16+
  • От редакции

  • Газетчики написали «чумовую» летопись

    21 Мар 2016

    Газетчики написали «чумовую» летопись Газетчики написали «чумовую» летопись
    С самого момента своего основания «Красный Север» наблюдал за уникальной формой «окультуривания» кочевников.
    Туда, где нет газетных киосков, радиоточек и комсомольцев со значками ГТО, Советская власть решила отправить «красные чумы» агитаторов за светлое будущее. Они же должны были бороться с антисанитарией и неграмотностью в тундре.

    ЭПОХА МЕЧТАТЕЛЕЙ
    «Люди, возглавляющие деятельность Красного чума, должны быть образцом для всего кочевого населения как по культуре и грамотности, так и по своему поведению; быть подлинными организаторами новой культурной жизни в тундре», – пишет газета в марте 1941 года. Из публикаций видно: обычно в штат чума входил заведующий, массовик-переводчик, медсестра и учительница.
    Утопические прожекты часто давали сбой. Правда, по традиции за это критиковали не Советскую власть, а рядовых исполнителей:
    «Пол в чуме имеется только на одной половине, вдобавок к тому он всегда грязный, полотенце, которым закрывается ведро с водой, стирается очень редко и всегда захватано грязными руками, лампа стекла не имеет и коптит в чуме наряду с печкой. Ни лозунгов, ни плакатов и даже портретов вождей партии и правительства нет. Дров чум не имеет, нет часов, патефона; книги растрепаны и разрознены. Чумработница совершенно не следит за чистотой», – негодует журналист окружного издания в начале сороковых. Даже каслать чум не мог – имеющиеся олени из-за бесхозяйственности были заморены до полного истощения. Массовик-затейник пил и на глазах у ненцев бил свою жену. У учительницы было четыре ученика, но ни один из них за весь год так и не научился писать и читать. Чумработница же и вовсе оказалась неграмотна…
    Между тем медики той поры ставили перед красночумовцами вполне профессиональные задачи: «При чумах нужно создать такие условия для работы врача, чтобы последний имел возможность оказывать даже хирургическую помощь», – писал врач Широбоков в 1939 году. Еще и призывал коллег к составлению «посемейных карт на основе подробного и тщательного обследования жизни, быта и состояния здоровья населения». Эпоха мечтателей…

    СПУСТЯ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ
    Шли годы, страна осваивала космос, совпарторганы по-прежнему считали: «Роль работников Красных чумов чрезвычайно велика в воспитании у трудящихся коммунистического отношения к труду и общественной собственности, широком ознакомлении и разъяснении важнейших решений партии, – доводил «Красный Север» до читателей точку зрения вождей накануне запуска первого советского спутника земли. – От уровня работы Красных чумов во многом зависит выполнение хозяйственных задач колхозами округа».
    Но чум был и ныне там. И критиковали его по-прежнему, и всё по тем же поводам. Неудовлетворительно поставлена ликвидация неграмотности, слабо внедряются навыки и правила санитарии, личной гигиены. Недостаточно проводится бесед на антирелигиозные и естественнонаучные темы. Кинокартины показывают мало и не лучшего качества. Не организуется самодеятельное творчество, прикладное и изобразительное искусство. Отсутствует наглядная агитация (опять нет тех же плакатов и лозунгов).

    БЫВАЛО ЖЕ!
    А может, и не было никогда в природе ничего похожего на то, к чему призывали советчики всех мастей? Ан нет: «В пятнадцати километрах от вершины Войкар у опушки леса расположился Красный чум. Над ним реет алый флаг, по бокам лозунги, призывающие оленеводов к выполнению плановых заданий. Невдалеке стоят грузовые и легковые нарты, доверчиво тянутся к людям авки, которых в шутку работники чума называют нахлебниками.
    В просторном чуме развешаны портреты руководителей партии и правительства. На переднем плане небольшой киноэкран. Выпущенный номер стенной газеты «Оленевод» в передовой статье рассказывает об обязательствах, взятых оленеводческими бригадами в честь предстоящих выборов»…
    Литература для агитаторов, радио – всё как надо, свидетельствует автор. И по вечерам здесь бывает людно: «Любят колхозники в часы досуга послушать последние известия, интересный доклад или просто принять участие в беседе. Можно сыграть партию в шахматы, шашки и домино».
    И киноустановка имеется! Киномеханик Фёдор Беляев по просьбе колхозников с готовностью демонстрирует фильмы. Оленеводам больше всего понравились кинокартины «Богдан Хмельницкий», «Алитет уходит в горы» и «Мать» по роману Горького.
    «Сейчас же, усевшись за низеньким столом, пастухи второго стада Андрей Аляба и Григорий Пензелов поочередно с большим удовольствием читают букварь».
    Наверное, так и останется загадкой: был ли тот образцово-показательный чум обычной агиткой или же в его лубочном благополучии не было фальши.

    ДО ПОСЛЕДНЕГО ЧУМА
    Бывало и такое. Штат укомплектован хорошими кадрами – грамотный руководитель, комсомолка-фельдшер, опытный культработник, аккуратная чумработница… Вот только фельдшер проводит время в Ивай-Сале. Киномеханик курсирует по поселкам. Заведующий постоянно пропадает в стадах – обучает оленеводов грамоте, проводит беседы. А трехсоттомная библиотека лежит мертвым грузом в поселке.
    Чума нет в буквальном смысле. Нет палок, чтобы установить каркас. Необходимы олени – кочевать с колхозными стадами и выезжать на стойбища рыбаков и охотников…
    «Чтобы Ивайсалинский Красный чум мог нормально работать, надо немного: тридцать палок для чума и полтора-два десятка оленей, чтобы его возить. Стоимость этого – около семи тысяч рублей. Много. Немало. Но ведь работникам, которые в результате отсутствия оленей и палок, не могут сделать всё, что обязаны, выплачивают около двадцати восьми тысяч рублей. Если руководители учреждений культуры не решают вопроса с оленями и палками в порядке экономии, то они думают это напрасно. Получается неэкономно», – подсчитывает «Красный Север» в 1959 году.
    «В округе проводится большая работа по ликвидации кочевого образа жизни, – пишет газета. – Ненцы, ханты, коми, селькупы, веками кочевавшие в дымных и грязных обиталищах, переходят в дома. Но есть ещё чумы, которые очень нужны, которые будут делать великое дело вплоть до ликвидации последнего чума. Это Красные чумы», – провозглашает журналист.

    ОДИН ВСЁ ЖЕ ОСТАЛСЯ…
    Начало семидесятых. Заметки о Красных чумах соседствуют с телепрограммой. Если первые годы в тундру отправляли людей, порой далеких от культуры, то теперь туда едут профессионалы. «Шесть лет работает в Красных чумах выпускница Салехардского культпросветучилища Нина Кулябина. Она кочует вместе со стадами на просторах Ямальской тундры. Оленеводов шестого, седьмого и восьмого стад совхоза обслуживает Байдарацкий Красный чум. Недавно на вездеходе туда выехал новый заведующий. Им назначен член бюро Приуральского райкома комсомола, секретарь комитета комсомола Белоярска, молодой коммунист Василий Бурча», – свидетельствуют наши коллеги в семьдесят первом.
    И лишь к середине семидесятых власти отказались от перевода кочевых народов на оседлый образ жизни. Постепенно изжили себя и Красные чумы, их заменили иные формы работы. В тундру стали выезжать агитбригады, на месте организовали фапы, форму кочевой школы прописали в законе об образовании. После этого Красным чумом много лет называли разве что здание администрации в Салехарде, построенное из красного кирпича.
    Ольга Сытник
    Ольга Сытник

    Автор
    +7 (34922) 4-09-70
    sov.ks@yandex.ru

Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
Besucherzahler hot and horny adult finder girls
счетчик для сайта
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика