ОБЩЕСТВОДепутаты Тюменской областной Думы в Сургуте выбрали маршруты для межрегионального детского туризма ОБЩЕСТВОГлавные события форума «Мед» будут транслировать в интернете ЗДОРОВЬЕВсе условия. Ямальцев ждут на диспансеризацию по вечерам и выходные ПРОИСШЕСТВИЯВ Новом Уренгое отправили за решетку группу наркоторговцев ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске двое детей укололись найденными на улице шприцами ЭКОНОМИКААналитики выяснили, сколько ямальцев терпеть не могут свою работу НОВОСТИЮную салехардку будут два месяца ставить на ноги в Челябинске ПРОИСШЕСТВИЯВ Челябинске задержали мошенника, похитившего у ноябрянина 100 тысяч НОВОСТИВ Салехарде появилась экспериментальная разметка из пластика ОБЩЕСТВОНа День города в Новый Уренгой приедет певец лейбла Black Star ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске байкер на скорости вылетел из седла НОВОСТИДети мерзнут. На Ямале досрочно начался отопительный сезон ОБЩЕСТВОЗачем окольцевали малых лебедей на Ямале? ЭКОНОМИКАКруче, чем Олимпиада. В Казани стартует чемпионат WorldSkills ОБЩЕСТВОВ День российского флага водителям Салехарда раздали ленты с триколором ПРОИСШЕСТВИЯЗа пьяную аварию салехардскую мать-одиночку ждет колония с отсрочкой ЭКОНОМИКАВ сентябре на Ямале начнется сезон тюменских ярмарок ОБЩЕСТВОВ Лабытнанги пройдут «Игры героев» ОБЩЕСТВОСамая знаменитая коза Ямала уехала… к челябинскому козлу ЭКОНОМИКАСалехардцев ждут в Школе социального предпринимательства НОВОСТИРекордный штраф за укус «заработала» чихуа-хуа из Нового Уренгоя ПРОИСШЕСТВИЯЛодочника из Приуралья, угробившего трех сельчан, ждет суд ОБЩЕСТВООчень близко… В Салехарде лисы продолжают «разводить» горожан на еду НОВОСТИЛетать нецелесообразно. «Аэрофлот» уходит из Салехарда СПОРТДвое ямальцев пробегут от Лабытнанги до Харпа и обратно, чтобы помочь детям с синдромом Дауна

  • Безаварийный налёт для лётчика как госнаграда

    16.08.2015 03:36:27

    Безаварийный налёт для лётчика как госнаграда

    Ветеран ямальской авиации вспоминает об ошибках, на которых учились.

    Полет не по инструкции, мобилизация всех знаний и опыта, посадка на ощупь… Таких историй ямальские авиаторы могут рассказать кучу. А еще, оказывается, небо везде разное, к каждому нужен свой подход.

    В интервью «КС» бывший штурман Салехардского летного отряда Александр Холматов рассказал свою историю освоения неба. Последний рейс он сделал на «Ан-26» в 1999 году, перед продажей самолета.

    Потом Салехардский филиал «ТюменьАвиаТранс», проигравший в гонке авиакомпании «Ямал», ликвидировали – летный отряд пошел под сокращение. На заслуженный отдых штурман с супругой по программе переселения перебрался в Тюмень. Сначала сны о полетах не давали покоя, теперь привык.

     

     

    ПУТЬ В НЕБО НАЧАЛСЯ С МОРЗЯНКИ

    – Я очень мечтал стать штурманом. В войну штурман был незаменимым человеком в бомбардировочной авиации. Но в Барнаульском летном училище меня зарубили по здоровью, я тогда сказал: всё равно буду летать, – начал рассказ Александр Михайлович.

    Началась его летная карьера с военной авиации, на срочную службу парень из Узбекистана попал в полтавскую авиационную дивизию военным радистом.

    Уроки азбуки Морзе Александру Холматову дали на железнодорожной коротковолновой станции, он там работал до призыва. Результат – в первый же день службы назначение инструктором, морзянку он бил лучше всех. Но пока даже это не позволяло ему взлететь, стрелками-радистами на «Ту-16» были рядовые солдаты, которые прошли специальное обучение. Желая попасть в небо, он упросил командование перевести его из полтавской дивизии в прилукский полк. Первую радиограмму на новом месте он набил с такой скоростью, что в ответ просили тише, уважение заслужил и в Прилуках. Но быть радистом на борту разрешили, только когда он подписался на сверхсрочную службу, – таковы условия. В армии Холматов получил отличника военно-воздушных сил и первый класс воздушного стрелка-радиста.

    После военной авиации была гражданская. В 1972 году молодой парень после «Тушки» освоил пассажирский «Ил-18». Но переучиваться на штурмана его взяли не сразу, пришлось доказывать, что 2,5 года лету радистом-инструктором – это не просто так. Уже потом были «Ан-24», «Ан-2», «Як-40» и даже «Ми-8». Штурману был присвоен первый класс и открыт доступ к международным полетам.

     

    ТРИ МИНУТЫ СТРАХА

    Гроза – первый враг самолета. Александр Михайлович рассказал, однажды ему пришлось встретиться со стихией. Допустили это по глупости, зато получили урок на всю жизнь. Первые седые волосы заработал там.

    Летели на Днепропетровск с грузом-200, под Волгоградом попали в сильную грозу, пришлось сесть, лето – страшная жара. Фронт стоял от Ленинграда до Черного моря – поделил всю страну, а лететь надо срочно. Через несколько часов в локатор увидели небольшую дырочку. Решили – пройдем. Из-за жары самолет не мог набрать высоту, до той дырки еще километров 150.

    – Что делать? Есть два варианта: 150 километров на Север или три минуты страха – это значит войти в грозу. Решили – три минуты страха. А там черные ямы, попадешь – не вылезешь, электризация и турбулентность такие, что луч от локатора назад не возвращается. Увидел уже поздно, самолет подсосало. Рев, скрежет, треск, свист. Все стекла покрыты светящимися щупальцами. Самолет – как кота за шкирку взяли – начало трясти вверх-вниз. Я глазами уперся в локаторы и только команды даю: левее, левее, правее... Оба пилота борются со штурвалом, чтобы в ямы не попасть. Через три минуты выплюнуло. Тишина… Чистота, звезды светят. Домой прилетел, жена говорит: «Что-то ты в известке волосы вымазал». Известка не смывается. Всё – белый.

    Ямальское небо таких испытаний не устраивало. Суровый край заставлял понервничать при заходе на посадку. В Яптик-Сале летали за рыбой, ледяную полосу накатывали прямо на реке, ставили бочки, сверху всё видно на пятерочку. Только самолет начинает заходить, стелется поземный туман – полосы нет. Сложно было, но садились, рассказывает Александр Михайлович.

     

    НАГРАДА ЗА БЕЗАВАРИЙНЫЙ НАЛЁТ

    О своем знаменитом командире 243-го Салехардского летного отряда Александр Холматов рассказывает с особым почтением. Геннадий Николаевич Зайцев, уже будучи директором Федеральной авиационной службы и первым замминистра транспорта РФ, выхлопотал для авиаторов звание ветерана труда.

    – До 1998 года человеку из летного состава было сложно получить ветерана труда, для этого должны быть государственные награды, а их руководители оставляли для себя и близких. Геннадий Николаевич сделал так, что 10 000 часов безаварийного налета у летчиков и 6600 у вертолетчиков приравниваются к государственной награде. За это мы ему очень благодарны.

    Значок на парадном пиджаке Александра Михайловича говорит, что его безаварийный налет – 15000 часов. Сколько их на самом деле – сосчитать, пожалуй, невозможно. Многие полеты не вписывались в норматив, согласно которому длительность полета не должна быть дольше девяти часов. А из Нового Уренгоя до Симферополя долететь за 9 часов не выходит. Время урезали, час-полтора выкидывали, сколько таких урезанных часов было...

     

    ЯМАЛЬСКОЕ НЕБО НЕ ПОМЕНЯЛ ДАЖЕ НА РОДНОЕ, УЗБЕКСКОЕ

    На Ямал штурмана Холматова привела мечта, романтика. Тогда она была важнее денег, и таких романтиков находилось немало. После Кировоградского училища, где он упорно не хотел пересдавать экзамен, чтобы исправить четверку для получения красного диплома, убежденный, что не оценки, а небо покажет, насколько он его достоин, молодой штурман приехал в Салехард.

    – Однажды я летел в отпуск, к маме в Ташкент. И надо же случиться – в это время там упал самолет «Ту-154», погибло 180 человек. Геннадий Николаевич Зайцев приехал разбираться, вокруг него бегают местные чиновники… Он увидел меня, спрашивает: «Штурман, а ты что здесь делаешь?» Ведь узнал! «Погоди-ка. На каких самолетах хочешь летать – «Ту-154», «Ил-76»?» Говорю, что надо подумать. «Думать некогда, – отвечает Геннадий Николаевич, – пока я здесь, всё дадут – и квартиру, и самолет. Меня не будет – ничего не жди». Я отказался, сказал, в Салехард полечу. Такой он человек, хотел помочь. А мне Север интересней, я привык к нему, хоть и край суровый. Работа же чем сложнее, тем интересней. Вот сейчас я в охране работаю, у меня большой объект, обход – не пять минут, а полчаса, надо много чего проверить. Работать нескучно.

    Напоследок вопрос: если бы к вам сейчас приставили ученика, о чем бы ему рассказали?

    – В первую очередь строго выполнять НПТ – наставления по производству полетов. Там сказано, чего нельзя делать. Эти наставления написаны кровью. После разбора каждой авиакатастрофы в НПТ появляется новая строчка. Это очень ценная книга, хоть и небольшая по размерам.

     

    Алсу ХАЙРЕТДИНОВА

    alsu_x@mail.ru

    Фото автора 

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...