...°C

16+
  • От редакции

  • О чём молчат газетные подшивки

    14 Мар 2016

    О чём молчат газетные подшивки О чём молчат газетные подшивки
    Евгения Алеева оператор набора и верстки, накануне юбилея газеты вспоминает свои трудовые будни – 30 лет она отдала газете «КС». На днях ко мне подошел наш главный редактор и, напомнив о грядущем юбилее газеты, сказал так просто: «Напиши сама!» Я благодарна за доверие. 85-летие «КС» – хороший повод вспомнить далекие годы, свой трудовой путь и людей, многих из которых с нами уже нет. Вместе с ними ушла частица тепла, время невозвратной молодости…

    На память приходят слова из песни Юрия Антонова «…я не жалею ни о чем, осел фундамент, крепок дом…».
    И вот мой «фундамент» осел на 30 лет. В газету «Красный Север» я пришла в феврале 1986 года, работала секретарем-машинисткой. Главным редактором был Виктор Дмитриевич Котов. Его заместитель Николай Емельянович Сорокин занимался хозяйственными делами и вел журнал эффективности «красносеверских» материалов. Большого хозяйства в организации не было, журналисты писали на обрезках бумаги, оставшихся в типографии после печати газеты.
    Зато в личном пользовании редакции были катер и «УАЗ-469», по-народному – «козлик». В навигацию катер всегда был загружен, развозил журналистов в командировки по поселкам. Машина тоже не простаивала и с оказией частенько заезжала в магазины за продуктами. Особенно хороший выбор продовольствия был в Лабытнанги.
    Летом коллектив «КС» неизменно выбирался на природу. Помимо сбора грибов и ягод, мои коллеги набирались творческих сил и энергии.
    К нам часто приезжали на практику молодые журналисты, в основном из Питера. Как-то раз приключилась такая история: двое ленинградских ребят, получив командировочные удостоверения, укатили в поселок на катере, но вернулся только один. Второго пришлось искать. Как оказалось, он сильно подружился с местными и решил никуда не торопиться…

    В «ТЕРЕМКЕ», ДА НЕ В ОБИДЕ
    Старожилы помнят, что большую часть своей истории «Красный Север» размещался по ул. Республики, 98, в необычном двухэтажном доме времен развитого сталинизма. Симпатичная деревянная постройка с резными ставнями хорошо смотрелась на фоне однообразных времянок. На первом этаже здания размещалась типография и редакция «Красного Севера». На втором один из кабинетов занимала ненецкая газета «Няръяна Нгэрм» под руководством Хабэчи Хываревича Яунгада. Оба издания были одним целым и имели единые корни. В здании было много лестниц. Поднявшись на второй этаж, работники попадали в фойе с двумя кабинетами. Чтобы добраться до остальных помещений, нужно было подняться еще по одной небольшой лесенке, немного пройтись по коридору, спуститься на несколько ступенек ниже – и лишь после этого открывалась основная часть этажа с множеством комнат, закутков и выходом на симпатичный балкончик.
    Рядом с «КС» размещалась гостиница «Ямал», через дорогу – столовая «Ёлочка». Туда все ходили обедать и покупали булочки к чаю. Но самое главное – за зданием открывался красивый вид на Полябту. Летом в обеденные перерывы мы набирали бутербродов и бегали на ее обрывистый берег отдыхать.

    В ДУХЕ СВОБОДЫ И ПЕРЕМЕН
    Было время, когда коллектив сам выбирал своего руководителя. В 1990 году все проголосовали за Владимира Никитича Волошина. Мудрый, порядочный и очень талантливый человек. Его стараниями в газете появился первый компьютерный цех – для начала 90-х настоящее чудо техники! В воздухе витали новые слова: enter, backspace, caps lock. Газетная полоса выводилась на специальной пленке из нескольких кусочков. Затем эти кусочки собирались в одно целое. Стоял монтажный стол, на нем всё ненужное обрезалось, а остальное соединялось клеящей пленкой. Фотографии выводились тоже на пленке, отдельно. Обрезались по нужному размеру и крепились в зеркале на собранную полосу спецклеем на авиационном бензине. Этот клей не высыхал и давал возможность двигать, убирать и клеить кусочки обратно на полосу. Главное, не переборщить с его количеством. Было очень интересно, и все старались участвовать в этом процессе.
    Были и курьезные случаи. Готовили очередной номер. Оставалось подклеить фотографию. Стали искать, а ее и след простыл! Вспомнили, что рядом крутилась Лидия Дмитриевна Гладкая, это был ее материал и фото. Пошли к ней в кабинет, а она уже закрыла его и ушла. Время было позднее. Над дверью были окошечки, в одном не было стекла. Подтянулись, заглянули в окно, фото лежало на ее столе. Как достать? Владимир Никитич говорит: «Девочки, где-то были лыжи, тащите». Принесли одну, намазали ее кончик клеем и просунули в окно. Хорошо, что стол стоял недалеко от двери, раз – и фото прилипло. Мы вытащили лыжу вместе с ним наружу. Ура! Номер спасен!
    В газете работали люди, с которых я брала пример и у которых набиралась жизненного опыта: Людмила Анатольевна Борисова, Юрий Андреевич Кукевич, Ольга Григорьевна Лобызова, Ольга Анатольевна Ефремова, Лидия Дмитриевна Гладкая, Игорь Петрович Харламов.
    Как сейчас помню, приехала в редакцию из Яр-Сале молодая журналистка Татьяна Владимировна Копылова. Едва переступив порог, оставила сумку с вещами и тут же уехала на нашем катере в командировку. Все говорили: с корабля на бал, а может, наоборот…
    Она любила животных. У нее была маленькая собачка по кличке Кеша. Когда собиралось много народа, собачка начинала кусать всех за ноги. Таня извинялась и говорила, что у Кеши было трудное детство. С ней было интересно, и возле нее всегда собиралось много молодежи.

    КОЛЛЕГИ И ДОМОЧАДЦЫ
    Таня рано ушла из жизни. Она не единственный человек, кого мы потеряли. Среди них Людмила Степановна Мазунина, Евгений Митрофанович Гапонов, Евгения Александровна Никитина, Надежда Семёновна Самовская.
    С Людмилой Степановной Мазуниной я познакомилась, когда у нее уже был многолетний опыт газетной работы, она писала материалы о сельском хозяйстве и говорила, что пора на вольные хлеба. Занималась огородничеством, у нее во дворе был небольшой парник с овощами. Угощала всех свежим укропом. Любила мариновать грибы, варила разные варенья. Уезжая на Большую землю, позвала всех в гости. И вот сидим мы за столом, а она входит в комнату и, держа руки за спиной, предлагает: «Кто отгадает, что у меня в руке, тот получит подарок». Все начали гадать, да мимо! А она и говорит обиженным голосом: «Ну что вы, это же огурец!» Потом от нее в редакцию приходили посылки с сушеной мятой, листьями смородины и малины – к чаю.
    После отъезда Людмилы Степановны в ее квартире на улице Мичурина поселился фотограф из Ленинграда Евгений Гапонов. Он был общительным и неприхотливым человеком с хорошим чувством юмора. Он сразу прижился в нашем городе, здесь и остался навсегда. Бывало, едем в машине, а он лука поест и дышит на всех. «Женька, ты опять лука наелся!» А он только смеется. Евгений Митрофанович хорошо знал Ямал, его людей, после него осталось множество уникальных фотографий о жизни и истории региона. Хоронили его всем коллективом, Владимир Никитич лично занимался этим скорбным делом.
    Не зря говорят, что основную часть жизни человек отдает работе. Работа – это второй дом, и проведенное в нем время можно разбить на эпохи. Вот я и решила рассказать о том, что скоро, наверное, уже никто и не вспомнит…
    Жизнь идет своим чередом, редакция осваивает новые технологии, газета становится красивее и информативнее. Желаю ей и всем, кто с ней, процветания и множества благодарных читателей!
Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика