-13...-15°C

16+
  • Всепогодная служба

    28.05.2012 02:53:41

    Всепогодная служба

    После очередного похода в горы Полярного Урала мы медленно брели назад. Ноги гудели звонче комаров, фляги давно опустели, и я спросил товарища: мог бы он прямо сейчас, пополнив запасы продовольствия, вновь пойти  на вершину? Немного подумав, тот ответил, что только за большие деньги. Мы ради интереса прикинули, сколько бы это могло стоить. Наши запросы примерно совпали: месячная зарплата.  За меньшие деньги – нет мотивации…

    28 мая  – День пограничника

     

    Похожую историю мне рассказал Пётр Соснин, сотрудник погрануправления ФСБ России по Курганской и Тюменской области. Свою офицерскую службу он начинал в Таджикистане. Как-то раз в казарме он обратился с аналогичным вопросом к бойцам, только что вернувшимся из многодневного поиска в горах. Промокшие и измотанные, они построились перед своим командиром и молча выслушали знакомую по кинофильмам  фразу: «Добровольцы есть?»

     

    sosnin

    – Вперед шагнул срочник Назарбеков, а за ним и вся застава, – вспоминает Пётр Владимирович, – я был немного удивлен, хотя и догадывался, что рядовой состав, укомплектованный таджиками – уроженцами Памира, не подведет. Эти ребята – отличные товарищи, храбрые и стойкие в бою…

     

    Разумеется, никаких денег русский офицер своим таджикским подчиненным не сулил. У них была иная мотивация. На направлении 12-й пограничной заставы Московского погранотряда вновь активизировались моджахеды и контрабандисты. Здоровый сон измотанных бойцов был слишком высокой платой за жизни мирного населения. Пополнив запасы, пограничники вновь отправились в горы…

     

    ПОТОМКИ  ЛИХИХ ДЕВЯНОСТЫХ

     

    Чувство долга – важнейшая из мотиваций. Без нее даже самая современная и «накачанная» армия обречена на поражение. Уверен, это чувство есть в крови каждого генетически полноценного мужчины. Вопрос лишь в том, спит оно или же воспитывается с малолетства.

     

    Когда развалился Советский Союз, Пётр Соснин учился в седьмом классе школы. Он принадлежит к поколению, которое многие называют «потерянным». Великая держава, утратившая на рубеже 90-х прежние границы, лишилась вместе с ними и национальной идеи. По-разному сложилась судьба достигших совершеннолетия в лихие девяностые. Кто-то ударился в коммерцию, кто-то спился, кто-то стал бандитом. А Пётр Соснин, окончив в 2003 году пограничный вуз, написал рапорт о распределении на службу в Республику Таджикистан. Попал он на легендарную двенадцатую пограничную заставу Московского погранотряда. Это ее бойцы 13 июля 1993 года приняли неравный бой с 250 моджахедами, одним из отрядов которого командовал еще никому не известный Хаттаб. В том бою погибли 25 пограничников и до 70 бандитов…

     

    – Пётр Владимирович, начало 90-х из многих вытравило патриотизм. А как это чувство в вас уцелело?

     

    – Как и у многих, оно подпитывалось остатками того хорошего, что осталось от советской системы воспитания. Взять, к примеру, кино «Пограничный пес Алый»…

     

    – Но ведь это были годы, когда такие фильмы показывались редко. Напротив, телевидение воспевало американский спецназ, американских летчиков, американский образ жизни. Да и сейчас нет-нет да промелькнет в программе телепередач фильм о борьбе «хороших» американцев с «плохими» русскими…

     

    – Всё так, но ведь есть еще и родители. Их участие в воспитании ребенка важнее того, что показывают по телевизору. Порой именно они становятся последним оплотом патриотического воспитания ребенка.

     

    – А как же школа?

     

    – Если сравнить советские и современные школы, итог будет не в пользу последних. Не беда, что советские школьники ходили в одинаковых костюмах и не имели компьютеров. В них воспитывался патриотизм, сплоченность, сплоченной была и вся страна. Сейчас же смотрю на школьные порядки – любой ученик может нагрубить учителю, поставить под сомнение его педагогический опыт. Произошла смена ценностных ориентиров. Можно допустить, что такая педагогика не способствует воспитанию чувства долга. Вся надежда на родителей таких учеников…

     

    АРМЕЙСКАЯ ПЕДАГОГИКА

     

    – А кто был вашим армейским учителем, тем самым лучшим командиром, которого потом вспоминают всю жизнь?

     

    – Сергей Андреев – мой первый начальник заставы. Это он вытравил из меня остатки прежнего мироощущения, научил применять полученные в вузе навыки. А начиналось это так. На третий день после того, как я приехал на 12-ю заставу, меня отправили изучать местность. Отмечу, что на этом направлении было традиционно неспокойно, а тут еще наш дозор обнаружил скрытое наблюдение с сопредельной стороны… Пока я изучал подступы к заставе, на наш наряд нарвались два вооруженных афганца. Огневой контакт, автоматные очереди с обеих сторон. Мы примчались туда с резервом, начальник отдает мне указания, а я, отучившись пять лет в училище, впадаю в ступор… Проходит неделя, один из офицеров уводит группу в горы, и я, первый раз в жизни, назначаюсь ответственным по заставе. Это держит меня в напряжении всю ночь. В пять утра ко мне забегает дежурный, докладывает, что наших ребят в горах обстреливают из пулемета. Связываюсь с ними, они запрашивают дальнейшие указания, а я даже не знаю, что им ответить. Мчусь к начальнику, тот мгновенно отдает приказ:

     

    – Поднимай заставу в ружье!

     

    – А что ответить офицеру в горах? – спрашиваю я.

     

    – Пусть преследует…

     

    Еще через полторы недели, уже ночью, на наш наряд вновь вышли два нарушителя. Эти шли уже с нашей стороны, возвращались в Афганистан. Завязалась перестрелка. Командир решил, что достаточно нянчился со мной и остался на заставе, а меня отправил с подкреплением на место столкновения... Разыскали наших ребят, слава Богу, все были живы. Вокруг темень – хоть глаз выколи, вот я стою и думаю, а какую же мне команду отдавать? К бою? Нет, думаю, бой ведь уже закончился, бандитов и след простыл… Мне нужно было принять первое самостоятельное решение в качестве командира и я приказал бойцам подсветить окрестности ракетами и приступить к прочесыванию местности… Вот так я привыкал к службе на одной из самых беспокойных пограничных застав. И огромное спасибо моему командиру, который был краток и груб, но быстро ввел меня в курс дела, заставил думать и принимать самостоятельные решения.

     

    ПРЕЖДЕ  ЧЕМ КОМАНДОВАТЬ…

     

    – Вообще, я полностью согласен с максимой, которая гласит: «Прежде чем командовать, научись подчиняться». Вот бы эти слова на стены современных школ. Приведу по этому поводу такой пример. В августе 2004 года вышестоящее начальство лютовало. Мы по 10–15 суток не спускались с гор, измотались до предела, и поселились в моей голове нехорошие мысли о генеральском самодурстве. А итог наших усилий был таков – на стыке 12-й и соседней заставы пограничники перехватили рекордную по тем временам партию героина – 1080 килограммов чистейшего «афганца»! По сути, были спасены тысячи жизней. Только тогда мне стали понятны наши многодневные маневры без сна и отдыха. Очевидно, оперативники давно ждали этот груз, и именно на участке нашей погранзаставы. Вот только брать его там было тактически невыгодно: контрабандисты могли уйти – уж очень сложная на нашем участке границы местность. Своими активными действиями в горах мы заставили наркокурьеров изменить маршрут движения, отклониться в  сторону соседней заставы, и это принесло столь замечательный результат.

     

    – Один из конечных пунктов афганского наркотрафика именно здесь, на Ямале…

     

    – В этих краях я служу с 2006 года. Нарушителей государственной границы здесь в отличие от Таджикистана нет, зато хватает нелегалов, нарушителей пограничного режима, которых приходится задерживать ежедневно. Разумеется, есть среди них и иностранные граждане, есть и те, кто приехал сюда не в поисках работы, а для продажи наркотиков. Конечно, я понимаю, что наш округ нуждается в рабочей силе, но без упорядочения миграционных потоков обстановка здесь будет нездоровой.

     

    Андрей Баландин

    28.05.2012

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика