ОБЩЕСТВОВ Лабытнанги устанавливают фотозоны и скамейки с подогревом ОБЩЕСТВОКому скамейки с подогревом, а кому площадки для собак: ямальцы агитируют за уют ПРОИСШЕСТВИЯВ Тазовском районе рабочего убило током НОВОСТИКоробка «Малышу Ямала» станет контейнером для игрушек ОБЩЕСТВО«У него был дар воспитывать людей» НОВОСТИВ Яр-Сале хотят устроить своп-вечеринки, а в Муравленко – велопрокат НОВОСТИНа Ямале зафиксировали рекордную жару ОБРАЗОВАНИЕДля школьников Ямала создадут сеть IT-кубов ЭКОНОМИКАЯмальцы больше всех в России тратятся на алкоголь и сигареты КУЛЬТУРАСалехардам предлагают посмотреть кино в палатке ВЛАСТЬДмитрий Артюхов завершил автопутешествие по Ямалу и обещал регулярно повторять поездки ОБЩЕСТВОНа Ямале стартовал сезон охоты на пернатую дичь ВЛАСТЬПравительство ЯНАО выделит полмиллиарда на покупку квартир на вторичном рынке НОВОСТИ«Там столько грязи, Кать, тебе понравится!» Больше сотни экстремалов пробежали «ТрансУрал» ОБЩЕСТВО Ямальцев зовут на «КедрФест» СПОРТЯмальская шахматистка сыграет на командном чемпионате Европы ПРОИСШЕСТВИЯХозяин заброшенного завода в Надыме осужден из-за гибели ребенка НОВОСТИКак распознать в любимом «домашнего боксера» и вовремя сбежать НОВОСТИ«Ворота Ямала»: что мешает развиваться придорожному сервису? ЭКОНОМИКАБольше половины оленей в ЯНАО привили от «сибирки» ОБЩЕСТВОВ Салехарде убрали огромную бесхозную свалку ЗДОРОВЬЕОтделения Новоуренгойской ЦГБ приводят в соответствие нормам СанПин ВЛАСТЬГубернатор завершает недельный трип по Ямалу ОБЩЕСТВОНа Ямале даже обеспеченным многодетным предложат деньги вместо земли НОВОСТИУже водят сканерами по земле. В Губкинском покончат с дефицитом новостроек

  • От редакции

  • Собкор в белом халате (Журналист меняет профессию)

    18 Апр 2011

    Собкор в белом халате (Журналист меняет профессию) Собкор в белом халате (Журналист меняет профессию)

    Кем я только не мечтала в детстве работать! Даже хотела полететь в космос. Мне, пятилетней малышке, мама терпеливо объясняла, что «таких не берут в космонавты», что «это удел сильных мужчин». А Валентина Терешкова – это исключение. Так надо было стране.  В классе восьмом, серьезно увлекшись биологией, я вдруг поняла, что мой профессиональный поиск закончился, – я стану медиком.

    Начну с малого, думалось мне тогда. Закончу медучилище. Потом рвану в медицинский институт!..

    Не сбылись мои мечты. Я сильно заболела, почти полгода восстанавливали здоровье…

     «ОБЯЗАЛОВКУ»  НЕ ЛЮБИЛИ

     Но спустя время жизнь всё-таки предоставила мне удивительный шанс познать медицинские премудрости.

    Это было в педагогическом институте.

    В те далекие застойные времена студенток профильных вузов очень серьезно готовили к медсестринскому поприщу (а вдруг война?). По окончании курсов даже вручали «военник» с присвоением звания младшего лейтенанта.

    Целых два года еженедельно нас гоняли по лабиринтам гражданской обороны, заставляли зубрить анатомию и термины. На специальных муляжах мы до автоматизма отрабатывали процедуру внутримышечного введения лекарственных препаратов.

    Юные, несмышленые, мы даже пытались ругаться с преподавателями. Хотели отстоять право на необязательность посещений медицинских дисциплин. В голову не приходило, что всё это потребуется в жизни.

    Моим медицинским навыкам суровых испытаний не выпало. Довелось разве что ставить уколы сынишке, когда был маленьким. А еще родственникам и знакомым – по острой необходимости.

    Поэтому когда по редакционному заданию потребовалось «сменить» на время профессию, то я, не раздумывая, отправилась в больницу.

     ЕСЛИ НАДО – УКОЛЮ!

    Мне выдали белый халат. После чего врач Роза Довганенко откомандировала меня в процедурный кабинет. Здесь уже ждала опытная медицинская сестра Назиля Газымова – именно за ней закрепили шефство над «новенькой».

    Проверив мою профпригодность, наставница восхитилась ловкостью рук и познаниями (не подумайте, что преувеличиваю, так и было!). Вручила мне коробку с растворами, уколы. И предложила провести процедуру внутримышечной инъекции одному из пациентов.

    Если честно, я слегка занервничала, ведь давно уже не практиковалась. Но постаралась держаться спокойно, внешне демонстрируя беззаботность и храбрость. Выдержки хватило до того момента, как я открыла пакет с одноразовыми шприцами…

    Ладони вдруг вспотели, руки предательски задрожали.

    Назиля Гусейновна моментально уловила мое состояние. Подошла, просто погладила по спине и прошептала на ухо: «Всё будет хорошо...»

    Я вздохнула поглубже. Медленно выдохнула. И, читая про себя молитву «Отче наш», направилась к молодой пациентке…

    Она терпеливо ждала своей участи. И не подозревала ни о чем.

    Так-так, я спокойна. Сосредоточена. Протираю место укола. Быстрым движением всаживаю шприц. Ме-е-едленно ввожу лекарство, попутно интересуюсь состоянием пациентки… Проходит еще несколько секунд. И всё, дело сделано!

    Уф, благодарю Бога. С легкостью отпускаю пациентку. А она напоследок благодарит меня «за безболезненно сделанный укол». Ого, значит, я не промах!

     ПОСТСКРИПТУМ

     Правда, больше рисковать здоровьем людей я не захотела. Тем более что пришло время внутривенных сложных процедур.

    Оставшись наедине с наставницей, я уже не скрывала своих эмоций. После собственных волнений действия Назили Газымовой показались мне совершенными (позже, кстати, выяснилось, что она не просто незаменимый специалист в своей области, а, можно сказать, единственный).

    В общем, два часа, проведенных в ее кабинете, не прошли для меня бесследно. Многое открылось по-новому. Я поняла, что медсестра должна не только профессионально «колоть», но и уметь тонко чувствовать настроение больного, не обращая внимания даже на очень грубые выпады в свой адрес…

    Не зря говорят, что медсестра – это «ноги» безногого, «глаза» ослепшего и опора ребенку. Для этого мало навыков. Нужно призвание.

     Надежда Хабаза

    Фото из архива  автора