ОБЩЕСТВОКупите смартфон – получите 1000 рублей на баланс от Мотив ОБЩЕСТВОВ Ямальском районе запускают школу для грамотных родителей СПОРТСалехардцы пробегут «Кросс нации» НОВОСТИКак живут бездомные в Салехарде: ноль алкоголя и посильный труд ЖИЛЬЁСтарые снесут, новые построят: ноябряне отмечают новоселья НОВОСТИГаз станет основным источником энергии на ближайшие 50 лет ОБЩЕСТВОНа Ямале обсуждают меры по ограничению продажи алкоголя НОВОСТИБюджет Ямала пополнился почти на 20 миллиардов рублей ЖИЛКОМХОЗНовоуренгойская многоэтажка прославилась на всю страну ПРОИСШЕСТВИЯЖительницу Тарко-Сале подозревают в убийстве мужа НОВОСТИИзвестно, когда пойдет последний паром Салехард – Приобье ОБЩЕСТВОЮным ягельчанам подарили замок ЭКОНОМИКАВ Надыме ждут первую осеннюю ярмарку тюменских производителей ЭКОНОМИКАВласти ЯНАО анонсировали повышение зарплат бюджетникам ПРОИСШЕСТВИЯДовели до абсурда. Как подвыпившие сельчане удирали от полицейских через окно КУЛЬТУРАХудожники из Тюмени и Петербурга влюбились в утренние туманы шурышкарской земли КУЛЬТУРАВ музыкальных школах Ямала расчехляют новенькое оборудование, а в Тазовском появится кинозал ОБЩЕСТВОСудьбу первого салехардского фонтана решат горожане СПОРТЯмальский спортсмен вместе со сборной России победил на чемпионате мира по пожарно-спасательному спорту ОБЩЕСТВОНа Ямале выбирают социальный проект года НОВОСТИПервый фестиваль ямальской шишки: как это было НОВОСТИСнегопад признан уважительной причиной для неявки на работу НОВОСТИКрасавица с Ямала получила титул Miss the Sustainability на международном конкурсе НОВОСТИВ трех ямальских городах переизберут мэров НОВОСТИНовоуренгойскую многоэтажку «подперли» дощечкой

3...5°C

Конкурс Живем на севере
16+
  • Вождь племени печатного слова

    15.07.2015 17:15:05

    Вождь племени печатного слова

    Учитель, журналист, легенда: как судьба вела талант к вершине.

    Сегодня, 15 июля, редактору окружной газеты «Няръяна Нгэрм» Хабэче Яунгаду исполняется 65 лет. Персональная фотовыставка «Ямал не белое безмолвие», которая открывается  в МВК имени  И.С. Шемановского, покажет, что на сердце  у юбиляра... 

    У этого невысокого улыбчивого человека статус легенды ямальской журналистики и несколько имен. Родное – Хабэча Хываревич. Ближе по звучанию на русском: Фёдор Константинович. Для своих – дядя Федя.

    История его жизни известна, но, как в любимой книге, у каждого из его многочисленных друзей и знакомых в ней есть особенно интересные места.

     

    ПЕРЕЕХАЛ  ПОДАЛЬШЕ  ОТ  КОСТЛЯВОЙ

    Детство вождя племени морских ракушек, родившегося у пролива Малыгина в Ямальском районе, прошло рядом с поселком, который известен сейчас всему свету – Сабетта.

    Ненцы не дают ребятишкам имена ради звучности. В них закладывают некую информацию, своеобразный код для посвященных. Так и Хабэча обозначает на ненецком языке «воскресший из мертвых». Реанимировала младенца двоюродная бабушка Нене.

    – На свет мертвым появился и не оживал, – окунулся в воспоминания собеседник. – Родные, горюя, положили меня на оленью шкуру у входа в чум, задумывали уже похоронить. А бабушка, узнав, в чем дело, примчалась, взяв наших идолов, костяные иглы, что-то еще, и начала возвращать меня к жизни…

    Вскоре раздался крик малыша. Сработало! Однако чудесное воскрешение предопределило детство мальчика. По ненецким обычаям ребенок, которого спасли из лап смерти, принадлежит «другому чуму». У родителей нельзя ему оставаться, иначе вновь придет «костлявая».

    Вот так будущий дядя Федя стал воспитываться у своей спасительницы бабы Нене и деда Илко.

    Кстати, Фёдором его назвали уже учителя в школе-интернате, где ненецким воспитанникам давали аналог русского имени. Имеющее греческие корни и означающее «дар Божий», оно оказалось созвучным с «воскресшим из мертвых» – Хабэча.

    – О том, что мои настоящие родители живут в соседнем чуме, узнал только после службы в армии. Они и все вокруг молчали об этом, чтобы я спокойно рос и не чувствовал себя обделенным…

    Жизнь шла своим чередом. Отучился в Салехардском педагогическом училище, отслужил в армии и устроился учителем начальных классов в санаторно-лесную школу. Параллельно продолжал образование в Вологодском пединституте.

     

    НА  КОНУ  –  ПАРТБИЛЕТ

    Однажды раздался звонок из окрисполкома: Яунгада приглашает на беседу заведующая орготделом Александра Якушева. Как оказалась, молодого, грамотного ненца решили взять инструктором в исполком.

    – Сначала от должности отказался, – пожимает плечами дядя Федя. – Когда через несколько дней предложение прозвучало опять, я заупрямился. Тогда Александра Петровна достала из стола свой партийный билет, подняла и говорит: «Молодой человек, вы в армии стали коммунистом, если не будете слушаться нас, то можете потерять партбилет»…

    Послушался… Когда же, забрав документы из школы, Хабэча пришел на новое место, оно оказалось занятым: «Извините, – говорят, – нам срочно нужен был инструктор, пока вас ждали – взяли другого…».

    И посоветовали сходить к председателю окрисполкома Константину Миронову. Действующий тогда руководитель Ямала попросил прощения у бывшего учителя и в качестве утешения даже пообещал квартиру, в которой педагог, оставшийся без работы, нуждался. К слову, жилье быстро дали.

    – Вышел от начальства удрученный и у памятника Ленину встретил редактора окружной газеты «Няръяна Нгэрм» Леонида Лапцуя. Он меня обнял и кулаком показал в сторону окриспокома: «Я вам дам обижать молодежь! Пойдем ко мне в редакцию».

    Это было в августе 1977 года. Идти было некуда, кроме как с великим поэтом ненецкого народа на новую стезю. С тех пор он с нее никогда не сворачивал.

     

    КАСЛАЛ  С  БЛОКНОТОМ

    Так Хабэча Хываревич случайно стал журналистом, но профессию полюбил. Более того, видит в ней сходство с жизнью кочевых народов.

    – Я ездил по всему Ямалу, почти каслал, только с фотоаппаратом и блокнотом, – поясняет юбиляр. – Первая командировка – фактория Яптик-Сале Ямальского района, где и сейчас находится рыбопромысловый участок Новопортовского рыбозавода. Тогда дважды в неделю самолет Ан-24 вывозил оттуда свежую ряпушку в Салехард. Вот я на одном из рейсов и улетел. Написал заметку про фельдшерицу Екатерину Того. Она там приняла роды и почти так же, как было со мной, спасла малыша от смерти.

    Потом один за другим появлялись новые публикации. С открытым ртом начинающий корреспондент смотрел на редактора Леонида Лапцуя. По его мнению, это был крутой, решительный человек.

    Как-то в редакцию ненецкой газеты для обмена опытом приехал из США заместитель главного редактора журнала «National Geographic» Дин Колгер. Сам Леонид Васильевич был в отъезде, поэтому встречал зарубежного гостя молодой журналист Яунгад.

    – Секретарь парторганизации специально оборудовал мне просторный кабинет совсем в другом месте. Принес туда четыре телефона, причем неподключенных, и сказал поочередно поднимать трубки и разговаривать в них для солидности. Что я потом и делал, изображая динамичный процесс творческой деятельности советского корреспондента… Вернувшись и узнав, как мы встречали американца, Лапцуй сделал нам большой разнос. И наказал мне никогда в жизни не заниматься показухой. Я запомнил этот урок, – говорит Хабэча Хываревич.

    После смерти Леонида Лапцуя в 1982 году Яунгад стал бессменным главным редактором «Няръяны Нгэрм».

     

    ТРЕТЬЯ  РУКА

    Своего учителя в дальнейшем он вспоминал не раз, его советы и наставления помогали перу быть острым и честным.

    Однажды в одной из бригад совхоза Ямальский, что в Сёяхе, из стада оленевода Егора Сэроттэто потерялось более трехсот оленей. И ему грозил тюремный срок.

    Новый редактор «Няръяна Нгэрм» взял с собой депутата окружного Совета, юриста из ведомства АПК и отправился на «разбор полетов» в тундру.

    – Зашли мы в чум, а Егор сидит наготове, ждет наряда милиции. Жену попросил приготовить кисы и малицу похуже, мол, ухожу отсюда надолго, – вспоминает Хабэча Яунгад. – А я ему, – не спеши, мы пришли тебя защитить. Рассказывай всё по порядку. И оказалось, что последние полгода стадом вместо семи человек занимались только он и его напарник (и оба заболели куриной слепотой). Людей не хватало. А триста голов они возместили своими оленями.

    После публикации главного редактора вышла статья начальника отдела АПК Ивана Дмитриевича Кугаевского «Уроки прошлого». Оленеводам вернули «дающих жизнь».

    Под занавес долгой беседы я поинтересовался, что юбиляру больше всего нравится в работе журналиста.

    И услышал неожиданное: коллеги.

    – На мой взгляд, все журналисты – это сердобольные, «отцеженные от нехороших примесей» люди. Сколько  корреспондентов ни проходило через нашу газету, «Красный Север», я их всех видел, и все они – достойные граждане страны. Сложилась уникальная плеяда людей: Валерий Камитов, Николай Дудников, Валерий Котов, Иван Сычёв. Рад, что среди нынешних молодых журналистов много похожих на них, – говорит собеседник.

    Нынешняя выставка у Хабэчи Яунгада не первая и, как он надеется, – не последняя, целиком посвящена людям малой родины. Застывшие мгновения кочевой жизни, с любовью пойманные автором, видели не только в России, но также в Норвегии, Австрии.

    – Для меня фотоаппарат как третья рука, – улыбается человек, за годы службы печатному слову достигший серьезных высот. Он – заслуженный деятель культуры РФ, почетный гражданин Ямала, член общественной палаты Ямала и регионального отделения ОНФ. В 2012 году на выборах Президента РФ стал доверенным лицом Владимира Путина. – Всё, что трогает за душу, снимаю или пишу об этом. С раннего детства меня учили внимательно вглядываться в окружающий мир.

    Владимир Ганчерко

    utrennii@mail.ru

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...