ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде спасли мужчину с карниза многоэтажки ОБРАЗОВАНИЕ«Школьные» вертолеты летят за учениками в тундру КУЛЬТУРАПолмиллиона на искусство. Творческие коллективы ЯНАО наградили грантами ЗДОРОВЬЕВ Роспотребнадзоре рассказали об эффективности вакцинации от гриппа на Ямале НОВОСТИСалехардцев из «поплывшей» двухэтажки временно расселят ОБЩЕСТВОДепутаты Тюменской областной Думы в Сургуте выбрали маршруты для межрегионального детского туризма ОБЩЕСТВОГлавные события форума «Мед» будут транслировать в интернете ЗДОРОВЬЕВсе условия. Ямальцев ждут на диспансеризацию по вечерам и выходные ПРОИСШЕСТВИЯВ Новом Уренгое отправили за решетку группу наркоторговцев ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске двое детей укололись найденными на улице шприцами ЭКОНОМИКААналитики выяснили, сколько ямальцев терпеть не могут свою работу НОВОСТИЮную салехардку будут два месяца ставить на ноги в Челябинске ПРОИСШЕСТВИЯВ Челябинске задержали мошенника, похитившего у ноябрянина 100 тысяч НОВОСТИВ Салехарде появилась экспериментальная разметка из пластика ОБЩЕСТВОНа День города в Новый Уренгой приедет певец лейбла Black Star ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске байкер на скорости вылетел из седла НОВОСТИДети мерзнут. На Ямале досрочно начался отопительный сезон ОБЩЕСТВОЗачем окольцевали малых лебедей на Ямале? ЭКОНОМИКАКруче, чем Олимпиада. В Казани стартует чемпионат WorldSkills ОБЩЕСТВОВ День российского флага водителям Салехарда раздали ленты с триколором ПРОИСШЕСТВИЯЗа пьяную аварию салехардскую мать-одиночку ждет колония с отсрочкой ЭКОНОМИКАВ сентябре на Ямале начнется сезон тюменских ярмарок ОБЩЕСТВОВ Лабытнанги пройдут «Игры героев» ОБЩЕСТВОСамая знаменитая коза Ямала уехала… к челябинскому козлу ЭКОНОМИКАСалехардцев ждут в Школе социального предпринимательства

  • Как бюджетникам зарплату поднимали

    23.11.2015 12:07:41

    Как бюджетникам зарплату поднимали

    Вера Федотова – о становлении финансовой системы в Тазовском, Тарко-Сале, Губкинском.

    Предшественник налоговой службы – отдел по госдоходам в райфинотделах. От его инспекторов зависело наполнение казны. Натура романтика и неосуществленная мечта стать геологом поманили Веру Федотову на Крайний Север, прямо в Тазовский.

    В Томском учетно-кредитном техникуме муштровали так, будто в КГБ готовили, вспоминает Вера Максимовна. Но геофизика и нефтеразведка оказались для молодого инспектора белым пятном. Как делать проверки, если в терминах ничего не понимаешь?.. На практике всё освоила за полгода.

    На дворе стояли семидесятые. Первая большая проверка геологоразведочной экспедиции выявила огромные неучтенные средства – больше ста тысяч рублей. Десять раз перепроверила – выходит еще больше. Начислила по первому варианту, что поменьше. Начальнику экспедиции и это не понравилось, написал жалобу на Веру Максимовну сразу в облисполком.

    – Помню, была на больничном, стираю, руки красные. Прибежали ко мне: «Вера Максимовна, быстрее на работу, Сизиков с облисполкома прилетел!» Я туда, руки под стол прячу. Когда объяснили, в чем дело, от волнения вся красными пятнами пошла. А он и говорит: «Вы не бойтесь, я не ругать приехал, а защищать». Сам все документы проверил, доначислил сумму, в которой я сомневалась. И выдал: «Надо быть смелее». С тех пор у нас в Тазовском районе бюджет постоянно был бездефицитным.

     

    БЫЛА НЕ БЫЛА…

    Тазовский район Вера Максимовна инспектировала 14 лет, облетела все закуточки на маленьком «Ми-1», куда только бочка керосина да от силы два пассажира помещались. Потом был «Ми-2», появился «Ан-2». Вся работа – сплошные командировки.

    – Срочно меня на проверку в антипаютинский совхоз отправляют, есть подозрение на присвоение финансовых средств. А мне не с кем маленького Серёжку оставить, муж – геолог, в поле. Кроме меня, лететь некому. Укутала полуторагодовалого сына и полетела вместе с ним. Пришла в сельсовет, посадила ребенка за стол, сама рядом проверкой занимаюсь.

    Экстремальное приключение случилось под Новый год в Гыде. Салон «Ан-2» наполнили оленьими тушами, а тут метель началась.

    – Подняли самолет, а его болтает, туши туда-сюда швыряет. Вынужденную посадку сделали на какой-то фактории. Пурга с ног валит, света белого не видно, пилоты кое-как самолет привязали, снегом закидали. В домике нам накрыли стол, смотрю, мои мужики водку пьют. За пару часов непогода чуть стихла, пилоты собрались лететь. Меня женщина с фактории уговаривает остаться – не рисковать. А мне годовой отчет сдавать, да Новый год на носу. Следующий самолет неизвестно когда. Была не была! Полетели. Болтало так, будто кто-то рукой трясет. И приземлились же. За два часа до Нового года все были дома.

     

    СТАТЬ ФИНАНСИСТОМ – К УТРУ!

    К концу 80-х отдел по госдоходам, которым заведовала Вера Федотова, работал без замечаний. Специалист надежный, не подведет, в сезон отпусков оставили за весь райфинотдел. А тут полугодовой отчет.

    – Меня научили, как надо, я с Главной книги взяла данные и отправила, но что-то там не пошло. Звонит мне заведующий окрфинотделом Степанов, ругается. Я объясняю: «Как сказали, так и сделала, поймите, я не бюджетник, я госдоходник!» А он мне кричит: «Запомните, вы – финансист! К вечеру, крайний срок к утру, найдите ошибку!» Я проревелась, закрылась на ключ, разложила на полу все бухгалтерские документы, веду проводки – откуда что растет. В десять часов вечера звонит руководитель: «Как дела?» – «Готова передать отчет!» – «Вот видишь, госдоходник, ты настоящий финансист!»

    После этого Степанов ко мне хорошо стал относиться, уже голос не повышал. Через месяц мне поступило предложение принять финотдел в Тарко-Сале, там бюджет не выполнялся, часто менялись заведующие. А мне хотелось в Муравленко. Звоню Альбине Петровне Свинцовой просить совета, она и говорит: «Вера, он тебе предложил, потому что ему нужна помощь. Соглашайся».

     

    ОБВИНИТЬ НЕ МОГЛИ, НО РУГАЛИ

    На новое место Вера Максимовна поехала одна. Муж с детьми остался в Тазовском. Работать было непросто. Отдел по госдоходам в райфинотделах упразднили, появилась налоговая инспекция. А заведующая финотделом района стала замом главы администрации по финансам. Снова командировки, только уже не на вертолете, а на уазике. На второй год Пуровский район вышел на бездефицитный бюджет. Следом взялись за зарплату бюджетников, чтобы хоть немного подтянуть ее к уровню газовиков и нефтяников.

    – Закон листала и так и этак… Должна быть какая-то лазейка. Нашлась фраза, что разница между зарплатой бюджетников и нефтяников не должна превышать определенного процента. Мы провели этот документ через совет депутатов и подняли зарплаты бюджетникам. В нецелевом использовании средств нас обвинить не могли, но ругали. Потом тот закон затухать стал – надо что-то новое придумывать! Сделали хорошую надбавку, нам ее подрезали. В конце концов, нашу планку сбили окружным законом – доплата полагалась всем бюджетникам и пенсионерам. В народе эти деньги называли «баяндинскими», округом руководил тогда Баяндин, а потом они стали «неёловскими», эти две тысячи мы получаем до сих пор.

     

    НА НЕЦЕЛЕВЫХ РАСХОДАХ ПОСТАВИЛИ КРЕСТ

    – Когда стали вводить налоговые инспекции, заговорили и о казначейской системе. Я сразу это ухватила. Читала все статьи, интересовалась… Когда кругом казначейская система была только на словах, мы ее уже внедряли в Тарко-Сале. Она позволяла комитету финансов тотально контролировать ход денег. Мы нарушали права руководителей отраслевых отделов, например, договор на поставку медоборудования в финотделе не должен был лежать. Но все, наверное, понимали, зачем это надо. Роптали, что ты, мол, моими деньгами распоряжаешься и прочее… но не жаловались. По-другому перестроечное время было не пережить.

    В 1996-м Вера Максимовна переехала в Губкинский. Его главой назначили коллегу из пуровской команды – Валерия Лебедевича, она стала его заместителем по финансам.

    – Через пару лет мы начали внедрять казначейскую систему и в Губкинском, я добилась создания специального казначейского отдела. Нам дали дополнительные единицы, даже в округе такого не было. Лебедевич и сам всегда бежал впереди паровоза, опробовал все новшества, еще нигде не делают, а у нас уже есть. С казначейской системой сразу пошла экономия, контроль стал реальный, а не на бумажке. В те годы большие задолженности были по зарплатам на предприятиях. Деньги часто шли на нецелевые расходы. Но нас кругом в пример ставили, мы никогда не задерживали зарплаты, от силы один-два дня бюджетники ждали. Зато ко мне шли предприниматели, которые по договору работали с бюджетными структурами. Шли с детьми, на стол сажали, говорили: «Кормить нечем». Как могли поддерживали, проплачивали частями, график составляли, контролировали исполнение. В Губкинском за время моей работы ни разу до суда дело не дошло, – вспоминает собеседница.

    К слову, семейный бюджет тоже всегда был на ней. Но экономить на домашних, улыбается, не получается:

    – Я район и город в таких жестких рамках держала, что дома мне хотелось свободы. Поэтому даже накоплений никогда не было. Я не могу детей ограничивать в чем-то, сама росла в нужде, хочется, чтобы у них было всё.

    Алсу Хайретдинова

    alsu_x@mail.ru

    Фото автора

     

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...