ОБЩЕСТВОВ Надыме устроили шашлычный фестиваль КУЛЬТУРАФехтовать научат в главном музее Ямала ОБЩЕСТВО«На пределе». В экстремальном кроссе к финишу неожиданно пришли… все СПОРТЯмальский шахматист взял «серебро» фестиваля FIDE Open КУЛЬТУРАСалехардцы будут изучать историю города на бегу ОБЩЕСТВОНе для моржей. В Пуровском районе открыли пляжный сезон ЭКОНОМИКАВ Китае за юани разобрали консервы от салехардского «Ориона» ЖИЛЬЁЯмал и Магаданская область возглавили рейтинг с самой доступной ипотекой ОБЩЕСТВОНадымчане строили куличики из песка на скорость и кидались красками ЭКОНОМИКАВ ООО «Газпром трансгаз Сургут» обновляют оборудование ЭКОНОМИКАЯмал предлагает возмещать предпринимателям компенсации проезда для работников ЗДОРОВЬЕ«Скорая» Ноябрьска уходит от аутсорсинга ПРОИСШЕСТВИЯВ Надыме в выходные возле магазина сбили мужчину ЗДОРОВЬЕЯмальцы из трех городов объединились в антинаркотическом марафоне ПРОИСШЕСТВИЯВ Новом Уренгое на карусели пострадал ребенок. Аттракцион осматривают специалисты ЗДОРОВЬЕРоссийские ученые создали вакцину от полиомиелита ПРОИСШЕСТВИЯНадымские пожарные вывели из огня двух детей ПРОИСШЕСТВИЯВ ямальских судах готовятся к чрезвычайным происшествиям ЭКОНОМИКАВ ноябрьском сельхозкомплексе ждут 15 коров ЭКОНОМИКАЖители Гамбурга расхваливают ямальскую оленину ПРОИСШЕСТВИЯВ Новом Уренгое задержали стрелявшего в двух земляков горожанина ОБЩЕСТВОВ Салехард прокралось лето НОВОСТИЕдинороссов на довыборы в ямальский парламент представит Алексей Денисов ОБЩЕСТВОЯмальские поисковики установили имя еще одного бойца с Синявинских высот ОБЩЕСТВОВ Ноябрьске с сегодняшнего дня открыли купальный сезон

  • Вождь племени печатного слова

    15.07.2015 17:15:05

    Вождь племени печатного слова

    Учитель, журналист, легенда: как судьба вела талант к вершине.

    Сегодня, 15 июля, редактору окружной газеты «Няръяна Нгэрм» Хабэче Яунгаду исполняется 65 лет. Персональная фотовыставка «Ямал не белое безмолвие», которая открывается  в МВК имени  И.С. Шемановского, покажет, что на сердце  у юбиляра... 

    У этого невысокого улыбчивого человека статус легенды ямальской журналистики и несколько имен. Родное – Хабэча Хываревич. Ближе по звучанию на русском: Фёдор Константинович. Для своих – дядя Федя.

    История его жизни известна, но, как в любимой книге, у каждого из его многочисленных друзей и знакомых в ней есть особенно интересные места.

     

    ПЕРЕЕХАЛ  ПОДАЛЬШЕ  ОТ  КОСТЛЯВОЙ

    Детство вождя племени морских ракушек, родившегося у пролива Малыгина в Ямальском районе, прошло рядом с поселком, который известен сейчас всему свету – Сабетта.

    Ненцы не дают ребятишкам имена ради звучности. В них закладывают некую информацию, своеобразный код для посвященных. Так и Хабэча обозначает на ненецком языке «воскресший из мертвых». Реанимировала младенца двоюродная бабушка Нене.

    – На свет мертвым появился и не оживал, – окунулся в воспоминания собеседник. – Родные, горюя, положили меня на оленью шкуру у входа в чум, задумывали уже похоронить. А бабушка, узнав, в чем дело, примчалась, взяв наших идолов, костяные иглы, что-то еще, и начала возвращать меня к жизни…

    Вскоре раздался крик малыша. Сработало! Однако чудесное воскрешение предопределило детство мальчика. По ненецким обычаям ребенок, которого спасли из лап смерти, принадлежит «другому чуму». У родителей нельзя ему оставаться, иначе вновь придет «костлявая».

    Вот так будущий дядя Федя стал воспитываться у своей спасительницы бабы Нене и деда Илко.

    Кстати, Фёдором его назвали уже учителя в школе-интернате, где ненецким воспитанникам давали аналог русского имени. Имеющее греческие корни и означающее «дар Божий», оно оказалось созвучным с «воскресшим из мертвых» – Хабэча.

    – О том, что мои настоящие родители живут в соседнем чуме, узнал только после службы в армии. Они и все вокруг молчали об этом, чтобы я спокойно рос и не чувствовал себя обделенным…

    Жизнь шла своим чередом. Отучился в Салехардском педагогическом училище, отслужил в армии и устроился учителем начальных классов в санаторно-лесную школу. Параллельно продолжал образование в Вологодском пединституте.

     

    НА  КОНУ  –  ПАРТБИЛЕТ

    Однажды раздался звонок из окрисполкома: Яунгада приглашает на беседу заведующая орготделом Александра Якушева. Как оказалась, молодого, грамотного ненца решили взять инструктором в исполком.

    – Сначала от должности отказался, – пожимает плечами дядя Федя. – Когда через несколько дней предложение прозвучало опять, я заупрямился. Тогда Александра Петровна достала из стола свой партийный билет, подняла и говорит: «Молодой человек, вы в армии стали коммунистом, если не будете слушаться нас, то можете потерять партбилет»…

    Послушался… Когда же, забрав документы из школы, Хабэча пришел на новое место, оно оказалось занятым: «Извините, – говорят, – нам срочно нужен был инструктор, пока вас ждали – взяли другого…».

    И посоветовали сходить к председателю окрисполкома Константину Миронову. Действующий тогда руководитель Ямала попросил прощения у бывшего учителя и в качестве утешения даже пообещал квартиру, в которой педагог, оставшийся без работы, нуждался. К слову, жилье быстро дали.

    – Вышел от начальства удрученный и у памятника Ленину встретил редактора окружной газеты «Няръяна Нгэрм» Леонида Лапцуя. Он меня обнял и кулаком показал в сторону окриспокома: «Я вам дам обижать молодежь! Пойдем ко мне в редакцию».

    Это было в августе 1977 года. Идти было некуда, кроме как с великим поэтом ненецкого народа на новую стезю. С тех пор он с нее никогда не сворачивал.

     

    КАСЛАЛ  С  БЛОКНОТОМ

    Так Хабэча Хываревич случайно стал журналистом, но профессию полюбил. Более того, видит в ней сходство с жизнью кочевых народов.

    – Я ездил по всему Ямалу, почти каслал, только с фотоаппаратом и блокнотом, – поясняет юбиляр. – Первая командировка – фактория Яптик-Сале Ямальского района, где и сейчас находится рыбопромысловый участок Новопортовского рыбозавода. Тогда дважды в неделю самолет Ан-24 вывозил оттуда свежую ряпушку в Салехард. Вот я на одном из рейсов и улетел. Написал заметку про фельдшерицу Екатерину Того. Она там приняла роды и почти так же, как было со мной, спасла малыша от смерти.

    Потом один за другим появлялись новые публикации. С открытым ртом начинающий корреспондент смотрел на редактора Леонида Лапцуя. По его мнению, это был крутой, решительный человек.

    Как-то в редакцию ненецкой газеты для обмена опытом приехал из США заместитель главного редактора журнала «National Geographic» Дин Колгер. Сам Леонид Васильевич был в отъезде, поэтому встречал зарубежного гостя молодой журналист Яунгад.

    – Секретарь парторганизации специально оборудовал мне просторный кабинет совсем в другом месте. Принес туда четыре телефона, причем неподключенных, и сказал поочередно поднимать трубки и разговаривать в них для солидности. Что я потом и делал, изображая динамичный процесс творческой деятельности советского корреспондента… Вернувшись и узнав, как мы встречали американца, Лапцуй сделал нам большой разнос. И наказал мне никогда в жизни не заниматься показухой. Я запомнил этот урок, – говорит Хабэча Хываревич.

    После смерти Леонида Лапцуя в 1982 году Яунгад стал бессменным главным редактором «Няръяны Нгэрм».

     

    ТРЕТЬЯ  РУКА

    Своего учителя в дальнейшем он вспоминал не раз, его советы и наставления помогали перу быть острым и честным.

    Однажды в одной из бригад совхоза Ямальский, что в Сёяхе, из стада оленевода Егора Сэроттэто потерялось более трехсот оленей. И ему грозил тюремный срок.

    Новый редактор «Няръяна Нгэрм» взял с собой депутата окружного Совета, юриста из ведомства АПК и отправился на «разбор полетов» в тундру.

    – Зашли мы в чум, а Егор сидит наготове, ждет наряда милиции. Жену попросил приготовить кисы и малицу похуже, мол, ухожу отсюда надолго, – вспоминает Хабэча Яунгад. – А я ему, – не спеши, мы пришли тебя защитить. Рассказывай всё по порядку. И оказалось, что последние полгода стадом вместо семи человек занимались только он и его напарник (и оба заболели куриной слепотой). Людей не хватало. А триста голов они возместили своими оленями.

    После публикации главного редактора вышла статья начальника отдела АПК Ивана Дмитриевича Кугаевского «Уроки прошлого». Оленеводам вернули «дающих жизнь».

    Под занавес долгой беседы я поинтересовался, что юбиляру больше всего нравится в работе журналиста.

    И услышал неожиданное: коллеги.

    – На мой взгляд, все журналисты – это сердобольные, «отцеженные от нехороших примесей» люди. Сколько  корреспондентов ни проходило через нашу газету, «Красный Север», я их всех видел, и все они – достойные граждане страны. Сложилась уникальная плеяда людей: Валерий Камитов, Николай Дудников, Валерий Котов, Иван Сычёв. Рад, что среди нынешних молодых журналистов много похожих на них, – говорит собеседник.

    Нынешняя выставка у Хабэчи Яунгада не первая и, как он надеется, – не последняя, целиком посвящена людям малой родины. Застывшие мгновения кочевой жизни, с любовью пойманные автором, видели не только в России, но также в Норвегии, Австрии.

    – Для меня фотоаппарат как третья рука, – улыбается человек, за годы службы печатному слову достигший серьезных высот. Он – заслуженный деятель культуры РФ, почетный гражданин Ямала, член общественной палаты Ямала и регионального отделения ОНФ. В 2012 году на выборах Президента РФ стал доверенным лицом Владимира Путина. – Всё, что трогает за душу, снимаю или пишу об этом. С раннего детства меня учили внимательно вглядываться в окружающий мир.

    Владимир Ганчерко

    utrennii@mail.ru

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...