...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Как бюджетникам зарплату поднимали

    23.11.2015 10:07:41

    Как бюджетникам зарплату поднимали

    Вера Федотова – о становлении финансовой системы в Тазовском, Тарко-Сале, Губкинском.

    Предшественник налоговой службы – отдел по госдоходам в райфинотделах. От его инспекторов зависело наполнение казны. Натура романтика и неосуществленная мечта стать геологом поманили Веру Федотову на Крайний Север, прямо в Тазовский.

    В Томском учетно-кредитном техникуме муштровали так, будто в КГБ готовили, вспоминает Вера Максимовна. Но геофизика и нефтеразведка оказались для молодого инспектора белым пятном. Как делать проверки, если в терминах ничего не понимаешь?.. На практике всё освоила за полгода.

    На дворе стояли семидесятые. Первая большая проверка геологоразведочной экспедиции выявила огромные неучтенные средства – больше ста тысяч рублей. Десять раз перепроверила – выходит еще больше. Начислила по первому варианту, что поменьше. Начальнику экспедиции и это не понравилось, написал жалобу на Веру Максимовну сразу в облисполком.

    – Помню, была на больничном, стираю, руки красные. Прибежали ко мне: «Вера Максимовна, быстрее на работу, Сизиков с облисполкома прилетел!» Я туда, руки под стол прячу. Когда объяснили, в чем дело, от волнения вся красными пятнами пошла. А он и говорит: «Вы не бойтесь, я не ругать приехал, а защищать». Сам все документы проверил, доначислил сумму, в которой я сомневалась. И выдал: «Надо быть смелее». С тех пор у нас в Тазовском районе бюджет постоянно был бездефицитным.

     

    БЫЛА НЕ БЫЛА…

    Тазовский район Вера Максимовна инспектировала 14 лет, облетела все закуточки на маленьком «Ми-1», куда только бочка керосина да от силы два пассажира помещались. Потом был «Ми-2», появился «Ан-2». Вся работа – сплошные командировки.

    – Срочно меня на проверку в антипаютинский совхоз отправляют, есть подозрение на присвоение финансовых средств. А мне не с кем маленького Серёжку оставить, муж – геолог, в поле. Кроме меня, лететь некому. Укутала полуторагодовалого сына и полетела вместе с ним. Пришла в сельсовет, посадила ребенка за стол, сама рядом проверкой занимаюсь.

    Экстремальное приключение случилось под Новый год в Гыде. Салон «Ан-2» наполнили оленьими тушами, а тут метель началась.

    – Подняли самолет, а его болтает, туши туда-сюда швыряет. Вынужденную посадку сделали на какой-то фактории. Пурга с ног валит, света белого не видно, пилоты кое-как самолет привязали, снегом закидали. В домике нам накрыли стол, смотрю, мои мужики водку пьют. За пару часов непогода чуть стихла, пилоты собрались лететь. Меня женщина с фактории уговаривает остаться – не рисковать. А мне годовой отчет сдавать, да Новый год на носу. Следующий самолет неизвестно когда. Была не была! Полетели. Болтало так, будто кто-то рукой трясет. И приземлились же. За два часа до Нового года все были дома.

     

    СТАТЬ ФИНАНСИСТОМ – К УТРУ!

    К концу 80-х отдел по госдоходам, которым заведовала Вера Федотова, работал без замечаний. Специалист надежный, не подведет, в сезон отпусков оставили за весь райфинотдел. А тут полугодовой отчет.

    – Меня научили, как надо, я с Главной книги взяла данные и отправила, но что-то там не пошло. Звонит мне заведующий окрфинотделом Степанов, ругается. Я объясняю: «Как сказали, так и сделала, поймите, я не бюджетник, я госдоходник!» А он мне кричит: «Запомните, вы – финансист! К вечеру, крайний срок к утру, найдите ошибку!» Я проревелась, закрылась на ключ, разложила на полу все бухгалтерские документы, веду проводки – откуда что растет. В десять часов вечера звонит руководитель: «Как дела?» – «Готова передать отчет!» – «Вот видишь, госдоходник, ты настоящий финансист!»

    После этого Степанов ко мне хорошо стал относиться, уже голос не повышал. Через месяц мне поступило предложение принять финотдел в Тарко-Сале, там бюджет не выполнялся, часто менялись заведующие. А мне хотелось в Муравленко. Звоню Альбине Петровне Свинцовой просить совета, она и говорит: «Вера, он тебе предложил, потому что ему нужна помощь. Соглашайся».

     

    ОБВИНИТЬ НЕ МОГЛИ, НО РУГАЛИ

    На новое место Вера Максимовна поехала одна. Муж с детьми остался в Тазовском. Работать было непросто. Отдел по госдоходам в райфинотделах упразднили, появилась налоговая инспекция. А заведующая финотделом района стала замом главы администрации по финансам. Снова командировки, только уже не на вертолете, а на уазике. На второй год Пуровский район вышел на бездефицитный бюджет. Следом взялись за зарплату бюджетников, чтобы хоть немного подтянуть ее к уровню газовиков и нефтяников.

    – Закон листала и так и этак… Должна быть какая-то лазейка. Нашлась фраза, что разница между зарплатой бюджетников и нефтяников не должна превышать определенного процента. Мы провели этот документ через совет депутатов и подняли зарплаты бюджетникам. В нецелевом использовании средств нас обвинить не могли, но ругали. Потом тот закон затухать стал – надо что-то новое придумывать! Сделали хорошую надбавку, нам ее подрезали. В конце концов, нашу планку сбили окружным законом – доплата полагалась всем бюджетникам и пенсионерам. В народе эти деньги называли «баяндинскими», округом руководил тогда Баяндин, а потом они стали «неёловскими», эти две тысячи мы получаем до сих пор.

     

    НА НЕЦЕЛЕВЫХ РАСХОДАХ ПОСТАВИЛИ КРЕСТ

    – Когда стали вводить налоговые инспекции, заговорили и о казначейской системе. Я сразу это ухватила. Читала все статьи, интересовалась… Когда кругом казначейская система была только на словах, мы ее уже внедряли в Тарко-Сале. Она позволяла комитету финансов тотально контролировать ход денег. Мы нарушали права руководителей отраслевых отделов, например, договор на поставку медоборудования в финотделе не должен был лежать. Но все, наверное, понимали, зачем это надо. Роптали, что ты, мол, моими деньгами распоряжаешься и прочее… но не жаловались. По-другому перестроечное время было не пережить.

    В 1996-м Вера Максимовна переехала в Губкинский. Его главой назначили коллегу из пуровской команды – Валерия Лебедевича, она стала его заместителем по финансам.

    – Через пару лет мы начали внедрять казначейскую систему и в Губкинском, я добилась создания специального казначейского отдела. Нам дали дополнительные единицы, даже в округе такого не было. Лебедевич и сам всегда бежал впереди паровоза, опробовал все новшества, еще нигде не делают, а у нас уже есть. С казначейской системой сразу пошла экономия, контроль стал реальный, а не на бумажке. В те годы большие задолженности были по зарплатам на предприятиях. Деньги часто шли на нецелевые расходы. Но нас кругом в пример ставили, мы никогда не задерживали зарплаты, от силы один-два дня бюджетники ждали. Зато ко мне шли предприниматели, которые по договору работали с бюджетными структурами. Шли с детьми, на стол сажали, говорили: «Кормить нечем». Как могли поддерживали, проплачивали частями, график составляли, контролировали исполнение. В Губкинском за время моей работы ни разу до суда дело не дошло, – вспоминает собеседница.

    К слову, семейный бюджет тоже всегда был на ней. Но экономить на домашних, улыбается, не получается:

    – Я район и город в таких жестких рамках держала, что дома мне хотелось свободы. Поэтому даже накоплений никогда не было. Я не могу детей ограничивать в чем-то, сама росла в нужде, хочется, чтобы у них было всё.

    Алсу Хайретдинова

    alsu_x@mail.ru

    Фото автора

     

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...