ПРОИСШЕСТВИЯВ Шурышкарском районе с плашкоута исчез мужчина НОВОСТИНа Ямале три арт-резиденции появятся уже в следующем году ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде молодому человеку нечаянно выстрелили в голову ЗДОРОВЬЕЯмал вошел в пятерку регионов-«тяжеловесов» по количеству больных ожирением НОВОСТИВ Лабытнанги сошел со свай еще один дом ПРОИСШЕСТВИЯВ Надыме ищут пропавшего три недели назад мужчину ЖИЛКОМХОЗВ Салехарде открыли многофункциональную площадку НОВОСТИВ Салехарде капитально отремонтировали четыре километра дорог ОБЩЕСТВОТундровики обсуждают, какие меры поддержки нужны ОБЩЕСТВОШвейцарские студенты «читают» деревья на 501-й стройке ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде спасли мужчину с карниза многоэтажки ЭКОНОМИКАБуровики учились избегать айсбергов ОБЩЕСТВОВыключатели заменить, раритеты раздать. 95-летний ямалец оценил подаренный капремонт ОБРАЗОВАНИЕ«Школьные» вертолеты летят за учениками в тундру ОБЩЕСТВОБоди-арт, флешмобы и живая музыка: как на Ямале отметили День российского флага ВЛАСТЬНа Ямале провели тренировочные выборы НОВОСТИДмитрий Артюхов подвёл итоги большого автопробега по восточной части Ямала КУЛЬТУРАПолмиллиона на искусство. Творческие коллективы ЯНАО наградили грантами КУЛЬТУРАЯмальцы в Крыму попали на съёмки… Одессы ОБЩЕСТВОВетеран ВОВ из Лабытнанги не дождалась весточки от президента ЗДОРОВЬЕВ Роспотребнадзоре рассказали об эффективности вакцинации от гриппа на Ямале ЖИЛКОМХОЗДайджест Арктики: северные регионы готовятся к плановому потеплению НОВОСТИУчеба в декрете. Рассказываем, что такое «штраф на материнство» и как его избежать НОВОСТИСалехардцев из «поплывшей» двухэтажки временно расселят ОБЩЕСТВОФотоконкурс «Живем на Севере»: со всех ног – за счастьем!

  • И стали самолёты… трамваями

    27.08.2016 13:04:00

    Во времена постсоветского дефицита на транспортных артериях страны царили диковатые нравы.

    В 92-м, когда могучий постсоветский воздушный флот разваливался на сотни независимых авиакомпаний, мне довелось стоять в очереди 
    за авиабилетом из Тюмени в Салехард. Повинность эта мало чем отличалась от стояния за дефицитными товарами в магазин эпохи горбачевского социализма. 

    Свободных билетов не было, и, помучившись в толпе несколько часов, я счел за благо не упустить еще и место в гостинице. Если кто помнит, в начале 90-х справа от аэровокзала стояли плацкартные вагончики. Вот туда-то я и отправился на ночевку, намереваясь с утра пораньше занять очередь к окошку авиакассы. 
    Увы, и на следующий день билетов не было, и это несмотря на то, что они продавались только в порядке живой очереди и на текущую дату. Пассажиры возмущались, ругались с кассиршей и даже совали в окошечко телеграммы с вызовом на похороны – всё тщетно. Женщина по ту сторону «прилавка» лишь пожимала плечами и с загадочной улыбкой повторяла: «Свободных билетов нет!» Иногда от очереди отделялся какой-нибудь изможденный недельным сидением в аэропорту человек, заходил в боковую дверь кассового помещения и, пряча глаза, уходил оттуда на посадку. 
    – Смотрите, смотрите! – негодовали мятые, небритые северяне. – Еще один в лапу сунул! 
    – А что, парень, может, и нам купить билеты по рыночному тарифу? – немолодой, опрятно одетый гражданин глядел на меня немного заискивающе. 
    Я категорически мотнул головой, дескать, вот еще, деньгами разбрасываться, но всё же поинтересовался расценками.
    – Три цены, – охотно доложил мужичок. – Зато уже сегодня дома будем… 
    Я так и промучился в очереди весь день, и Аккуратный, как я прозвал его про себя, тоже. Правда, он не стоял на одном месте, всё время вдоль очереди мотался, с людьми беседовал. В общем, поведение его напоминало непыльную работу зазывалы у наперсточников.   
    Ближе к вечеру, незадолго до вечернего рейса на Салехард, у кассы появился пилот. Кто-то из толпы (может, тот самый персонаж) протяжно заголосил:
    – Вот, посмотрите, явился, ни стыда ни совести… Люди, не верьте пилотам, у них ломовые цены на билеты! 
    Двинувшаяся было в сторону летуна очередь прянула назад. Лишь несколько человек подошли к члену экипажа, о чем-то поговорили и вскоре ушли на посадку.
    В ту ночь, засыпая, я мысленно считал оставшиеся деньги. Желудок скрипел от голода. Я понимал, еще несколько дней жизни на местных харчах – и мне нечем будет платить «три цены» за билет. Кроме того, я опаздывал на работу. Наступил тот момент, когда Нина Андреева со своим «Не могу поступаться принципами» казалась почти героиней… 
     – Ну, и что здесь происходит? – от голода и отчаяния мой юный голос звучал почти зловеще. 
    Вышедший к очереди пилот от неожиданности попятился, а говорившие с ним пассажиры испуганно рассеялись по сторонам. 
    – Да так, летим вот, – собравшись с мыслями, тихо проговорил человек в летной форме. – Хотите с нами – поможем. 
    – Конечно!
    – Тогда пойдем, только быстро! 
    Подхватив сумку, в компании нескольких пассажиров я быстро миновал зону досмотра. Никто наш багаж не проверял, билетов не выдавал, в паспорта не заглядывал – время строгих антитеррористических стандартов еще не начиналось. Мы быстро погрузились в небольшой самолетик. Следовавших с нами женщин пилот усадил в свободные кресла, мужчинам же мест не хватило. Не беда! Кто из советских людей не ездил в трамвае стоя? 
    Лишь на подлете к Салехарду зашел разговор о финансовой стороне вопроса. Не менее аккуратный, чем в тюменской очереди, пассажир как бы между прочим отметил, что летчики попались честные, нежадные, берут только стоимость билета и было бы не по-людски кидать их. 
    Мы быстро собрали деньги и передали этому заботливому гражданину. Он заверил всех, что сам вручит их пилоту. Ни до, ни после мне не доводилось бывать в подобной ситуации.
    Михаил Андронов
  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...