• От редакции

  • «Красный Север» – 85 лет борьбы с коммунальной преисподней

    9 Апр 2016

    «Красный Север» – 85 лет борьбы с коммунальной преисподней «Красный Север» – 85 лет борьбы с коммунальной преисподней
    Как наша газета помогала читателям бороться за чистоту улиц и домашний уют

    С первого дня существования «КС» в поле зрения журналистов попал многострадальный северный жилкомхоз. О дорогах, деревьях, клумбах, трубах и недостроенных домах наши коллеги писали все 85 лет существования газеты.Начиная с тридцатых...

    БОЛЬШЕВИКИ И ДОРОГИ
    «У меня осталось плохое впечатление от внешнего вида Сале-Харда: заборы повалились, ворот нет там, где их надо, и наоборот, стоят там, где их не надо (например, у здания почты), – весьма косноязычно высказался Василий Фомин, секретарь Обско-Иртышского обкома ВКП(б), на очередном пленуме партии в 1934 году. – Клубы, красные уголки не являются очагами культуры, грязны, неблагоустроенны. Видно, что вопросами благоустройства совершенно не занимаются, несмотря на возможности, имеющиеся у вас в округе. У вас есть лесоматериал, есть рабочие руки, не хватает изворотливости, инициативы, желания и умения привлечь к этому делу широкую общественность».
    Тренд, заданный еще в начале тридцатых, подхватили тысячи ямальцев: субботники стали обычным делом, а благоустройство поселков и городов – зоной ответственности местного населения.
    В те годы газета взывала к пролетарской сознательности часто, до навязчивости: «Имеющийся коммунальный жилой фонд с площадью около 8 тыс. квадратных метров до сих пор эксплуатировался неправильно. Дома не ремонтировались. Многие коммунальные дома неблагоустроенны: нет уборных, помойных ям или дровяников (орфография, характерная для той эпохи, сохранена. – Прим. автора). Необходимо очистить Сале-Хард от мусора и навоза, поправить заборы, привести в порядок жилой фонд».
    С высоты нашего времени чувствуется, что автор этих строк лишь недавно приехал в поселок на полярном круге, вот и возмущается…
    Но вот работа, о которой долго твердил «КС», началась. Местный совет наметил построить тротуары на некоторых улицах и выделил для этого 5800 рублей. Деревянная мостовая на улице Ленина должна протянуться от речного вокзала до совхоза «Красный Октябрь» (те, кто постарше, помнят: именно эта улица дольше всех оставалась деревянной в Салехарде). Но средств не хватает, признает автор. Поссовету нужна помощь: трудовое участие салехардцев. На партийно-комсомольском собрании решили, что каждый коммунист и комсомолец должен в 1935 году отработать на «дорожных» субботниках не менее пяти дней.

    А В ГОРСАДУ КОРОВЬИ ЛЕПЁШКИ
    Пережив войну, салехардцы по-прежнему мечтали об уюте. А он всё никак не наступал ни в пятидесятые, ни в шестидесятые годы прошлого века. Даже памятник павшим большевикам и комсомольцам, который до недавнего времени стоял близ речного вокзала, требовал хозяйского отношения. Вот что писали об этом наши коллеги в 1961 году: «Поломанная ограда вокруг обелиска, надпись на нем различить нельзя. Летом могила и ограда зарастают густой травой, в которой можно найти не только брошенные бутылки, но и нередко самого пьяного!»
    Не в лучшем состоянии горсад: «В саду ни души, только коровы. Они оставили свои следы на дорожках, объедали зеленую листву деревьев…»
    Отдельная песнь – жилфонду. Дома №№ 79 и 81 по улице Республики строили студенты-политехники. Жители города с удовольствием наблюдали, как быстро воздвигались эти дома, как по двенадцать часов в сутки молодые строители не уходили с объекта. «Пятилетка за три года! Нет, лучше за два!» – с таким пролетарским настроением плотники и подумать не могли, что за скоростной тяп-ляп горожане еще не раз помянут их лаконичным гнусным словом. «Вот бы этих студентов сюда, поглядели бы на свою работу», – поговаривали недовольные салехардцы и писали в газету возмущенные письма.
    В чем же проблема? Ребята сделали свое дело – покрыли крыши. Остальное должны были доделать строители ремстройуправления: засыпать полы, сделать настил на чердаке, подвести толь под шифер, оштукатурить стены. Как получилось, что новоселы въехали в недоделанные дома?
    «И вот я стою, окруженная разгневанными жильцами, – пишет спецкор Е. Козлова. – Во время дождя дом залило водой. На верхних этажах потолки пробило насквозь. В квартире Храповых мокрые стены, ковры, мебель…»
    Досталось и нижним этажам – ливень, как из пулемета, пробивал щели неоштукатуренных домов.
    Жильцы, как могли, справлялись с ситуацией. Лалетины за полгода сожгли пять машин дров. Когда врач Пьяных поднял полы – ахнул: перед ним открылась глубокая яма, эдакий путь в коммунальную преисподнюю. Делать нечего. Пьяных нанял рабочих, истратил 60 рублей советских денег, и лишь после этого у него под полами появилась добротная насыпь, да и доски пола легли впритирку.
    «А могут ли истратить такую же сумму на полы Мавлюкеевы, отец семейства которых – инвалид, жена получает небольшую зарплату, а детишек шестеро?» – задается вопросом газета.
    Что сделал бы журналист «КС» в наши дни? Он не только поговорил бы с жильцами, но и отправился выяснять, кто же виноват и что можно сделать. Шесть десятков лет назад коллеги действовали точно так же. Начальник стройуправления ответил: «Мы дома сдали. Их приняла комиссия. Точка». Домоуправ: «Дома не мои». В горсовете: «Такие квартиры получили – и недовольны!»
    «Нам неизвестно, как будут рядиться и делиться ремстройуправление и домоуправление, но совершенно ясно, что здесь необходимы вмешательство исполкома горсовета, еще одна комиссия по определению предстоящих работ и… сами работы», – заключает спецкор.

    Бывает же!

    «БОЖЕ, ЦАРЯ ХРАНИ!» ПОД ПОРТРЕТОМ СТАЛИНА

    «Дом ненца сделать образцовым». Под таким заголовком в 1933 году газета опубликовала форматный материал.

    Сей «дом» в те времена был не только клубом с кружками самодеятельности и театром, но и гостиницей для тундровиков.
    «В номерах для приезжающих, так же, как и везде, грязно, темно, неуютно, белье на койках меняется крайне редко, по стенам и койкам ползают полчища клопов, – живописует «Няръяна Нгэрм». – Такие факты, когда в номерах нет света, в умывальниках нет воды, помещение не отапливается, – в Доме ненца обычное явление. В настоящее время дом – место, где живут постоянно местные работники». Издание призывает привлечь рабочую и колхозную молодежь, чтобы провести субботник, ликвидировать грязь.
    Были проблемы и с организацией досуга: «Надо пересмотреть состав драмкружка, выгнав оттуда дезорганизаторов, и сейчас же выяснить пригодность режиссера для руководства драмкружком…»
    Впрочем, в соседних Лабытнангах дела обстояли ничуть не лучше. Вот что об этом докладывал коллега по прозвищу Штык: «В красном уголке есть патефон и запас пластинок к нему. Среди пластинок есть такие, как «Боже, Царя храни!», и другие с вредной для нас музыкой. Не беда, если мы при недостатке пластинок иногда употребляем пластинки, выпущенные еще до революции, при условии, если содержание их отвечает нашим требованиям, – продолжает он. – Но, безусловно, такие пластинки, какие есть в Лабытнангах в красном уголке, должны быть немедленно изъяты».
    Ольга Сытник
    Ольга Сытник

    Автор
    +7 (34922) 4-09-70
    re@sd.ru