-13...-15°C

16+
  • Трудная миссия «Профессора Молчанова»

    17.08.2012 18:01:33

    Трудная миссия «Профессора Молчанова»

    Пока «Профессор Молчанов» с экспедицией «Ямал-Арктика 2012» на борту движется в сторону Сабетты, «Красный Север» продолжает знакомить читателей  с планами и гипотезами ученых. Прямо скажем, добыть свежую информацию с борта научно-исследовательского судна сейчас очень непросто, сотовые телефоны участников экспедиции молчат, море штормит… Но всё же нам удалось связаться с ямальцами, находящимися на борту судна.

     

     

    ----------------------------------

    Потеплеет – не потеплеет?

     

    Существуют разные прогнозы по изменению климата как на Ямале, так и на всей планете в целом. Не все из них грозят  апокалипсисом, но какие из них верны, человек не ведает.

    Почему так происходит? Этот вопрос мы адресовали Геннадию Деттеру, директору департамента по науке и инновациям ЯНАО.

     

    ИТОГО НЕ ХВАТАЕТ...

     

    – В первую очередь,  из-за недостатка сведений, позволяющих построить  точную прогностическую модель. Так, весьма остро ощущается нехватка, а в некоторых районах и полное отсутствие постов мониторинговых наблюдений за свойствами ландшафтов. Практически отсутствуют пункты гидрометсети на полуострове Ямал и в устьевых зонах рек. Нет точек наблюдений за деградацией вечной мерзлоты. Отсутствуют специальные наблюдения и исследования территорий, затапливаемых во время половодий и паводков. Не ведутся и наблюдения за эмиссией метана углекислого газа.

     

    – Такое чувство, что проще перечислить то, что наука имеет в этой области …

     

    – В прошлые годы на Ямале были выполнены теплобалансовые, гидрологические и гидрохимические исследования. С учетом результатов нашей экспедиции они покажут динамику изменения гидрохимических характеристик исследуемой территории. Кроме того, имеются данные по абсолютному возрасту болот и скорости, с которой они накапливают торф. В дальнейшем это позволит оценить степень аккумуляции общего и техногенного углерода.

     

    – Геннадий Филиппович, вы можете привести пример из жизни округа, когда нехватка данных, за которыми отправилась экспедиция, ощущалась особенно остро?

     

    – А что мы вообще знаем о северных окраинах ЯНАО? У нас есть карты, откорректированные по состоянию на 80-е годы прошлого столетия. Их актуальность под большим вопросом, и это уже сказалось во время наших высадок на берег. Правда, по отдельным направлениям есть базы данных федеральных НИИ. Но представленные в них сведения несистемны, разрозненны… Одна из задач экспедиции – составить электронную базу данных, объединяющую сведения о состоянии сред на территории округа за все периоды наблюдений! Включение в нее информации, полученной нашей экспедицией, покажет состояние и тенденции развития экологии на Ямале. Пока это не случится, перед нами будет стоять вопрос: как в отсутствии информации о территории принимать решения по управлению ею?

     

    ПОСТРОЙКИ НА АВОСЬ

     

    – Да, нехватка данных ощущается всегда, когда речь заходит о малоизученных районах полуостровов Ямал и Гыдан, – продолжает Геннадий Деттер. – Вот вам простой пример: береговая линия моря, на ней нужно возвести какой-либо объект. Работы начинаются, но без  учета особенностей строения берега, связанных с режимами прибоя и наличием вечномерзлых пород. Такое строительство периодически приводило к плачевным результатам.

     

    В условиях острой конкуренции за освоение полярных регионов планеты эта ситуация неприемлема. Для того чтобы Россия смогла сохранить роль ведущей мировой державы, необходимы веские доказательства преимуществ нашего государства в освоении высоких широт. Это может быть выражено в лучшем обеспечении безопасной жизнедеятельности местного населения, установлении особых режимов природопользования и охраны окружающей среды.

     

    – А иностранные ученые проявили интерес к исследованиям, которыми занимается ваша экспедиция?

     

    – Безусловно, иностранные ученые и научные организации проявляют огромный интерес к процессам и научным исследованиям, проводящимся в Арктике. Они выразили свое желание присоединиться к нам. Однако состав экспедиции к тому времени был уже полностью укомплектован российскими учеными. Кроме того, возникла проблема, связанная с оформлением иностранцев. В этот раз они не вошли в состав экспедиции, но мы рассматриваем такую возможность в будущем.

     

    КУДА ИСЧЕЗЛА РЫБА?

     

    Помимо глобального потепления, ставшего ощутимым лишь в последние годы, есть явления, которые не могли не насторожить ученых еще на пике освоения северных территорий. К примеру, массовый замор рыбы известен Северу России еще с советских времен. В этом же десятилетии замор периодически достигал таких масштабов, что запах гниющей рыбы ощущался даже на борту вертолета, совершавшего облет реки.

     

    – Территория Ямала сильно заболочена, – рассуждает по этому поводу Геннадий Деттер, – и эта особенность сильнейшим образом влияет на формирование гидрохимического режима местных рек и озер. В зоне многолетней мерзлоты для большинства водных объектов округа характерен специфичный газовый режим. Он отличается пониженным содержанием растворенного кислорода, и это явление усугубляется перед вскрытием рек ото льда. Водные организмы, приспособившиеся к этим непростым условиям, находятся в жесткой зависимости перед стабильным содержанием растворенного кислорода. Но хозяйственное освоение водосборных территорий нарушает устоявшееся природное равновесие. Как известно, отправной точкой этого нехорошего процесса является загрязнение территорий, влекущее нарушение газового и теплового баланса, изменение химического состава почв и почвенно-растительного покрова. Так, на севере Западной Сибири уже с середины 80-х годов стали наблюдаться массовые заморы рыб на малых реках, имеющих сток с болот газопромысловых районов. А на территории «освоенных» болот стали возникать своеобразные «мертвые зоны». Как показали исследования, это было вызвано оттаиванием слоя вечной мерзлоты при прокладке дорог и возведении коммуникаций. В результате этого на поверхность стали выходить чрезвычайно ядовитые сероводородные и метановые газы, уничтожающие всё «живое» в радиусе не менее одного километра.

     

    ----------------------------

    Вездеходом По Шубе

     

    У ученых есть много теорий, объясняющих процесс глобального потепления на планете. Одна из них – сугубо ямальская. Ее «Красному Северу» изложил Андрей Лобанов, заместитель директора ГКУ ЯНАО «Научный центр изучения Арктики».

     

    – Хотя почвенный слой в Арктике крайне тонок, именно он во многом является детонатором глобального потепления, – говорит Андрей Александрович, – потому что именно под ним находятся колоссальные запасы гидратов, то есть газов, содержащихся во льду. Когда эти массы разрушаются, в атмосферу вырываются метан и углекислый газ в столь огромных количествах, что этого достаточно для изменения климата на всей планете. Поверхностный же слой почв отвечает за консервацию этих запасов. Таким образом, тундровые лишайники можно сравнить с шубой, которая спасает ее обладателя от перегрева. Если шуба цела – мерзлота не тает, не выходят в атмосферу и гидраты. Большую роль в этом процессе играют и микроорганизмы почвенного слоя, которые могут сами генерировать метан, а могут и разрушать его. То есть изучая процессы глобального потепления, нам приходится иметь дело со сложным живым организмом…

     

    – Изучив все эти процессы, вы надеетесь получить ключ к прогнозированию климатических изменений?

     

    – Наши цели шире. Работа, которую мы ведем, очень важна для рекультивации поверхностного слоя почвы. Раньше мы были заняты этим в связи с добычей нефти и газа. Но деградация почв связана не только с воздействием индустрии ТЭКа, она происходит и из-за выпаса на больших площадях тундры огромных оленьих стад. Совокупность всех этих процессов приводит к уменьшению защитного слоя почвы, и с этим нужно что-то делать. Считаю, что в наших силах сохранить хотя бы растительный покров. Мы должны выяснить, в каких естественных условиях происходит рекультивация почвы, какие растения могут латать бреши, пробитые в экосистеме, можем ли мы активизировать этот процесс, можем ли привлечь к сохранению пастбищ самих оленеводов – вот животрепещущие вопросы, ответы на которые хочется получить в ходе этой экспедиции.

     

    Андрей Баландин

    18.08.2012

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика