-1...1°C

Цифровое ТВ
16+
  • Как Ельцин гипнотизировал салехардцев

    29.09.2016 11:10:00

    Как Ельцин гипнотизировал салехардцев

    После осмотра выставки рыбной продукции Ельцин отправился на заседание в окрисполком, располагавшийся в пятиэтажке на улице Республики. Там его самого и сопровождающих лиц ждали новые удивительные  приключения.

    Наш собеседник, известный ямальский журналист и общественный деятель Юрий Кукевич вспоминает: к визиту высокого гостя работники  «красного чума» – так в народе называли головной офис региональной власти – готовились по-партийному строго. В чем-то даже перестарались.

    ПРИЕХАЛ ВЕЛОСИПЕДИСТ И «РАЗОГНАЛ» МИТИНГ

    Заседание с участием Ельцина действительно решили проводить на четвертом этаже. Помещение тщательно прибрали, для надежности замкнули на ключ, который передали на хранение ответственному работнику с внешностью английского лорда. По воспоминаниям Юрия Кукевича, эта явно не лишняя предосторожность сыграла с участниками событий злую шутку.

    –  Мы приехали к окружкому, там новая толпа. Президент привычно пошел в народ, завязалась беседа. Смотрю, мой одиннадцатилетний сынишка подкатывает на детском велосипеде к площади и протискивается поближе. А мы с ним накануне по местным магазинам подростковый велик искали. Конечно, ничего так и не купили, все хорошие вещи – дефицит. И вот Ельцин, договорив, обращается к народу: «Есть еще вопросы?» Смотрю, сын руку тянет. Ельцин ему: «Говори, мальчик!» А тот как выпалит: «Борис Николаевич, а когда в Салехарде появятся велосипеды для детей?» Президент смутился, озирается, но никто из местных чиновников так и не подсказал ему ответ на этот вопрос. Митинг тут же свернули, и высокий гость двинулся к входу в пятиэтажку. По пути на его шее повисла какая-то нетрезвая дама. Вопила, что уже двадцать лет живет в бараке, а начальство все квартиры оставляет себе. Ельцин дружелюбно отделался от этой спутницы, а у входа в здание по протоколу его сразу взяли в тройное кольцо охраны.

    ПОДСЧЁТ СУМАСШЕДШИХ

    – И тут произошло немыслимое. Дверь «красного чума» распахнулась, и оттуда метнулась тощая, как смерть, горожанка. Вытянув руку, она пронзила все ряды охраны и сунула свою магическую ладонь Ельцину под нос: «Здравствуйте, Борис Николаевич!» Вот так, она просто хотела поздороваться, и все телохранители ничего не смогли с этим поделать. Признаться, от этой картины у меня сердце екнуло, мелькнула мысль о покушении… Позже, когда выдалась свободная минута, я подошел к Коржакову и прямо заявил: «Александр Васильевич, что-то плохо вы президента охраняете. За последний час могло произойти несколько терактов. При таком начальнике охраны, как вы, я боюсь за его жизнь». И перечислил все самые душещипательные моменты общения Ельцина с народом. Он тут же вышел из привычного медитативного состояния и принялся с интересом меня разглядывать, а я не унимаюсь: «Вот последний случай, какая-то сумасшедшая прорвалась к нему. А вдруг у нее шило в рукаве?» А он, закончив изучать мое лицо, вдруг заявил: «У нас в стране 70 процентов людей – сумасшедшие».

    Так я понял, что президента уже не спасти…   

    ЧАЙНИКАМ НА ЗАМЕТКУ

    А теперь самое время вернуться к истории с ключом от зала на четвертом этаже. По словам нашего собеседника, человек, которому его передали на хранение, не утерпел и вышел на площадь послушать, что говорит Ельцин. Когда митинг закончился, по протоколу охрана на пять минут остановила все передвижения на подступах к президенту. Ельцин ушел внутрь пятиэтажки, а горе-ключник еще пять минут уговаривал стоящую у дверей охрану пустить его: «У меня ключ…» –  «Не положено…» – «Борис Николаевич в зал не попадет…» – «Не положено…» – «А как же совещание?» – «Не положено!»

    А тем временем на четвертом этаже множество деятельных мужчин в штатском пытались выцарапать злополучную дверь. Так и не одолев запор, силовики метнулись к пожарному щиту за топориками. Но тут появился запыхавшийся хранитель ключа и отворил замок.

    – Подуставший Ельцин, снимая недорогой пиджак серого цвета, заявил: «Чаю хочу!» – продолжает свой рассказ Юрий Кукевич. – Именно на этот случай в зале установили кнопку вызова персонала из столовой на первом этаже. Раз, и в зале появляется красавец – официант Лёха из ресторана «Север». На голове белая пилоточка, сам весь отутюженный. «Здравствуйте, Борис Николаевич!» Ельцин, слегка притормаживая: «Здравствуйте! Чаю...» Алексей исчезает и возвращается с подносом бутербродов, но без чая.  Ельцин снова: «Чаю…» Лёха со скоростью метеора оборачивается уже с двумя подносами. «Чаю…» – в зале удваивается гора бутербродов. В общем, очередной человек от волнения перегрелся и никак не мог выйти из ступора. Надо было видеть, сколько в тот момент народа кинулось за чаем. Там потом этих чайников столько было, что мне хватило несколько раз накормить-напоить всю журналистскую братию.

    ДО СВИДАНИЯ, БОРИС  НИКОЛАЕВИЧ!

    Через несколько часов, уже в аэропорту перед отлетом, Ельцин попрощался с окружным руководством и, смотрю, меня приметил. А я даже не в первом ряду стоял и, вконец устав, тут же заступил за чью-то спину. Не помогло. Раздвигая многочисленные ряды провожающих чиновников, президент подошел ко мне и крепко пожал руку. Я ему: «До свидания, Борис Николаевич!» И уже хочу ладонь обратно выдернуть, а он вцепился в нее и заговорщически так: «Товарищам из органов большое спасибо!» Понятное дело, оценил мою расторопность на РКЗ. Я счел за благо ничего ему не объяснять. На мне было темное пальто и шляпа а-ля Джеймс Бонд, так что неудивительно, что он в силу стереотипов принял меня за прикомандированного сотрудника спецслужб. Пожелав президенту всего хорошего, я вновь попытался освободить руку. Куда там! Поворачивается он к сопровождающим и скрипучим таким тоном выпаливает: «Отметить его работу!»

    Он всем в тот день уже изрядно надоел, и провожающие в один голос заголосили, дескать, отметим, Борис Николаевич, обязательно отметим! А один мой знакомый на ухо ехидно прошептал: «Медальку, наверное, дадут, полковником будешь».

    Всем силовикам потом выплатили премии. Я начальнику КГБ позвонил, напомнил о ельцинском распоряжении, но он отшутился.

    «Красный Север», № 36, август 1991 года:

    «Тяжелое, гнетущее впечатление оставил у меня Салехард, – признался Ельцин. – За свой век видел много захламленных, неухоженных поселков и городов, но окружной центр с его бараками и помойками удручает. И что более всего: чувствуется, что люди здесь не защищены, нарушаются принципы социальной справедливости. Ведь это же не порядок, когда приезжий специалист сразу же получает добротное жилье, а ветераны Севера живут десятилетиями в бараках. Ведомства виноваты в этом, говорит мне руководство города, а я думаю, местные советы. Они должны быть хозяевами положения на своей территории и вместе с руководством предприятий искать пути выхода из сложных житейских ситуаций».

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...