16+
  • 1917–2017. Преступление и наказание

    04.11.2017 15:24:00

    1917–2017. Преступление и наказание КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Набиваю в поисковой строке «Яндекса»: «Мы, дети тех, кто наступал на белые отряды». На строчку из оптимистичной революционной песни получаю жутковатый набор иллюстраций: не рукастых строителей светлого будущего, не Днепрогэс, не комсомольцев с кирками – горы трупов.

    На большинстве фотографий замученные фашистами детишки, повешенные партизаны, павшие в бою красноармейцы, расстрел дезертиров, разруха, голод, смерть. Кстати, «Рамблер» выдает тот же результат…

    Для чистоты эксперимента набиваю в поисковике «радость» – выходит предлинный набор смеющихся людей. Пишу «Господь» – получаю в итоге строгий набор библейских сюжетов, икон. И даже на «Боже, Царя храни!»  «Яндекс» реагирует вполне однозначно, результат поиска – не глумливые фотожабы, а портреты Николая второго и нотные странички с гимном Российской империи.

    С детьми тех, кто воевал за большевиков, действительно, случилось страшное. До переписи 1959 года дожила едва ли половина тех, кто родился в первые годы Советской власти.

    Волей-неволей на память приходят слова Святейшего Патриарха Кирилла: «Церковь взирает на минувшую войну не так, как смотрят на нее историки или политики… Мы знаем, что происходило в народе нашем после кровавых событий начала XX века. Сколько же было неправды, зла и человеческих страданий! Но Господь смыл эту неправду и это зло кровью нашей, кровью отцов наших, как то было не единожды в истории рода человеческого. И потому мы должны проникнуться особым пониманием искупительного значения Великой Отечественной войны — это и есть религиозное понимание».

    И вот еще его слова: «Война [Великая Отечественная] была наказанием за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью. Если бы вместо страшного наказания наступило материальное процветание и победа идеологии, тогда каждый здравомыслящий человек спросил бы: а где суд Божий? Наказание Божие – это не проявление некоего деспотизма и жестокости, (...) это явление Божественной справедливости, без которой не может быть бытия мира».

    Увы! Не все дети, понеся заслуженное наказание, способны воспринять родительское наставление. Иные до седых волос топают на старших ножкой: сначала на папеньку с маменькой, потом на учителей, затем на самого Бога. Всё ищут какой-то своей, удобной только им, правды-оправдания. Страшно представить, что Господь уготовил тем, кто даже после тягчайших уроков истории отрицает священную искупительную жертву предков, продолжает бороться  и с церковью, и с Богом!


    История несостоявшегося примирения

    В канун юбилея большевистской революции произошло знаковое событие. Житель Томска Денис Карагодин, преодолев массу административных барьеров, выяснил имена людей, убивших его деда – Степана Карагодина.

    Степан Карагодин с семьей

    Незнакомые с этой историей, наверное, удивятся такой постановке вопроса: дескать, почему, по какому праву от родственников потерпевшего скрывали имена тех, кто лишил человека жизни. Отвечаем: пожилой амурский крестьянин Степан Карагодин попал под каток репрессий 1937 года. На него навесили ярлык резидента японской разведки и расстреляли. Сибиряка полностью реабилитировали в 2003 году. То есть признали, что он не был диверсантом и шпионом. Его судьбе посвящен сайт www.stepanivanovichkaragodin.org.

    ОБ УМЕНИИ  ПРОЩАТЬ

    С той поры много воды утекло, но память человеческая так устроена, что мы десятилетиями скорбим о своих родных и близких. При этом нам небезразлично, как предок жил и как умер. Особенно, если его смерть была насильственной. В общем, думаю, нет ничего удивительного в том, что Денис Карагодин пожелал установить имена лиц, причастных к смерти деда. Но знаково то, что ознакомившись с материалами его расследования, ему написала… внучка сотрудника НКВД. Того самого, что в числе прочих расписался на акте о расстреле.

    На сайте Карагодина приведены строчки из этого письма: «Мне очень стыдно за всё, мне просто физически больно. И горько, что ничего я не могу исправить, кроме того, что признаться вам в моем с Зыряновым Н.И. родстве и поминать вашего прадедушку в церкви».

    Денис Карагодин ответил: «Я протягиваю Вам руку примирения… Я предлагаю Вам обнулить всю ситуацию. Вы своим письмом сделали главное – были искренни, а этого более чем достаточно...

    Живите со спокойной душой, а главное с чистой совестью. Ни я, ни кто-либо из моих родных и близких не будет ни в чем Вас винить. Вы прекрасный человек – знайте это».

    На этом можно было бы поставить жирную точку и порадоваться тому, как просто оказывается, забыв старые обиды, снять с души тяжесть заочной вражды.  Кстати, на вышеупомянутом сайте эта переписка именуется актом гражданского примирения и согласия.

    И  ВНОВЬ  ЗАКЛЕЙМИЛИ  ШПИОНОМ

    Увы, не получилось из этой истории ничего образцово-показательного. Пока одни восхищались действиями Карагодина, другие затаили на него прямо-таки классовую обиду. И начала история выворачиваться наизнанку. Расстрелянному деду припомнили то, что в Гражданскую он (страшное дело!) служил в штурмовом казачьем отряде и участвовал в аресте 20 большевиков. На этом основании на него на полном серьезе отдельно взятые блогеры навесили ярлык «карателя». Затем подтянули замшелую версию НКВД о работе на японскую разведку и еще раз заклеймили Степана Ивановича «японским шпионом». В ход шли самые абсурдные доводы и обвинения, включая, к примеру, такие: «1920-й год. Идут в город партизанские отряды через Волковку. Убивают мужа его сестры, отбирают у Карагодина шубу и, кажется лошадь. Этого было достаточно для того, чтобы опять на долгое время восстановить его против Советской власти…»

    У меня риторический вопрос: если у кого-нибудь из наших современников «партизаны» убили бы близкого родственника, этого хватило бы, чтобы возненавидеть злодеев? Или понадобилось бы еще отнять машину и хату спалить?

      В общем, разошлись стороны так и несостоявшегося гражданского примирения по своим баррикадам. Денис Карагодин – продолжать расследование, чтобы привлечь к ответственности всех-всех-всех виновных, по его мнению,  в убийстве деда, включая тех, кто как-либо причастен к репрессиям в СССР. Его оппоненты –  настаивать  на своей версии  революционных событий.

      А ведь нужно было так немного. Потомкам красных – признать, что наши предки не быдло, и могли иметь мнения и чаяния, идущие вразрез с «линией партии». А Денису Карагодину – простить всех, как он уже простил внучку своего недруга.

    Автор

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика