-2...-4°C

16+
  • Вместо нефтяных пятен – то куст, то озеро…

    13.10.2014 03:03:48

    Вместо нефтяных пятен – то куст, то озеро…

    Пока только пять подсказок «Гринписа» оказались верными. Зато нашлись другие нарушения.

    Данные общественных организаций, заявивших о массовых загрязнениях на Ямале, подтвердились лишь в малой доле. Но, досконально проверив лишь одно предприятие, работающее в округе, Росприроднадзор нашел даже больше проблем.

    Представители международной организации недавно сообщили, что в регионе выявлено около шестидесяти разливов нефти. Между тем предыдущая проверка показала невысокую точность предоставляемых данных…

     

    ДЕШИФРОВКА ДАЛА СБОЙ?

    «Гринпис» пишет в надзорный орган регулярно, говорит и. о. руководителя ямальского Управления Росприроднадзора Наталья Колесникова. Согласно сведениям российского крыла международной организации, нефтепродуктами залит едва не весь округ. Пусть даже абсолютное большинство предприятий в регионе – газодобывающие, а не нефтяные, то есть неоткуда браться таким колоссальным утечкам. Опять же о необходимом минимальном содержании информации договорились не сразу.

    – Мы работаем согласно закону: внеплановые выездные проверки проводятся в отношении конкретного юрлица и должны быть согласованы с прокуратурой. А она дает добро в том случае, если ущерб природе уже причинен или есть такая угроза. Чтобы это доказать, одного устного или письменного сообщения о «возможном» загрязнении недостаточно: необходимы координаты, фотоматериалы, иная информация, подтверждающая причастность конкретной организации к нарушению. Но зачастую «Гринпис» предоставляет ничем не подтвержденные сведения. Вступаем в диалог, просим дополнительные данные, которые подтверждают наличие загрязненных территорий. Сейчас нашли общий язык: если обращаются, то сразу прилагают координаты, описывают суть нарушения, – говорит Наталья Васильевна.

    В последний раз управление проверяло данные экологической организации в отношении четырех из пяти заявленных в обращении предприятий: «Газпром добыча Ноябрьск», «Газпром добыча Уренгой», «Газпром добыча Надым» и «Роснефть-Пурнефтегаз».

    – Не знаю, как они дешифровали снимки, – пожимает плечами Наталья Колесникова. – У первых трех предприятий вообще нет нефтяных месторождений. Соответственно, не подтвердился ни один факт. И в принципе не мог подтвердиться: по указанным экологами координатам нет даже нефтепроводов.

    До сдачи материала в печать получить комментарии в российском отделении «Гринпис» нам, к сожалению, не удалось.

     

    ДВОЙНОЙ ШТРАФ

    Что касается информации по «дочке» «Роснефти», у которой «Гринпис» насчитал более двадцати потенциально загрязненных участков, ее проверяли планово, с 1 по 26 сентября этого года. Предоставленным сведениям контролирующий орган уделил два дня.

    – Я лично вместе со специалистами Центра лабораторного анализа и технических измерений, которые производят отбор проб, с сотрудником прокуратуры объехала Барсуковское и Тарасовское месторождения, другие наши инспекторы – Новопурпейское, Комсомольское и другие лицензионные участки. Вместо нефтяных пятен порой встречали, к примеру, газовый куст – на Тарасовском месторождении совмещены лицензионные участки нефтяников и газовиков – или озеро, где даже близко не было источников нефтезагрязнения, – рассказала Наталья Колесникова.

    В итоге данные подтвердились только по пяти точкам.

    – Мы отобрали пробы почвы и воды, сейчас они обрабатываются на предмет определения содержания нефтепродуктов. Возбуждены административные дела, должностные и юридические лица будут привлечены к ответственности. Штрафы накладываются и на само предприятие, и на работника, ответственного за экологическую составляющую по должностной инструкции, – говорит и. о. руководителя управления.

    Основная часть загрязнений пришлась на земли лесного фонда. Согласно последней судебной практике, стоимость нанесенного им вреда подсчитывает уполномоченный орган субъекта либо прокуратура, куда Росприроднадзор перенаправит все материалы. Но для этого нужно дождаться результатов проб.

    – Что касается загрязнения водной среды – были выявлены и факты сброса, там в соответствии с нашими полномочиями мы рассчитаем ущерб, он будет выставлен в рублевом эквиваленте, и предприятие обязано будет его оплатить, – пояснила Наталья Васильевна.

    Ликвидировать последствия протечек нефтяники будут сами. Оплата административного штрафа не освобождает предприятие от того, чтобы устранять последствия. Так что они обязаны привести участок в состояние, пригодное для дальнейшего использования.

     

    ТРУБЫ НАЧАЛИ МЕНЯТЬ

    К «Газпромнефти-Ноябрьскнефтегазу», которое осталось непроверенным, контролеры не успели до снега. Поэтому нагрянут в будущем году уже планово.

    А итоги сентябрьской проверки подводить пока рано, говорят в ямальском Росприроднадзоре: предприятию дается время на обжалование актов реагирования, и в этом случае затем начнутся суды. Даже если добытчики согласятся с претензиями, на уплату штрафа у них будет два месяца. В общем, обобщить результаты можно будет не раньше ноября.

    – Причем каких-то специфических нарушений, характерных только для этого предприятия, нет: подобные встречаются у всех без исключения, просто у кого-то больше, у кого-то меньше, – дополнила Наталья Колесникова. – Надо даже отдать должное: если раньше в основном ТЭК был ориентирован на прибыль, то теперь, по нашим данным, многие вкладывают средства в модернизацию производства. Происходит масштабная замена труб, которые лежат с советских времен. Но в один день то, что строилось годами, не заменишь.

    Для того мы и работаем, чтобы выявлять экологические правонарушения, привлекать за них к ответственности, контролировать устранение. Но важно отметить: несмотря на действующий механизм санкций, основная задача управления – предупреждать совершение нарушения. По крайней мере, принимать для этого все зависящие от нас меры.

     

    НЮАНСЫ

    Закон толкуют так, что бюджеты тощают.

    «Роснефть-Пурнефтегаз», как уже упоминалось, проверяли не из-за жалобы «Гринписа», а согласно плану. И нашли немало.

    Проверка была комплексная, затрагивала все сферы природопользования. Зафиксированы самые разнообразные нарушения. В сумме их насчитали 63, в том числе разливы нефти, о которых не сообщали общественные организации. Где-то отсутствовала необходимая документация, где-то в ходе работ отклонились от проектных решений… Или неверно применили понижающие коэффициенты при расчете платы за негативное воздействие. Чтобы не переплачивать. Такое тоже характерно практически для всех предприятий.

    – Захоронение отходов бурения стоит дорого, перерабатывают их мало где. В полном объеме вносить за это плату никто экономически не заинтересован – суммы огромные. За прошлый год мы выявили примерно 130 миллионов рублей недоплаты в бюджеты всех уровней.

    Назвать «героев»? Почему нет: «Газпром добыча Ноябрьск», а с «Газпром добычей Ямбург» мы до сих пор судимся – они считают, что не должны платить. Основная причина – неоднозначное толкование предприятиями существующих требований к произведению расчетов. В этом году аналогично: что ни проверка, практически везде неверная трактовка закона. Тот же «Пурнефтегаз»: более ста миллионов за отходы бурения в результате неправильного применения понижающих коэффициентов. «Инвестгеосервис» – то же самое, «Арктическая газовая компания», «Сервисная буровая компания»… В общем, проще пересчитать по пальцам тех, кто добросовестно за всё платит, – констатирует Наталья Колесникова.

     

    Данил КОЛОСОВ

    kdv-ks@mail.ru

    Фото предоставлено Управлением Росприроднадзора по ЯНАО

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика