-3...-5°C

16+
  • Тазовский: незаданные вопросы

    30.08.2012 02:58:38

    Тазовский: незаданные вопросы

    Здесь сложно жить, если не знать, что скоро всё изменится

    Нечасто нашего брата-журналиста заносит на край округа –  в Тазовский район. Даже если всего на два дня – хорошо! Сколько можно за это время успеть!

     

    Отщелкать пару тысяч кадров, сто раз промокнуть, замерзнуть, устать, проголодаться, не выспаться, восхититься, порадоваться, поговорить, понаблюдать, сделать выводы, записать вопрос в блокнот. И в конечном итоге полюбить еще один поселочек с характерцем, еще один кусочек ямальской земли с его природой, людьми, проблемами и надеждами.

     

    С  ЛИЦА…  НЕ  ПИТЬ?

     

    – Воду в чайник из крана не наливайте, она не питьевая, – сразу предупредила администратор в гостинице.

     

    Действительно, вода здесь, опровергая традиционные физические характеристики, имеет цвет и запах. Кто называет ее нефтью, кто кофе, расскажет позже молодой тазовчанин Сергей Бешенцев. Некоторые дома, большей частью новые, подключены к чистой воде. Основная же масса поселковых жителей пьет этот кофе с запахом нефти.

     

    КОМФОРТ  НЕ  ПРО  НАС

     

    Бросается в глаза, что в Тазовском строят много. На окраине поселка красуется новенькая поликлиника, в центре стоит типовая школа, каких по округу в середине двухтысячных выросло немало. На въезде в поселок – огромный детский сад. Стрела башенного крана кружит над корпусами будущего интерната. Вечером, в субботу, строители дружной толпой идут домой с работы. В воскресенье, с утра, на стройплощадках кипит жизнь.

    Поразительно много ярких современных магазинчиков. Есть новенькие двух-, трехэтажные жилые дома. Красный кирпичный дом в центре Тазовского местная молодежь называет «Тюменью». И действительно, он выглядит даже несколько чужеродно на общем фоне. Много недавно установленных детских площадок, даже во дворах старых домов. Контейнеры для мусора стоят в аккуратно отгороженных местах.

    Но всё это только усиливает гнетущее впечатление от запущенного жилого фонда. Большая часть домов обветшала и находится в таком удручающем состоянии, что с трудом поддается описанию. Из стен, даже со второго этажа, выведены наружу трубы. Из них вода льется прямо на цоколь, давно отошедший, заплесневевший, загнивший. Дома стоят в огромных лужах отнюдь не весенних вод. Канализацию по-тазовски можно назвать местной достопримечательностью.

    Стучусь в квартиру одного из домов на улице Пушкина. Дверь открывает молодая мама с ребенком.

    Узнав, что из газеты, имя она назвать не решилась. А о житье-бытье рассказала.

    В доме есть водопровод, подключена стиральная машина. Квартира уютная и теплая. Правда, канализации нет, вода убегает просто под дом. Унитаз при постройке дома тоже сочли архитектурным излишеством.

     

    – Ходим на улицу с ведрами, – не жалуясь, повествует хозяйка. Охотно делится перспективами: – Маткапитал получим, встанем на очередь как представители коренных малочисленных народов Севера или как молодые специалисты. Не узнавали еще, как лучше сделать. Вы на дом напротив посмотрите, вот он по-настоящему аварийный.

     

    Воду из-под крана в чайник здесь льют. Привыкли.

     

    – Больше десяти лет в Тазовском живем, – рассказывает жительница дома 6 по улице Кирова. «Тюмень» отгородила старенькие дома от взгляда проезжающих по центральной улице Пушкина. Дом построен в шестидесятых, ветхим и аварийным, по словам нашей собеседницы, не признан. Дыра в потолке, через которую черной галактикой зияет чердак, видимо, недостаточный признак убожества и запущенности. Как и почерневшие от времени косяки квартирных дверей.

     

    ХРАМ,  КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ…  КТО?

     

    На высоком холме, видимый почти отовсюду, строится в Тазовском храм. Очертания будущего здания уже угадываются. Рядом с красными кирпичными стенами, вознесшимися до уровня второго этажа, на подставке стоит купол. Со временем он будет венчать культовое сооружение.

    Второй такой же купол установлен на стареньком деревянном здании в поселке. На другой части строения висит табличка «Сантехника».

    Воскресенье. На строительной площадке – тишина. В отличие от «Яматы», которая работает, не разбирая будней и выходных, дней и ночей, православные строители храма праздник блюдут. Двойной: сегодня День строителя.

    Кто-то стирает в тазике и развешивает нехитрую одежду на солнышке, кто-то перебирает струны гитары. Здесь работают, здесь же, в вагончике, и живут.

     

    – Мы? Мы нелегалы, – честно признается седовласый Богдан. Срок – три месяца без права работы – уже выходит. Скоро домой, в Ивано-Франковск. За свою жизнь строил немало по России. Вахтой в соседней стране, выходит, работать выгоднее. Зарплату на руки строитель не получает – сразу домой высылают. Кормят.

     

    Стоя на солнышке, разговариваем о северной погоде, о южных овощах и фруктах. Из вагончика вкусно пахнет едой. По моей просьбе строители охотно несут документы на строительство:  проект, техническое описание, паспорт технического решения фасадов. Проект храма на 200 прихожан разработан в Кургане.

     

    – Нелегалы не дешевле. Просто они строят лучше и качественнее, – считает бригадир Андрей Олейник, находящийся в равном положении с подчиненными. – И не пьют. А сроки поджимают. Мы должны сдать здание 19 сентября.

     

    От храма вниз, к центру поселка, ведет примечательная лестница. Причудливые пролеты, деревянные ступеньки.  Пожалуй, она могла бы стать брендовым видом поселка, как знаменитая Потемкинская в Одессе. Если бы прямо над ней не свисали провода, которые  рукой можно достать высокому человеку.

     

    СОЛНЫШКО, РЫБКА, ТЕРЕМОК

     

    Сколько колясок в Тазовском! И, как водится, одна из ямальских проб-лем – детские сады – расцветает здесь буйным цветом.

    В семье Паровых Любови и Станислава двое мальчишек, двух и четырех лет. Бабушка работает. Нанимать няню  дорого – 80 рублей в час. Пока с детьми сидит папа. Потом будут просить неработающую родственницу…

    А Нина свою дочь Анжелину увозит в Антипаюту, там девочка ходит в садик. 148-е в очереди – шансов попасть в садик в ближайший год в Тазовском, можно считать, нет.

     

    ЗАКРЫТАЯ ОТКРЫТАЯ ПЛОЩАДКА

     

    Дети – развлечение для уже подросшей молодежи. А чем занимаются старшие школьники, выпускники ссузов и вузов, вернувшиеся домой после учебы?

     

    – Каток у нас есть, но он работает только зимой, – рассказывает Сергей Бешенцев, житель Тазовского. Молодой человек провел целую экскурсию для журналиста «КС», показал все до единого культурные и спортивные объекты. – Крытый. Его заливают этой непонятной водой, лед получается рыжий. Я ходил туда в школе. Потом, когда учился в Омске, занимался на огромнейшей ледовой арене. С тех пор желание посещать тазовский каток пропало.

     

    В школе-интернате появился нормальный спортзал. Летом построили открытую площадку. Отличная! Успел наш собеседник порадоваться, что можно будет мячик в кольцо покидать. Но она недоступна.  Действительно, подъехав, убеждаемся, что прекрасно оборудованная спортивная площадка закрыта на замок. Через сетку можно протянуть руку, потрогать качественное покрытие – очень ровное, слегка пружинящее. Не для молодежи окрестных домов площадка, говорят, строилась.

    Показал Сергей и открытую площадку, на которую приходят позаниматься ребята не то что из соседних дворов – из других районов. Детская горка, пара турников – вот и всё спортивное богатство, пользующееся спросом активной части тазовской молодежи.

    Есть спортзалы в детско-юношеской спортивной школе, в районном Доме молодежи. Построили лыжную базу, завезли инвентарь.

    Но летом всё закрыто, посетовал молодой человек. Нет молодежного кафе. Влюбляться негде!

     

    МЕСТО  ДЛЯ  ВОЙНЫ

     

    К реке людской муравейник обычно поворачивается самой красивой своей стороной, особенно если он расположился на высоком берегу. Совсем не то – Тазовский.

    Расцвет совхоза и рыбозавода пришелся на иные времена. Теперь здесь стоят строения, в которых с трудом угадываются склады, цеха, теплотрассы, транспортер, котельная, причалы. С годами они превращаются в груды трухлявого, живописно разваливающегося дерева. На этом месте снимать бы кино-апокалипсис – полусгоревшие сваи и дебаркадер создадут нужное настроение. Интересно, местные мальчишки играют тут в казаков-разбойников, прятки, войнушки?

    Городских туфель не жалко – они надежно облеплены толстым слоем песка. В поселке почти нет тротуаров, поэтому ходить приходится по обочинам дорог, глубоко втыкая каблуки в рыхлые протоптанные дорожки.

    На берегу пустынно. Вижу только двоих взрослых, мастерящих что-то из старого дерева. Семён и Илья, работники совхоза, чинят лодочный гараж, готовятся выехать на рыбалку.

    Коров всех пустили в расход несколько лет назад, рассказали они. Нет с тех пор тазовского молока в магазинах. Давно нет и зверофермы. Рыбозавод работает, но он находится чуть дальше. А здесь, на берегу глубокой судоходной реки Таз, высоком, с красивым спуском к воде, всё давно запущено и не по-хозяйски брошено.

     

    ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ?

     

    Бродя по Тазовскому, невольно прикидываешь: тротуары бы проложить, чтобы можно было на каблучках процокать во вновь открытое кафе. Разваленные теплотрассы подлатать, нависающие тут и там провода подтянуть, сделать грамотную разводку электросетей. Укротить трубы газопровода, беспорядочно опутавшие поселок.

    Здесь многое надо менять, благоустраивать, строить, сносить, высаживать, убирать. Тут невозможно находиться, если не создавать что-то на будущее для молодых. Не построить, например, спортзал, бассейн, кинотеатр, новое здание библиотеки. Зверофермой гордился район, рыбозавод был не из последних.

    Будет ли это всё? Когда? Что в ближайших планах администрации? Как развивается район?

    За десять дней до приезда мы обращались к главе Тазовского района Александру Иванову с предложением рассказать о вверенной ему территории. Отказа вроде не получили. Но и согласия тоже… Потом звонили еще – за три дня – и снова у руководства района не оказалось времени на разговоры с окружной газетой.

    Во время визита в поселок журналисту «КС» случайно встретился заместитель главы, руководитель аппарата. Пожурил, что пишем мало о тазовской земле. Пообещал сделать, что сможет, для встречи представителя редакции с руководителем района… С тем же результатом.

    Вопросы заданы. «КС» готов рассказывать о районе.

    А вы, Александр Иванович?

     

    Ольга Сытник

    30.08.2012

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика