1...3°C

Цифровое ТВ
16+
  • Форс-мажор на взлёте

    28.10.2011 10:37:17

    Форс-мажор на взлёте

    На оценку ситуации у командира Толкачёва было лишь несколько минут. Их хватило, чтобы совершить подвиг. 

    Погожий осенний день 14 октября не предвещал ничего плохого. Всё было буднично. С утра экипаж Сергея Толкачёва уже сделал первый рейс – из Салехарда в Новый Уренгой. В обоих городах благоприятные метеоусловия. Подвоха ждать, казалось, неоткуда.  

    К обратному пути готовились, как положено. Перед вылетом для «Ту-134» АТК «Ямал» в аэропорту выполнили всё необходимое.

     

    – Самолет обслужили, заправили топливом, технический состав расписал всю документацию, – так командир начал рассказ о полете, который благодаря его личному профессио-нализму не стал злополучным и трагическим для десятков людей.

     

    Журналисты «Красного Севера» встретились с Сергеем Толкачёвым в VIP-зале Салехардского аэропорта. Подтянут, взгляд спокойный, доброжелательный, видимо, журналистская братия еще не успела надоесть. Его строгая выправка сродни военной напомнила, что одна из отечественных пилотажных групп носит название «Русские витязи». Асы. Элита истинная, приобретшая высочайший статус реальными заслугами. Как наш ямальский герой. Улыбчив, никакого зазнайства. В словах скуп на эмоции, активная жестикуляция подчеркивает открытость собеседника. Он придерживается последовательности в изложении, это важно для представления обстановки, которая складывалась тогда на борту.

     

    СПРАВКА «КС». В экстремальных условиях Крайнего Севера Сергей Толкачёв  работает пилотом более 36 лет. Живет в Салехарде.

    Родом он из тверской деревушки. После окончания Сасовского летного училища гражданской авиации в  1975 году по распределению попал в 234-й летный отряд Салехардского объединенного авиаотряда Тюменского Управления гражданской авиации. Сергей Николаевич прошел путь от второго пилота самолета «Як-40» до летного директора авиакомпании. Обладает отличной техникой пилотирования и допущен к полетам по предельным минимумам погоды для взлета и посадки на освоенных типах воздушных судов.

    В скором времени планирует выйти на заслуженный отдых. Но Ямал покидать не собирается.

     

    – Мы заняли места в кабине, пассажиры разместились в салоне. Убрали трап. Экипаж приступил к выполнению обязательных перед взлетом операций, отработал их безупречно. Диспетчер разрешил взлет…

     

    Но, как известно, не он  высшая инстанция. Последнее решение о готовности воздушного судна к старту принимает командир корабля. У Толкачёва повода для сомнений не было.

     

    – И я дал команду на разгон авиалайнера. Набрали скорость до рубежа, после которого уже останавливать судно нельзя, нужно взлетать.

     

    «Тушка» еще разбегалась по полосе, но, по сути, это уже этап отрыва. В 11.43, как по расписанию, воздушный корабль с 67 пассажирами и семью членами экипажа на борту устремился ввысь.

     

    Для устроившихся в салоне начавшееся путешествие представлялось неутомительным, для многих привычным. Пройдет каких-то пятьдесят минут, и за иллюминатором можно будет разглядеть не болотные кляксы, а стройные красочные микрорайоны окружной столицы. Кое-кто прикрыл глаза, чувствуя, как сила тяги прижимает к креслу, вот-вот начнет закладывать уши. Взлетаем!..

     

    В это время в кабине пилотов загорается табло – сигнал о неисправности. Бортинженер докладывает: в масле левого двигателя обнаружена стружка. При такой неполадке, если параметры работы оборудования не выходят из установленных границ, инструкция позволяет экипажу продолжать полет, не выключая мотора.

     

    – Данные соответствовали нормативным. Оторвавшись от земли, мы убрали шасси и продолжили набор высоты…

     

    – В какой-то момент мы услышали сильный грохот в районе левого двигателя, – написал в «КС» Геннадий Ботя, летевший этим же рейсом в ответ на заметку «Самолет начал крениться после толчка» (№ 82 от 19.10). – Но ни толчка, ни крена не было.

     

    Командир лайнера это подтверждает.

     

    – Удар был ощутимый, как будто кто-то по фюзеляжу стукнул. Следом бортинженер доложил мне об отказе левого двигателя.

     

    После отрыва от земли прошла всего лишь минута. Экипаж принял экстренные меры по выключению двигателя, и самолет продолжил набор высоты…

     

    – Разве такое разрешается? – с удивлением спрашиваем у собеседника.

     

    – Да, «Ту-134» может выполнять полет на одном двигателе, – с добродушной улыбкой отвечает Сергей Николаевич. И возвращается к происходящему в кабине:

     

    – Дальше загорелось табло «Пожар левого двигателя», что уже представляет серьезную угрозу для безопасности пассажиров. Автоматически сработала первая очередь пожаротушения, но табло продолжало гореть…

     

    Вторую очередь пожаротушения пилоты включили вручную. Табло погасло, хотя температура в двигателе оставалась очень высокой. Стало быть, опасность продолжения пожара сохранялась. И командир принял решение – возвращаться на аэродром.

     

    – В запасе оставалась еще одна, третья, очередь пожаротушения. То есть в случае необходимости какие-то секунды у нас были на сохранение живучести самолета и людей…

     

    К тому времени от взлетно-посадочной полосы самолет удалился на девять километров, высота полета составляла пятьсот метров. Об аварийной ситуации доложили диспетчеру управления воздушным движением Новоуренгойского аэропорта.

     

    Пассажиры уже были в курсе происходящего,  но вели себя спокойно, без паники.

     

    – Было два варианта посадки, – уточняет командир. – Первый – сесть курсом, обратным своему взлетному. Набранная нами высота была уже приличной, но из-за небольшого расстояния до аэродрома – это, по сути, рядом, можно было наломать дров. И второй – сделать круг и приземлиться обычным посадочным курсом.

     

    Время поджимало. Первый вариант выглядел предпочтительнее. Однако выбрали второй – он в большей степени гарантировал безопасность пассажиров при посадке. И этот выбор оказался совершенно верным. Возвращение аварийного борта получилось благополучным. Умелые, грамотные и мужественные действия ямальского экипажа «Ту-134» во главе с командиром корабля Сергеем Толкачёвым сохранили жизни 67 пассажирам.

     

    Через несколько дней, напомним, было обнародовано сообщение о том, что командир самолета «Ту-134» ОАО «Авиационная транспортная компания «Ямал» Сергей Толкачёв по распоряжению губернатора ЯНАО Дмитрия Кобылкина награжден ямальской медалью «За мужество и отвагу». Он первый, кому вручается этот знак отличия.

     

    Те, с кем довелось разговаривать о герое-пилоте, относились к нему с чувством глубочайшего уважения. В своем деле настоящий ас – за его спиной более 18 тысяч часов безаварийного налета, он и в будничной жизни пример для многих. Он охотно делится своими знаниями, богатым летным опытом с молодыми коллегами. К слову, под его руководством прошли подготовку 12 командиров воздушных судов.

     

    – У меня сложилась надежная команда, – не забывает подчеркнуть в завершение беседы Сергей Николаевич. И просит непременно отметить второго пилота Алексея Владимировича Пономарева, штурмана Андрея Петровича Недельнюка, бортмеханика Вячеслава Фёдоровича Яковлева.

     

    Честь им всем и хвала. Побольше бы России таких пилотов!

     

    К СВЕДЕНИЮ. Медаль «За мужество и отвагу» является наградой губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа. То есть решение о награждении принимает именно глава автономного округа.

    Ею награждаются граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства, проявившие самоотверженность, мужество и отвагу при спасении людей во время стихийных бедствий, пожаров, катастроф и других чрезвычайных обстоятельствах, при охране общественного порядка, в борьбе с преступностью. Кроме того, медаль может быть вручена за смелые и решительные действия, совершенные при исполнении воинского, гражданского или служебного долга в условиях, сопряженных с риском для жизни.

     

    Сергей  Истомин

    28.10.2011

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...