0...2°C

Авторизация
  • Знатоки работают в командировках месяцами

    28.07.2017 07:56:00

    Знатоки работают в командировках месяцами из архива СУ СКР по ЯНАО
    В кабинете, куда «КС» наведался накануне Дня сотрудника органов следствия, в качестве посетителей бывали многие примечательные люди. К примеру, бывшие начальники окружного управления ныне расформированной ФМС и межрайонной инспекции ямальского управления ФНС, бывший директор департамента агропромышленного комплекса… В связи с этими визитами все они как раз и стали бывшими. А еще выслушали обвинительные приговоры суда.

    – И в рамках уголовных дел, которые пока в производстве, тоже приходили руководители определенных государственных структур, – говорит хозяин кабинета Александр Сэротэтто. Он и сам руководитель – отдела по расследованию особо важных дел окружного следственного управления СКР.
    «В гости» к главному ямальскому «важняку» чиновники вряд ли идут с большой охотой. А вот он работе всегда рад:
    – Нравится сам процесс расследования – изобличение преступника, или же установление истины, если преступления человек не совершал. И, конечно, закономерный итог – приговор суда, когда вину фигуранта удается доказать и он получает справедливое наказание.

    НА ВОЛНЕ С ЧУЖИМ ГОРЕМ

    Эмоционально тяжелые эпизоды на службе всё же бывают, признаёт собеседник. И вспоминает дело об убийстве в газовой столице, по которому в прошлом году вынесли приговор водителю службы такси – он лишил жизни возвращавшегося домой вахтовика.
    – Тот посидел в кафе, вызвал машину и решил еще покататься, посмотреть на Новый Уренгой, – рассказывает Александр Сэротэтто. – У таксиста же сложилась непростая финансовая ситуация: долги, много кредитов, а постоянной работы не было, только приработок за рулем. В итоге он вывез пассажира за город, убил и зарыл труп в снегу. А после, завладев банковской картой потерпевшего, неоднократно пытался снять с нее средства: он думал, что знает пин-код…
    Собеседник объясняет: таксист заподозрил неладное и потребовал от клиента расплатиться за уже проведенное в машине время. Тот, оскорбленный недоверием, заверил, что денег у него более чем достаточно, показал карту и назвал код: дескать, если хочешь, сам сходи к банкомату да проверь. Но то ли напутал цифры, то ли преступник их подзабыл. Сумма осталась нетронутой, вахтовик погиб ни за грош, а горожанин получил семнадцать лет за убийство, сопряженное с разбойным нападением.
    – Что оставило тяжелый осадок – мужчина ранее не судим, у него вполне нормальная семья: супруга работает, двое маленьких детей. Он оборвал жизнь одного человека, а перечеркнул жизни многих – и близких убитого, и своих. И обидно, больно за этих детей, но это не значит, что убийца должен уйти от ответственности. Преступник – не абстрактное понятие, он причиняет конкретное зло: убивает, насилует, обирает. Всегда есть потерпевшая сторона, которую мы и по закону, и просто по-человечески обязаны защищать, – говорит подполковник юстиции.
    Сам он решил связать будущее с правоохранительными органами еще подростком, учась в надымской школе. На практике в полиции и надзорном ведомстве определился с конкретным направлением. И в 2002 году, отучившись, пришел на работу в городскую прокуратуру.
    – Следствие прокуратуры было эталоном. Это связано и с категориями дел, которые расследовали сотрудники, и с тем, что они – а с 2007 года этот подход перенял и СКР – всегда были «штучным товаром», взращивались десятилетиями. Там работали и сорокалетние, и пятидесятилетние. И такое не было зазорным, не считалось карьерной неудачей – наоборот, это были матерые, уважаемые сотрудники, – объясняет свой выбор «важняк».
    Так он и стал… помощником прокурора, чем был слегка разочарован. Потому при первой возможности попросил о переводе на вожделенную должность следователя, и прокурор города Александр Фумин, в будущем первый руководитель регионального управления СК, дал молодому сотруднику шанс попробовать себя. Так проба и затянулась.

    СЛЕДСТВИЕ ВЕДУТ ТОЛЬКО ОПЫТНЫЕ

    Сейчас под началом нашего собеседника еще пять человек – заместитель и четыре следователя по особо важным делам.
    – В нашем отделе, да и во всем следственном управлении, людей не так много. Если в других крупных субъектах в составе регионального СУ бывает и два-три отдела по расследованию таких дел – один, скажем, специализируется на преступлениях против личности, другой расследует факты коррупции и так далее, – то мы занимаемся всем. У следователей специализации тоже нет. Стремимся к тому, чтобы каждый мог расследовать любое дело, – говорит Александр Сэротэтто.
    В отделе собрались люди опытные, стажа меньше десяти лет нет ни у кого – каждый должен быть самостоятельной боевой единицей. Но всё равно без руководителя им никак: закон обязывает согласовывать с ним многие решения. А ему, выходит, нужно вникать в каждое дело подчиненных.
    – Учитывая их количество – не меньше, чем в территориальных отделах, – времени эта работа отнимает немало, и наравне с остальными заниматься следственной работой не получается: издержки должности. Даже не скажу, когда сам брал и оканчивал дело – давно это было. Но руку приложил ко многим, везде попутался под ногами, – улыбается собеседник.
    Причем работать приходится по всему Ямалу. В отдел передают не только самые резонансные дела, но и такие, для расследования которых нужно выезжать в другие субъекты, и те, которые сложно поручить какому-то одному территориальному отделу. Взять хоть возбужденное в начале года по факту получения взяток сотрудниками ДПС. По версии следствия, группой лиц – сейчас их насчитывается уже одиннадцать – обвиняемые организовали на трассе поборы с предпринимателей, на протяжении длительного времени систематически совершая преступления на территории Пуровского, Надымского и Тазовского районов, Губкинского, Нового Уренгоя…
    Вдобавок в командировки сотрудники отдела выбираются, как правило, надолго. На «закрепление», первоначальные следственные действия по нашумевшему делу чиновника-кокаинщика Горбаня выезжали в Ноябрьск примерно на месяц. Потом заместитель Александра Сэротэтто еще месяцев пять практически работал там вахтой: неделю–две в Салехарде, столько же – в нефтяной столице…
    – Быть следователем – я сейчас не только о нашем отделе, а о следствии вообще – значит жить в постоянном напряжении, в готовности ко всему. Вот сейчас ты сидишь за столом, а уже через несколько минут можешь окунуться в гущу событий на месте преступления. Изобличен, например, взяточник – мы всё бросаем и выезжаем. Это, конечно, отражается на жизни, в том числе на семейной. Если семья не готова такое понять и поддержать, рано или поздно выхода остается только два: не будет либо семьи, либо следственной работы, – констатирует собеседник.
    Но даже несмотря на всё сказанное выше, время на отдых сотрудники всё равно выкраивают:
    – Даже машины ломаются, а следователь, как ни крути, человек. Работать на износ можно, но недолго, да и не стоит вовсе – как это делать, если после выходных на работу приходишь уже от нее уставший? Отдыхать нужно, и мы стараемся по мере возможности. Периодически встречаемся семьями с нашими коллегами, досуг проводим … да как и все в Салехарде его проводят. Так и живем.
    Данил Колосов
    Данил Колосов

    Автор
    +7 (34922) 4-70-30
    kdv-ks@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...