Не изучены и контакты Крузенштерна-внука с семьей своего спасителя, не собраны и не изучены предания рода Сэротэтто о тех событиях, хотя, зная культурные традиции ненцев, наличие таких преданий можно гарантировать.

     

    – Почти всё, что мы знаем об этой экспедиции, дошло до нас благодаря усилиям Геннадия Зайцева, научного сотрудника института гуманитарных исследований ТГУ, – говорит Валерий Степанченко. – Ямальцы знают Геннадия Степановича как одного из самых известных энтузиастов изучения истории родного края, создателя музея Ямальского района. Это он первым обратил внимание на малоизвестные факты, собрал имевшиеся на тот период свидетельства и записал воспоминания потомков рода Сейча Сэротэтто. Эти люди были тронуты вниманием, научным интересом Геннадия Зайцева и передали в музей ряд вещей, связанных с историей экспедиции. Ведет он переписку и с потомками Крузенштерна в Санкт-Петербурге, которые готовы участвовать в поисковой работе… А вообще, по большому счету, наша задача – не просто разобраться в перипетиях похода П.П. Крузенштерна. Гораздо важнее доказать  роль исторических фактов, семейных преданий в формировании национальной идеи, гражданского общества и толерантности его членов. Проблематика нашего исследования лежит в русле межэтнических отношений в полиэтническом регионе и обусловлена значимостью сохранения исторической памяти как основы межнациональной стабильности. Символично, что мы пришли к важности этой работы в канун 150-летия тех далеких событий и новых направлений в освоении Арктического региона и Северного морского пути.

     

    (На снимке вверху – шкатулка, в которой оленеводы Ямала хранили документы об экспедиции Крузенштерна.)

     

    Андрей Баландин

    Копию фото передала почетный гражданин Ухты Р.Л. Попова.

    severok2@mail.ru

    17.01.2012

     


  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика