НОВОСТИВ Салехарде капитально отремонтировали четыре километра дорог ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде спасли мужчину с карниза многоэтажки ОБРАЗОВАНИЕ«Школьные» вертолеты летят за учениками в тундру ОБЩЕСТВОБоди-арт, флешмобы и живая музыка: как на Ямале отметили День российского флага НОВОСТИДмитрий Артюхов подвёл итоги большого автопробега по восточной части Ямала КУЛЬТУРАПолмиллиона на искусство. Творческие коллективы ЯНАО наградили грантами ЗДОРОВЬЕВ Роспотребнадзоре рассказали об эффективности вакцинации от гриппа на Ямале НОВОСТИСалехардцев из «поплывшей» двухэтажки временно расселят ОБЩЕСТВОДепутаты Тюменской областной Думы в Сургуте выбрали маршруты для межрегионального детского туризма ОБЩЕСТВОГлавные события форума «Мед» будут транслировать в интернете ЗДОРОВЬЕВсе условия. Ямальцев ждут на диспансеризацию по вечерам и выходные ПРОИСШЕСТВИЯВ Новом Уренгое отправили за решетку группу наркоторговцев ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске двое детей укололись найденными на улице шприцами ЭКОНОМИКААналитики выяснили, сколько ямальцев терпеть не могут свою работу НОВОСТИЮную салехардку будут два месяца ставить на ноги в Челябинске ПРОИСШЕСТВИЯВ Челябинске задержали мошенника, похитившего у ноябрянина 100 тысяч НОВОСТИВ Салехарде появилась экспериментальная разметка из пластика ОБЩЕСТВОНа День города в Новый Уренгой приедет певец лейбла Black Star ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске байкер на скорости вылетел из седла НОВОСТИДети мерзнут. На Ямале досрочно начался отопительный сезон ОБЩЕСТВОЗачем окольцевали малых лебедей на Ямале? ЭКОНОМИКАКруче, чем Олимпиада. В Казани стартует чемпионат WorldSkills ОБЩЕСТВОВ День российского флага водителям Салехарда раздали ленты с триколором ПРОИСШЕСТВИЯЗа пьяную аварию салехардскую мать-одиночку ждет колония с отсрочкой ЭКОНОМИКАВ сентябре на Ямале начнется сезон тюменских ярмарок

  • От редакции

  • Зачем делать из Ямала пугало?

    19 Апр 2011

    Перечитывая газеты тридцатых, понимаешь, что многое, конечно, на Ямале изменилось. 
     Но кое-что остается неизменным. И по сей день живы мифы и шаблонные представления о суровости края и его жителей. Итак, о чём писал «КС» в 30-е?

    О ВЗДОРЕ И МЕЧТАХ

     

    Вздор рождается как феникс из пепла. И растет бурьяном, цветет халтурой и скептицизмом.

    Разговор про северный Ямал – «земли конец» – обычно начинается с выразительного жеста безнадежности.

    – Где же его достать?

    – Как можно дерзать… Скакать – не доскачешь.

    – Разве только экспедицией…

    И северному Ямалу отказывали в будничных нормах жизни.

    А некоторые ушибленные литераторы по ограниченности своей и низкопробному мелкожулью, пользуясь и наивной доверчивостью читателя, и принципом, что «читатель, он такой, он всё может проглотить», – с первых же строк о «земли конце» беззастенчиво громоздят массу шаблонных арктических ужасов, красот и нелепостей.

    Безнадежность и штампованная экзотика – это северный Ямал. А тундра, кипучая жизнь под радужными переливами северного сияния – это уж пятью градусами южнее. Ведь надо же чем-то оправдать вздорность воображения и легкий заработок на халтуре! Так вот и выдан был вид на жительство географическим параллелям от шестьдесят шестой до семьдесят третьей.

    Нет слов, далеко северный Ямал, оторван он от всех даже относительно культурных центров, без связи, в ночи и буранах живет. Но зачем же из всего этого делать пугало? И обязательно навязывать представление о северном Ямале, пропущенное сквозь призму собственных страхов и собственных глупостей?..

    Вообразит это себе этакий человечище, что северный Ямал в самом деле сплошная романтика. Едет туда создавать, например, советскую власть и прощается со всеми родными и знакомыми.

    В прошлом году из Нового Порта выехали на мыс Дровяной уполномоченные, чтобы организовать там советскую власть. Толком из этой затеи ничего не вышло, ибо это была именно затея, экскурс в романтическую неизвестность, соответствующим образом обставленный.

    Там, на месте, новоявленные ливингстоны решили «организовать и сплотить», «поднять энтузиазм» и пр. у бедноты и середняков.

    Поехали по чумам.

    В первом же чуме они встретили традиционное гостеприимство. Хозяин, маленький тщедушный старичок, равнодушно следит, как поглощают промерзшие уполномоченные в стружку нарезанное мороженое мясо и горячий чай. Хозяин почтительно оберегает аппетит гостей и не лезет надоедливо с вопросами. Потом гости сыто икнули и отвалились на оленьи шкуры.

    Тогда начался разговор.

    – Куда же вы едете?

    Уполномоченные вежливо и обстоятельно держат ответ.

    – Так… так…

    – Так вот что, – молвил оленевод внимательно, но снисходительно выслушав гостей.

    – Нарты уже готовы. Езжайте, добрые люди… обратно на факторию. Пока тут я хозяин, что скажу, тому так и быть. А вам делать дальше в тундре нечего…

    В русском переводе это неожиданное резюме спокойной беседы, может быть, звучит грубовато. Но с этакой грубоватостью, фамильярной безапелляционностью выпроводил уполномоченных Вэнга Эси, крупный князек тундры, из своих «сфер влияния».

    …И уполномоченные уехали на факторию. Их благородные порывы потухли перед кулацкой наглостью…

    Из чувства ложного стыда, обходя здравый смысл и прямой смысл советской конституции, уполномоченные потом всё-таки создали совет. Но плод служебного рвения вышел недоношенным и, ходят такие злые слухи, «незаконнорожденным». Однако ямальский райисполком ничтоже сумняшеся принял дефективного «новорожденного» и выдал ему путевку в жизнь.

    Л. Виктор,

    «Няръяна  Нгэрм», январь 1932 г.

     

    – КОТОРЫЙ ЧАС?

    – ПОЛОВИНА ОДИННАДЦАТОГО.

    До сегодняшнего дня в поселке Сале-Хард не установлено точное время. Лесозавод дает свисток в 11 часов, на почте в это время половина двенадцатого, а по «ходикам» пожарного депо времени только половина одиннадцатого. Поэтому крайне затруднительно узнать, кто же, наконец, более правильно сообщает о времени.

    «Няръяна Нгэрм» («Красный Север»), 1934 г.