...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Как прах человеческий детские ноги лечил

    16.05.2016 10:14:00

    Как прах человеческий детские ноги лечил
    Почему немцы плачут при встрече с русскими, школьникам Горнокнязевска рассказала бывшая узница концлагерей Тамара Богдашина. Встреча двух поколений прошла в канун Дня Победы в чайном домике местного природно-этнографического комплекса.

    Когда началась война, семья Тамары Георгиевны жила в Белоруссии. Девочке еще не было и трех лет, когда их район оказался в зоне фашистской оккупации. На берегу реки стояли польский костел и белорусская православная церковь. Партизаны сожгли мосты. Чтобы отомстить им, немцы согнали в храмы население близлежащих сел – хотели сжечь.

    Недалеко располагалась немецкая деревня, оттуда оккупанты взяли переводчицу. Она, узнав, что соседей хотят сжечь заживо, убеждала офицеров, что это мирные люди, не партизаны, их лучше использовать на работах в Германии… И убедила!

    У МАЛЫШЕЙ ОТБИРАЛИ КРОВЬ…
    – Нас вывели из церквей и повели к железной дороге. Мы прошли пешком 125 километров, – вспоминает Тамара Богдашина, – а потом на товарном поезде поехали в польский город Белосток, там был концлагерь. Евреев расстреляли, сожгли. Славян, белорусов и украинцев поселили в казармах, они работали на фабриках. А для детей был отдельный лагерь-приемник. У малышей брали кровь, чтобы переливать ее раненым немецким офицерам. Позже даже на Нюрнбергском процессе этот эпизод не был признан преступлением.
    Затем нас отправили в Германию. Вели по скошенному полю. Стерня была короткая, колючая. Я шла босиком. Плакала, но никто не обращал на меня внимания. Потом оказалось, что мои ноги превратились в куски мяса, – настолько они были изранены скошенной соей. Долго обижалась на маму: неужели нельзя было для меня, совсем маленькой девочки, сделать портянки из юбки или чего-нибудь еще? После повели по полю, где прахом сожженных людей удобряли землю. Зола была теплая, приятная. На ногах образовались «тапочки», и они быстро зажили.

    Русских использовали в немецких семьях как прислугу, некоторых заставляли работать на полях. Были среди немок и те, кто с теплом относился к маленьким детям. После войны Тамара Георгиевна с матерью вернулись в Белоруссию. Девушка окончила школу, отучилась в техникуме, а затем по комсомольской путевке отправилась на Север.

    «ИЗВИНИТЕ, РУССКИЕ ПРИШЛИ»
    Ветеран охотно делится воспоминаниями о войне, хотя это и непросто. Она бывала во многих странах, довелось посетить и Германию.
    – Зашли в кабачок. Там сидели местные, пили пиво. Было тесно. Мне, чтобы пройти к своему столу, пришлось протискиваться между стульями. Я старалась пройти и… опрокинула немца. Остальные хохот подняли, а наши молчат, притихли. Я подала ему руку и, не придумав ничего лучше, сказала: «Извините, русские пришли». Переводчица подошла, начала объяснять, что я несовершеннолетним ребенком была в концлагере Белостока, во Франкфурте-на-Майне. Этому немцу было под пятьдесят. Он начал плакать, целовал руки: «Простите нас за наших дедов, простите за то, что мы сделали с вами». Хотел встать на колени, но я его подняла со словами: «Мы давно вас по-христиански простили». Так и стояли и плакали вдвоем.
    Дети готовились к беседе. Они прочитали гостье стихи о войне и пообещали, что будут помнить, какой ценой досталась победа. На встречу пришли и дочери Николая Тайшина – жителя Горнокнязевска, воевавшего под Сталинградом, защищавшего Украину. Он был награжден орденом Славы III степени и вернулся на Ямал в 1946 году.
    Людмила Николаевна Салиндер и Екатерина Николаевна Тайшина сообщили, что он почти ничего не рассказывал о войне, – не любили ветераны вспоминать то страшное время.
  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...