ПРОИСШЕСТВИЯСамолет вернулся в новоуренгойский аэропорт из-за неполадки ОБЩЕСТВОСалехардка лидирует в конкурсе финно-угорских красавиц ОБЩЕСТВО«Убитую» дорогу в Лабытнанги реконструируют с помощью современного асфальта ОБРАЗОВАНИЕПервый «Последний звонок» прозвучал в воскресных школах Ямала ОБЩЕСТВОСалехардцы сегодня встречают «Первую волну» ОБЩЕСТВОУточнение по материалу «В Ноябрьске мама, обвинившая хирурга в гибели дочери, получила встречный иск» ОБРАЗОВАНИЕ«Есть ощущение, что детство закончилось!» Ямальские выпускники прощаются со школой ЖИЛЬЁВ ямальской глубинке построили для медиков современное жилье НОВОСТИ«Приходите без шпаргалок»: на Ямале готовятся к школьным экзаменам ОБЩЕСТВОВ Казым-Мысе вновь появился горячий хлеб ЭКОНОМИКАСевморпуть разогревается буквально ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске эвакуировали больницу АГРОПРОМНа Ямале прогнозируют замор рыбы ВЛАСТЬИзбирком ЯНАО проверил доходы партий: лидирует «Единая Россия» НОВОСТИГолова ледохода на Оби находится в 40 километрах от Салехарда ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде обвиняемый со сложной биографией вновь сбежал ОБЩЕСТВОВ таежной Тольке Красноселькупского района открылся МФЦ НОВОСТИМусорный скандал на Ямале закончился миром ПРОИСШЕСТВИЯВ Лабытнанги пьяный автомобилист едва не угробился НОВОСТИОт салехардцев ждут подсказок по «убитым дорогам» на окраинах города ОБЩЕСТВОЯмальские потрошители посылок на фронт чудом спаслись от расстрела СПОРТВ Тольке построят новую лыжную базу со спортзалом ОБЩЕСТВОЛед еще не тронулся, а таркосалинцы уже купаются: видеокадры ЗДОРОВЬЕУ таркосалинских стоматологов появилось новое оборудование для четких снимков НОВОСТИБолее 30 тысяч ямальских детей отдохнут в летних лагерях

  • «Дети не могут быть испытанием!»

    31.05.2014 01:03:47

    «Дети не могут быть испытанием!»

    Как молодая вдова перешла в рыбаки и подняла на ноги восемь детей без углов и ежовых рукавиц.

    Наталье Пяк из Харампуровской тундры не было сорока лет, когда муж умер. Она осталась одна с восьмью детьми, но даже мысли не допускала о том, что их воспитание обойдется без ее участия.

    Иду к ней, к женщине, у которой, как говорят, характер удивительной силы, он как стержень, перед которым мерзлота расступается, – а сама робею. Оставшись без мужа, я лишилась всего – света, тени, дня и ночи. У нее та же беда, но она с ней справляется, как если бы не потеряла супруга, а словно его силы перешли к ней. 

    – Не было желания в то время переехать в поселок, город? Легче было бы – не надо воду носить, дрова заготавливать, теплую одежду в магазине купить можно… – первым делом спрашиваю хозяйку.

    – А зачем? – удивленно отвечает она. – Ведь только там, на стойбище, мы – дома.

     

    МАСТЕРСТВО ПОЛУЧИЛА ОТ ПРЕДКОВ

    Она вышла замуж рано. По древнему обычаю лесных ненцев некоторое время жила в чуме родителей будущего супруга. Невестку они растили с юных лет, воспитывали, опекали, заботились, учили вести хозяйство.

    После женитьбы молодые стали жить в своем чуме. Сергей трудился в местном совхозе рыбаком-охотником, Наталью приняли чумработницей. А в 1981 году родилась Анастасия. Жизнь начиналась ровно и гладко. Любая работа спорилась в руках молодой хозяйки, да и муж старался – не считал зазорным помочь жене по дому, нянчился с малюткой. Затем один за другим появились на свет Раиса, Всеволод и Александр.

     

    И ЗА МАМУ, И ЗА ПАПУ

    Когда Сергей Солувич, муж Натальи, умер, самому младшему сынишке был всего годик, старшей дочери Насте едва исполнилось 16 лет. Четыре сына, четыре дочки и старенький отец. Каждый получал к новой зиме теплую, меховую одежду.

    – Но это же сколько шкур, камуса надо выделать, чтобы сшить малиц, ягушек и бокарей на восемь детей? И не один час нужен, чтоб всё это изготовить! – удивляюсь умениям собеседницы.

    А она совсем просто отвечает:

    – Кто на своих детей время да силы жалеет? Мои дети только мне и нужны.

    Из чумработниц Наталья Юрьевна перешла в рыбаки. Стала наравне с мужчинами добывать «живое серебро». До сих пор сама выезжает на реку на моторной лодке, выходит на сплав теперь уже со взрослыми сыновьями. Между работой и хлопотами по домашнему хозяйству успевала воспитывать самых маленьких, они постоянно были при ней. Старшие девочки – Настя, Рая, Зоя – и сын Всеволод учились в школе-интернате , в Тарко-Сале, приезжали на каждые каникулы.

    – Никто не знает, как им придется, ­– рассуждает мать, которая уверена, что никто, кроме нее самой, не научит ее детей премудростям тундровой жизни. – Мальчишки уже в школьном возрасте были помощниками. Бывало, покажу им, что да как надо делать, и они моментально усваивали.

    Ребятишки росли добрыми, послушными, старательными в учебе. Маму неоднократно поощряли за хорошее воспитание. Целую стену в большой комнате их трехкомнатной квартиры в райцентре украшают почетные грамоты и благодарности от школы, местных органов власти, окружных структур.

    – Всё у вас как будто само собой получалось и получается: и дети беспроблемные, и очаг в чуме горит, при содействии общины угол в городе обрели… – говорю ей.

    – Само собой никогда ничего не выйдет. Жила и живу, как могу, как считаю правильным. С детьми необходимо беседовать, учить их, в голову и душу вкладывать нужные и полезные знания.

     

    ДО САМОГО ЧУМА – НА МАШИНЕ

    В Харампуровской общине о многодетной маме отзываются как о старательной и ответственной работнице. Помнят, как сложно ей приходилось, когда ребятишки совсем маленькими были. Ну а теперь сыновья да дочки в работе ей помощники.

    – А мама строгая родительница? Какой у нее главный метод воспитания? – интересуюсь у 22-летнего сына Натальи Юрьевны Александра. Он окончил Тюменский государственный нефтегазовый университет, выучился на архитектора. Сейчас трудится в Тарко-Сале.

    – Ни углов, ни ежовых рукавиц, ни повышенных тонов в детстве не было, единственный метод – слово, – отвечает молодой человек.

    Сергей, которому недавно исполнился 21 год, помнит, что отношения между мамой и папой всегда были теплыми, душевными. Парень учится в Тюмени, в колледже при ТюмГНГУ.

    Самая старшая, Анастасия, – многодетная мама. Она живет в Тарко-Сале, воспитывает пятерых детей. Раиса тоже растит двоих малышей, с мужем проживают в Губкинском.

    25-летняя Зоя работает в Пуровском центре национальных культур.

    Всеволод занят в традиционных отраслях.

    Самый младший, 18-летний Пётр, – главный помощник мамы, он остался в родном стойбище, трудится вместе с ней.

    На днях Наталья Юрьевна собирается домой, в стойбище Пайсята вблизи реки Кедровой, где обосновался ее род. Приезжала в Тарко-Сале справить кое-какие документы, продуктов прикупить. Радуется: «Хорошо, что дорога есть, до самого чума могу доехать на машине».

    Напоследок спрашиваю ее о самом важном: «Как всё-таки остаться на плаву, не сломаться во время сложных испытаний?»

    Но она будто не осознает, о чем я толкую, поэтому, удивленно вопрошает:

    – Да разве родные дети – это испытание? И как свой чум может быть в тягость? Я не понимаю тех людей, на которых глянешь, а они не живут, а мучаются. Надо работать, деткам своим помогать, внуков поднимать.

     

    Майма САЛИНДЕР

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...