ОБЩЕСТВОВ Салехарде убрали огромную бесхозную свалку ЗДОРОВЬЕОтделения Новоуренгойской ЦГБ приводят в соответствие нормам СанПин ВЛАСТЬГубернатор завершает недельный трип по Ямалу ОБЩЕСТВОНа Ямале даже обеспеченным многодетным предложат деньги вместо земли НОВОСТИУже водят сканерами по земле. В Губкинском покончат с дефицитом новостроек ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде мотоциклист сбил ребенка ЭКОНОМИКАВ Ямальском районе разработают запасы в 4 млрд кубометров газа ПРОИСШЕСТВИЯГлухонемой ямалец убил безрукого собутыльника кирпичом ВЛАСТЬ«Мы потеряли настоящего патриота Ямала» Губернатор выразил соболезнования в связи с кончиной Анатолия Острягина ПРОИСШЕСТВИЯЯмалец получил 10 суток ареста за долг перед собственным сыном НОВОСТИ#ЯНеХотелаУмирать. Ямальские жертвы домашних тиранов решились на откровенность ОБЩЕСТВОМесячник безопасности «Внимание – дети!» стартует на Ямале ОБЩЕСТВОИ девушку обязательно! В Ноябрьске усложняют «Северную жару» НОВОСТИНекурящих ямальцев предлагают поощрять грамотами и деньгами ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске ищут 16-летнего детдомовца ОБРАЗОВАНИЕШколы и сады в селах Надымского района приняли лично вместе с прокуратурой ПРОИСШЕСТВИЯВ Пуровском районе горела теплотрасса ОБЩЕСТВОНад Салехардом вновь летал дельтаплан Путина НОВОСТИУшёл из жизни Анатолий Острягин ВЛАСТЬГубернатор ЯНАО пообщался с жителями Пуровского района ПРОИСШЕСТВИЯНа Ямале на выходных пострадали в ДТП четыре человека НОВОСТИ10 фото, глядя на которые вы влюбитесь в Ямал НОВОСТИНа Ямале бензин оказался самым доступным ЭКОНОМИКАНефтяники выпустили миллионы муксунов в Собь ОБЩЕСТВОТуман остановил паромы через Обь

  • От редакции

  • «Андва», жадные крючники и уроки журналистского братства

    20 Апр 2016

    «Андва», жадные крючники и уроки журналистского братства «Андва», жадные крючники и уроки журналистского братства
    В год сорокалетия ямальской журналистики выполнял я, еще зеленый репортер,  в городе Лабытнанги ответственное задание тазовской редакции газеты «Советское Заполярье» –  грузил на баржу ролевую бумагу и металл для линотипов.

    Строго говоря, грузил не я, а грузчики, а до этого пришлось неделю бегать и оформлять документы. Неделю суетился, неделю ждал погрузки. И вот – сбылось! Однако грузчики категорически отказались «вкалывать», ежели не отвалю за каждую тонну аж двадцать рублей. А что делать? Грузчики вон сидят и курят, как бы бастуют.  Баржа простаивает.  Короче, профукал я, такой наивный, все казенные денежки этим подлым крючникам. Хотя в принципе с заданием успешно справился.
    Поплыл на «омике» в салехардский гидропорт в надежде  быстренько улететь домой, но случилась закавыка: по причине непогоды все «андва», эти летающие тракторы на поплавках, стояли на якорях. Народу – не пробиться. Через неделю понял, что попал в замкнутый круг: надо лететь, но нет «лайнера»; будет  «андва», но пусты карманы.
    Проев билетные деньги, позвонил в Тазовский. Редактор поблагодарил за хорошую работу, но ответил, что денег в кассе нет, головная тюменская бухгалтерия не прислала, и приказал мне держаться и ждать перевода. Делать нечего. Поехал за пять копеек куда глаза глядят – искать редакцию «Красного Севера». Приняла меня главред – очаровательная дама. «Надо же, – подумалось мне, – какие бывают редакторы, за пять лет работы в прессе таких не видывал!» Это была Любовь Гавриловна Баженова. Представившись и поведав  ей о своей беде, я попросил у нее двадцать рублей на самолет и пять – на питание.
    – Когда летите? – спросила она  мягко и сочувственно.
    Я пожал плечом:
    – По погоде. И как очередь подойдет…
    – Понятно. А где живете?
    – В гидропорту, – помялся я, – под лестницей… Там тепло и сухо…
    Любовь Гавриловна открыла сейф, протянула мне пятьдесят рублей, расспросила о тазовском житье-бытье и под конец разговора пожелала счастливого пути. Надо ли говорить, как я был очарован ею! Выдала немалую сумму и даже не заикнулась о возврате. Дескать, ладно, потом, когда-нибудь. В те мгновения я расценил бескорыстие и готовность к содействию со стороны Любови Гавриловны как высшее проявление профессионального братства…
    …Шло время. В 1976 году  перевели меня работать в Салехард, в окружком КПСС. Наведался в редакцию «Красного Севера». Владимир Дубровин, новый редактор газеты, пояснил, к моему огорчению, что Любовь Гавриловна вышла на пенсию и уехала из Салехарда. Служа в отделе агитации и пропаганды, я довольно часто публиковался на страницах окружной газеты как внештатный корреспондент. В разное время там трудились журналисты высочайшей квалификации: Новомир Патрикеев, Валерий Камитов, Николай Дудников, Нина Тимушкина, супруги Кузнецовы, Николай Сорокин, Иван Сычёв, Владимир Волошин, Юрий Кукевич и многие другие. А редактором газеты «Няръяна Нгэрм» долгие годы являлся классик ненецкой литературы Леонид Лапцуй.
    …В 1982 году я стал редактором газеты «Правда Севера» в Новом Уренгое. И вдруг… Однажды  встречаю в стенах редакции Любовь Гавриловну! Оказывается,  жила в Уренгое у дочери. Как будто и не было тех десяти лет, что прошли с памятной для меня встречи: по-прежнему красива, энергична. «Надо так надо», – мягко сказала она с улыбкой. И прослужила в «Правде Севера» пять лет в трудной и хлопотливой должности ответственного секретаря.
    Что ни говори, а была она профессионалом поистине высшей пробы! Из нашего журналистского братства…