-2...-4°C

16+
  • Зимник прослужит как минимум месяц…

    22.03.2014 01:16:02

    Зимник прослужит как минимум месяц…

    ...если большегрузы начнут выполнять правила и перестанут его разбивать.

    Журналистов пригласили оценить качество зимней автодороги Салехард – Надым. Какое впечатление получил представитель «Красного Севера»?

     

    «БУХАНКА» С НАВОРОТАМИ

    Генподрядная организация ГУП «Ямалавтодор» предоставила нам с коллегами из ОГТРК новенький автомобиль «УАЗ» («буханка» в просторечии) для путешествия в край снегов, буранов и белых куропаток.

    – Пробег всего тысяча километров, – сообщил охотно водитель.

    Едва свернув с кольцевой дороги Салехарда на Аксарковское шоссе, ощущаем: автомобиль пошел очень мягко, гасит неровности трассы. Этому способствует гармоничное сочетание рессор с амортизаторами. Как дополнил наш проводник, впервые на данной марке установлены пятиступенчатая коробка передач, мощный 16-клапанный двигатель, гидроусилитель руля, вебасто, две печки для салона. Во сколько всего наворочено! А с виду скромная армейская машинка зеленого цвета. Да, традиции отечественного автопрома, по словам водителя, сохранены. Когда авто пригнали в гараж предприятия, в щель между дверцами и кабиной легко проходил палец. А может с такой вентиляцией «буханки» делают всё еще для Афгана? Но это уже несколько иная тема…

    46 километров

    до поворота на Надым машина преодолевает легко. Дорога слегка гуляет, но особых неудобств это не доставляет. Возможно, если найдутся средства в этом году, данное направление подремонтируют. Еще пятьдесят километров магистрали Салехард – Надым покрыты наполовину асфальтом и наполовину щебнем. Здесь проезжая часть ровная, как взлетная полоса. Потому что дорожники стараются всё делать на совесть. Тут и отсыпку проектной толщины необходимо катком утрамбовать. И асфальт нельзя не доложить. Как рассказывал мне представитель «Уренгойдорстроя» Виктор Львов, когда где-то выявляются огрехи, их тут же устраняют.

     

    БРОВКУ ЛУЧШЕ НЕ ЦЕПЛЯТЬ

    А вот и КПП. Перед ним скопилось около полусотни грузовиков. Выезд на зимник был разрешен лишь полноприводным автомобилям общей массой до 3,5 тонны. Ограничения вынужденные. Причина – потепление воздуха до плюс двух градусов. Тяжелые машины сразу образуют колеи и разобьют проезжую часть.

    На КПП мы встречаем гендиректора «Ямалавтодора» Владимира Прокопенко и в сопровождении его автомобиля выезжаем на зимник Салехард – Надым. Наше авто весит по паспорту около 2,5 тонны, плюс нас четверо, итого три тонны. Еще килограммов на 500 можно было загрузить, скажем, рыбы или тушек оленей. Кстати, «буханки» популярны у коренных жителей Ямала. Очень удобная техника для хозяйства.

    Километров через пять пришлось остановиться. Первая машина вытаскивала из кювета белую легковушку. Мы лишь наблюдали процесс вызволения. Да, зимники малопригодны для шумахерства. Газовать-то можно, но умеючи. В отличие от полноценной дороги у зимника есть узкое место – бровка. Она мягкая. Если бровку цепляешь, вывести на трассу транспортное средство уже невозможно. Оно зарывается в обочину. Поэтому надо стараться держаться середины проезжей части.

    Едем дальше. Березки и ели обступают трассу. Кое-где уже выбежали на зимник желтые и голубые ручьи. Следы сталинской стройки мелькают за окном автомобиля то справа, то слева. Деревянные мосты, стальные рельсы, бараки, где когда-то жили заключенные. Вот такое нескучное окружение в лучах искристого весеннего солнца дополняет нашу поездку.

    Сто километров надо промчаться нам по снежно-ледовому пути до базы дорожников. Навстречу попадаются два «КамАЗа», потом еще один. Возле него притормаживаем, я выхожу навстречу водителю.

    – Как вы попали на закрытый зимник? – пытаю нарушителя.

    – Я выехал двое суток назад, – как-то неубедительно оправдывается собеседник в ответ.

    – Вы же зимник прикончите, труд сотен людей, миллионы рублей на ветер… – мне, как Верещагину из знаменитого фильма «Белое солнце пустыни», за державу обидно. Позже Владимир Прокопенко пояснит мне: нет никаких жестких законодательных мер, чтобы приструнить этих варваров.

     

    ОТ ГЕРОЕВ БЫЛЫХ ВРЕМЁН

    А вот и база дорожных рабочих. Отсюда до Надыма осталось 140 километров. Из них около сотни уже можно проехать со стороны Надыма по отсыпанной трассе.

    База расположена на территории бывшего лагеря 501-й стройки. Отдельные здания еще сохранились, они приспособлены к новым задачам, но дух того сурового времени ощутим. Сторож Василий показал на доске одного сарайчика надпись, вырезанную ножом, – фамилии двух заключенных женщин. Историкам есть куда направить свои исследования.

    Исполнительный директор Дорожно-строительной компании Алексей Беседин сообщил, что в зону ответственности предприятия входит 191 километр от границы с компанией «Реском» и до Надыма. На всё про всё – 18 единиц техники и 21 работник.

    По словам Алексея Алексеевича, в распоряжении дорожников сегодня два метода содержания зимника в рабочем состоянии. Это ограничение проезда по массе для грузовиков и утрамбовка дороги. Пролив проезжей части сейчас не практикуется, поскольку вода и так бежит через дорогу ручьями, которые не замерзают. Алексей Беседин пообещал, как минимум, еще месяц работы зимника. Надо только подождать похолодания.

    Владимир Прокопенко тоже выразил надежду, что до похолодания подрядчики устранят колеи и выбоины и временная трасса еще послужит автомобилистам.

    На базе рабочих немного. Основные спецы на «КрАЗах» таскают по зимнику волокуши. Возле снегоуборочной машины один товарищ с удовольствием мне позирует. Подхожу ближе, чтобы пообщаться.

    – Валерий Вишневский. Я родом из Белоруссии. Живу в Надыме. Приехал на Ямал более 30 лет назад, – сообщил он. – Уже на пенсии, но продолжаю работать потихоньку. Надо передавать опыт молодым. Делаем нормальный зимник, чтобы люди не жаловались.

     

    ДО НОДЬИ НЕ ДОШЛО

    Владимир Прокопенко отправляется дальше, в Надым, а мы на своей «буханочке» возвращаемся в Салехард. Время 17.15. Если удастся добраться до 20 часов до КПП, то есть надежда, что большегрузные автомобили не разобьют зимник и мы ночевать будем уже в своих уютных квартирах. Но загадывать нельзя. За три часа преодолеть сотню километров непредсказуемой зимней трассы – задача не из легких. Водитель поддает газку…

    Километров тридцать преодолеваем, что называется, на одном дыхании со скоростью 30–50 километров в час. Проезд здесь по-прежнему неплох. Разогнаться не позволяет только рельеф местности. Лесотундра идет волнами, и зимник повторяет ее изгибы – срезать травяной покров категорически запрещено…

    Еще километров через 20 садится солнце, а у нашего автомобиля отказывает свет. К тому же начинаются ухабы. Через метров 50 то яма, то канава, потом достаточно гладенькая дорожка 150–200 метров. На сложном участке машину бросает, как щепку в быстром ручье. А мы в салоне летаем из угла в угол. Спасибо водителю, он опытный – остановки автомобиля не допускает.

    Снова разбитая колея, глубокая, до полуметра, только бы машина не села на мосты... Давай, давай, родная, не подкачай!

    Это всего три «КамАЗа» прошли, не выполнив правил проезда по зимнику. А может быть, и не три.

    …Через пять часов после старта мы с очень большой радостью въехали на КПП. Здесь шофер наладил свет фар. До Салехарда оставалось всего 96 километров.

     

    Сергей Истомин

    Istomin60@mail.ru

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика