...°C

16+
  • От редакции

  • Язвительный листок

    18 Апр 2014

    Язвительный листок Язвительный листок

    Сколько сейчас средств массовой информации на Ямале? Пожалуй, и не сосчитаешь. А начиналось всё с одной выездной путинной листовки. Самая первая редакция прибыла в Обдорск в 1930 году. 5 июля вышел первый номер листовки. 

    Первым редактором «Рыбака» был Мясников, литсотрудниками работали Волков и Чанцев, наборщиком – Медведев, печатником – Бердов. Фамилии сохранились на групповой фотографии, сделанной в Обдорске.

     

    19 апреля – отмечается День ямальских СМИ.

     

    Имён или хотя бы инициалов на снимке не подписали, документов о работе первых на Ямале журналистов не сохранилось. 

    Направленные тобольской газетой «Советский Север», сотрудники первой выездной редакции на Ямале проработали с июля по октябрь и выпустили 28 номеров.

     

    В июне 1931 года вышел приказ о реорганизации кочевого агитлистка в окружную газету. В сентябре окружная газета обрела название, которое стало брендом: «Няръяна Нгэрм» («Красный Север»).

     

    ПОСТОЯННАЯ!

    Уже в первом номере «Рыбака» зашёл разговор о том, что округу нужна постоянная газета. Вот публикация некоего автора, подписавшегося «Тёмный». По слогу, убеждённости и оперативности нет сомнений – дело рук профессионального журналиста: «Впервые в Обдорске появилась печатная газета. Это большое новое дело надо приветствовать. Но грустно при мысли, что пройдёт путина – и вместе с ней прекратится выпуск газеты, снова обдоряне будут жить, как кроты, в неведении, что творится вокруг. Печатное слово в Обдорск, и тем более в тундру, проникает редко, с большим опозданием, оторванность мучительно действует на каждого живущего на Севере; много бывает и таких вопросов, которые нужно вынести на суд общественности, больших важных кампаний, вокруг которых мобилизовано общественное внимание – сделать это без газеты не представляется возможным. Я ставлю вопрос о том, что ввиду исключительной оторванности Обдорского края от окружного центра и большего успеха в хозяйственном и культурном строительстве, – в Обдорске нужна не выездная, а постоянная газета. Это моё мнение, что скажут другие?».

    Тема продолжается в следующем номере. «Я полностью согласен с мнением и доводами Тёмного о необходимости издания в Обдорске печатной газеты. Ведь, в самом деле, население Обдорского и Берёзовского районов обречено на полную оторванность от кипучей жизни культурных центров Советского Союза. Весна и осень – вот мучительное время для обдорян. Месяцами ему неизвестна жизнь в стране советов и борьба пролетариата с капиталом в других странах. Ни в какой мере не может удовлетворить туземца и зимняя почтовая связь. Центральная, даже окружная (тобольская. – Прим. авт.) газеты доходят до читателя Севера лишь через 2–3 недели, часто через месяц после выхода их в свет», – появляется во втором номере отклик. И опять – убеждённость и рука мастера.

    Одной перепиской в газете дело не кончилось. В следующем году, в марте, «Рыбак» вновь появился на Ямале. И уже в июне 1931 года вышел приказ о реорганизации кочевого агитлистка в окружную газету. В сентябре окружная газета обрела название, которое стало брендом: «Няръяна Нгэрм» («Красный Север»).

    Однако «Рыбак» не прекратил существование. Под таким названием стала выпускать выездной боевой листок первая окружная газета Ямала.

    Выездные редакции были повсеместным явлением в тридцатых – сороковых годах прошлого века. Сотрудники центрального либо регионального издания небольшой группой отправлялись на участки производства для выпуска своеобразного агитлистка. Темами многотиражек были борьба за качество и количество продукции, за подъём производительности труда. Если говорить о Ямале, то здесь выездные редакции «сражались» за улов и сохранность рыбы, за качество заготовок.

     

    НЕ ТОЛЬКО АГИТЛИСТОК

    Листаем подшивки «Рыбака» начала тридцатых годов. Отлично сохранившиеся, они дают представление о том, как работали первые ямальские журналисты.

    С июня по сентябрь корреспонденты переезжали из посёлка в посёлок, с песка на песок, работали там несколько дней, разговаривали с рыбаками, местными жителями, выездными бригадами, издавая от одного до пяти номеров газеты, затем двигались дальше. Место выхода газеты печаталось в шапке. Листки выездных редакций увидели свет в Аксарке, Пуйко, на промысле Аксарка (Ямбуринский участок), в Ныде и Нанги, на песках Табай-Вануйто, Хаманёл, Худоби, Наричи…

    Выезжая в тундру, журналисты имели точный план действий, понимали свои цели.

    Передовица первого номера была, по сути, программной: «Нет иной, более ответственной задачи на Севере сейчас, кроме рыбозаготовок. Каждый рыбак-колхозник и единоличник, каждый коммунист, комсомолец, профсоюзник, избач, учитель, врач, кооператор, рабселькор и рядовой общественник активист должны быть пронизаны центральной большевистской идеей – смести с пути рыбопромысловой кампании всякие препятствия, сломить сопротивление туземного кулачества и переселенцев из бывших кулаков, чтобы в сроки и полностью уловить пятьдесят тысяч тонн рыбы в этом году в нашем округе».

    Справлялись. Приезжали, «вскрывали нарывы», бичевали, жёстко критиковали рыбаков, не выполняющих план.

    Но не прямолинейным агитлистком стал «Рыбак». Писали обо всём – о быте, о тундровиках, о проблемах организации производства, науке…

     

    Выездные редакции были повсеместным явлением в 30-х – 40-х годах прошлого века. Сотрудники центрального либо регионального издания небольшой группой отправлялись на участки производства для выпуска своеобразного агитлистка.

     

    «Разгоралось утро. Несмолкаемый за всю ночь лай собак, смех, выкрики и гробовой стук на пристани всё усиливался за счёт сходящих с постелей. Закипела жизнь и у самоедов, один за другим из узких проходов своих чумов, как из ульев пчёлы, выползали на свет чёрные, будто негры, взрослые самоедки и самоеды. Вслед за ними с жизнерадостным видом и криком вылетали на воздух дети и, несколько раз околесив бесцельно чум, снова влетали в чёрное его отверстие. Женщины-самоедки готовили на кострах завтраки, мужчины развешивали сети, мазали дёгтем сапоги, приводили в порядок колданки-лодки, чинили и готовили вновь необходимые орудия лова. Всё это, по всему было видно, готовилось к лову».

    Благодаря работе журналистов на выезде мы узнаём о плохо налаженном быте рыболовецких бригад. «Общественная баня на пуйковском рыбозаводе находится в антисанитарном состоянии: полы загрязнены до невозможности, стены и потолок сырые, железной печки в раздевалке для просушки никто не додумался поставить». Или так: «По всем участкам пуйковского рыбозавода магазины Рыбпродснаба находятся в самом безобразном состоянии: грязь, лозунгов не имеется, очереди до сих пор ещё не изжиты. Весов и гирь не достаточно, ввиду чего часто употребляют вместо гирь пачки махорки».

    Вот ещё один пример. «Плохо живётся рыбакам на участке Антипаюта Тазовского рыбозавода. В бараке площадью в 120 квадратных метров живут 60 рыбаков со своими семьями. В ларёк Рыбкоопа с прошлого года не поступало товаров кроме махорки, сахара да затхлых пряников. Зато возле ларька высится пирамида из 99 мешков испорченной белой муки. Никакой литературы на участке нет и не было. Случайно попавшая в руки рыбака газета трёхмесячной давности считается большой ценностью, которая передаётся из рук в руки». И это уже сороковой год!

    Мобильные, острые, порой даже язвительные листки выездной редакции сыграли огромную роль в становлении районной прессы. Во время работы «в поле» росло профессиональное мастерство журналистов.

    На передовой знакомились работники пера с проблемами глубинки, и не только производственными, но и бытовыми, с особенностями жизни тундровиков, спецпереселенцев, русского населения в национальных посёлках. Отправляли свои заметки в головное издание. И даже в тобольском «Советском Севере» пусть редко, но появлялись материалы, написанные сотрудниками выездной редакции на «передовой» – в тундре, на рыбозаготовках.

     

    yazv2 l 18042014

     

    Ольга СЫТНИК

     

Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика