ОБЩЕСТВОКому скамейки с подогревом, а кому площадки для собак: ямальцы агитируют за уют ПРОИСШЕСТВИЯВ Тазовском районе рабочего убило током НОВОСТИКоробка «Малышу Ямала» станет контейнером для игрушек ОБЩЕСТВО«У него был дар воспитывать людей» НОВОСТИВ Яр-Сале хотят устроить своп-вечеринки, а в Муравленко – велопрокат НОВОСТИНа Ямале зафиксировали рекордную жару ОБРАЗОВАНИЕДля школьников Ямала создадут сеть IT-кубов ЭКОНОМИКАЯмальцы больше всех в России тратятся на алкоголь и сигареты КУЛЬТУРАСалехардам предлагают посмотреть кино в палатке ВЛАСТЬДмитрий Артюхов завершил автопутешествие по Ямалу и обещал регулярно повторять поездки ОБЩЕСТВОНа Ямале стартовал сезон охоты на пернатую дичь ВЛАСТЬПравительство ЯНАО выделит полмиллиарда на покупку квартир на вторичном рынке НОВОСТИ«Там столько грязи, Кать, тебе понравится!» Больше сотни экстремалов пробежали «ТрансУрал» ОБЩЕСТВО Ямальцев зовут на «КедрФест» СПОРТЯмальская шахматистка сыграет на командном чемпионате Европы ПРОИСШЕСТВИЯХозяин заброшенного завода в Надыме осужден из-за гибели ребенка НОВОСТИКак распознать в любимом «домашнего боксера» и вовремя сбежать НОВОСТИ«Ворота Ямала»: что мешает развиваться придорожному сервису? ЭКОНОМИКАБольше половины оленей в ЯНАО привили от «сибирки» ОБЩЕСТВОВ Салехарде убрали огромную бесхозную свалку ЗДОРОВЬЕОтделения Новоуренгойской ЦГБ приводят в соответствие нормам СанПин ВЛАСТЬГубернатор завершает недельный трип по Ямалу ОБЩЕСТВОНа Ямале даже обеспеченным многодетным предложат деньги вместо земли НОВОСТИУже водят сканерами по земле. В Губкинском покончат с дефицитом новостроек ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде мотоциклист сбил ребенка

  • От редакции

  • О чём молчат газетные подшивки

    14 Мар 2016

    О чём молчат газетные подшивки О чём молчат газетные подшивки
    Евгения Алеева оператор набора и верстки, накануне юбилея газеты вспоминает свои трудовые будни – 30 лет она отдала газете «КС». На днях ко мне подошел наш главный редактор и, напомнив о грядущем юбилее газеты, сказал так просто: «Напиши сама!» Я благодарна за доверие. 85-летие «КС» – хороший повод вспомнить далекие годы, свой трудовой путь и людей, многих из которых с нами уже нет. Вместе с ними ушла частица тепла, время невозвратной молодости…

    На память приходят слова из песни Юрия Антонова «…я не жалею ни о чем, осел фундамент, крепок дом…».
    И вот мой «фундамент» осел на 30 лет. В газету «Красный Север» я пришла в феврале 1986 года, работала секретарем-машинисткой. Главным редактором был Виктор Дмитриевич Котов. Его заместитель Николай Емельянович Сорокин занимался хозяйственными делами и вел журнал эффективности «красносеверских» материалов. Большого хозяйства в организации не было, журналисты писали на обрезках бумаги, оставшихся в типографии после печати газеты.
    Зато в личном пользовании редакции были катер и «УАЗ-469», по-народному – «козлик». В навигацию катер всегда был загружен, развозил журналистов в командировки по поселкам. Машина тоже не простаивала и с оказией частенько заезжала в магазины за продуктами. Особенно хороший выбор продовольствия был в Лабытнанги.
    Летом коллектив «КС» неизменно выбирался на природу. Помимо сбора грибов и ягод, мои коллеги набирались творческих сил и энергии.
    К нам часто приезжали на практику молодые журналисты, в основном из Питера. Как-то раз приключилась такая история: двое ленинградских ребят, получив командировочные удостоверения, укатили в поселок на катере, но вернулся только один. Второго пришлось искать. Как оказалось, он сильно подружился с местными и решил никуда не торопиться…

    В «ТЕРЕМКЕ», ДА НЕ В ОБИДЕ
    Старожилы помнят, что большую часть своей истории «Красный Север» размещался по ул. Республики, 98, в необычном двухэтажном доме времен развитого сталинизма. Симпатичная деревянная постройка с резными ставнями хорошо смотрелась на фоне однообразных времянок. На первом этаже здания размещалась типография и редакция «Красного Севера». На втором один из кабинетов занимала ненецкая газета «Няръяна Нгэрм» под руководством Хабэчи Хываревича Яунгада. Оба издания были одним целым и имели единые корни. В здании было много лестниц. Поднявшись на второй этаж, работники попадали в фойе с двумя кабинетами. Чтобы добраться до остальных помещений, нужно было подняться еще по одной небольшой лесенке, немного пройтись по коридору, спуститься на несколько ступенек ниже – и лишь после этого открывалась основная часть этажа с множеством комнат, закутков и выходом на симпатичный балкончик.
    Рядом с «КС» размещалась гостиница «Ямал», через дорогу – столовая «Ёлочка». Туда все ходили обедать и покупали булочки к чаю. Но самое главное – за зданием открывался красивый вид на Полябту. Летом в обеденные перерывы мы набирали бутербродов и бегали на ее обрывистый берег отдыхать.

    В ДУХЕ СВОБОДЫ И ПЕРЕМЕН
    Было время, когда коллектив сам выбирал своего руководителя. В 1990 году все проголосовали за Владимира Никитича Волошина. Мудрый, порядочный и очень талантливый человек. Его стараниями в газете появился первый компьютерный цех – для начала 90-х настоящее чудо техники! В воздухе витали новые слова: enter, backspace, caps lock. Газетная полоса выводилась на специальной пленке из нескольких кусочков. Затем эти кусочки собирались в одно целое. Стоял монтажный стол, на нем всё ненужное обрезалось, а остальное соединялось клеящей пленкой. Фотографии выводились тоже на пленке, отдельно. Обрезались по нужному размеру и крепились в зеркале на собранную полосу спецклеем на авиационном бензине. Этот клей не высыхал и давал возможность двигать, убирать и клеить кусочки обратно на полосу. Главное, не переборщить с его количеством. Было очень интересно, и все старались участвовать в этом процессе.
    Были и курьезные случаи. Готовили очередной номер. Оставалось подклеить фотографию. Стали искать, а ее и след простыл! Вспомнили, что рядом крутилась Лидия Дмитриевна Гладкая, это был ее материал и фото. Пошли к ней в кабинет, а она уже закрыла его и ушла. Время было позднее. Над дверью были окошечки, в одном не было стекла. Подтянулись, заглянули в окно, фото лежало на ее столе. Как достать? Владимир Никитич говорит: «Девочки, где-то были лыжи, тащите». Принесли одну, намазали ее кончик клеем и просунули в окно. Хорошо, что стол стоял недалеко от двери, раз – и фото прилипло. Мы вытащили лыжу вместе с ним наружу. Ура! Номер спасен!
    В газете работали люди, с которых я брала пример и у которых набиралась жизненного опыта: Людмила Анатольевна Борисова, Юрий Андреевич Кукевич, Ольга Григорьевна Лобызова, Ольга Анатольевна Ефремова, Лидия Дмитриевна Гладкая, Игорь Петрович Харламов.
    Как сейчас помню, приехала в редакцию из Яр-Сале молодая журналистка Татьяна Владимировна Копылова. Едва переступив порог, оставила сумку с вещами и тут же уехала на нашем катере в командировку. Все говорили: с корабля на бал, а может, наоборот…
    Она любила животных. У нее была маленькая собачка по кличке Кеша. Когда собиралось много народа, собачка начинала кусать всех за ноги. Таня извинялась и говорила, что у Кеши было трудное детство. С ней было интересно, и возле нее всегда собиралось много молодежи.

    КОЛЛЕГИ И ДОМОЧАДЦЫ
    Таня рано ушла из жизни. Она не единственный человек, кого мы потеряли. Среди них Людмила Степановна Мазунина, Евгений Митрофанович Гапонов, Евгения Александровна Никитина, Надежда Семёновна Самовская.
    С Людмилой Степановной Мазуниной я познакомилась, когда у нее уже был многолетний опыт газетной работы, она писала материалы о сельском хозяйстве и говорила, что пора на вольные хлеба. Занималась огородничеством, у нее во дворе был небольшой парник с овощами. Угощала всех свежим укропом. Любила мариновать грибы, варила разные варенья. Уезжая на Большую землю, позвала всех в гости. И вот сидим мы за столом, а она входит в комнату и, держа руки за спиной, предлагает: «Кто отгадает, что у меня в руке, тот получит подарок». Все начали гадать, да мимо! А она и говорит обиженным голосом: «Ну что вы, это же огурец!» Потом от нее в редакцию приходили посылки с сушеной мятой, листьями смородины и малины – к чаю.
    После отъезда Людмилы Степановны в ее квартире на улице Мичурина поселился фотограф из Ленинграда Евгений Гапонов. Он был общительным и неприхотливым человеком с хорошим чувством юмора. Он сразу прижился в нашем городе, здесь и остался навсегда. Бывало, едем в машине, а он лука поест и дышит на всех. «Женька, ты опять лука наелся!» А он только смеется. Евгений Митрофанович хорошо знал Ямал, его людей, после него осталось множество уникальных фотографий о жизни и истории региона. Хоронили его всем коллективом, Владимир Никитич лично занимался этим скорбным делом.
    Не зря говорят, что основную часть жизни человек отдает работе. Работа – это второй дом, и проведенное в нем время можно разбить на эпохи. Вот я и решила рассказать о том, что скоро, наверное, уже никто и не вспомнит…
    Жизнь идет своим чередом, редакция осваивает новые технологии, газета становится красивее и информативнее. Желаю ей и всем, кто с ней, процветания и множества благодарных читателей!