ПРОИСШЕСТВИЯВ машине у Вынгапуровского взорвался газовый баллон. Есть пострадавшие ЭКОНОМИКАРазбирают по камушкам. В Надыме вторую городскую школу превратят в конфетку НОВОСТИПрокуратура проверит администрацию Лабытнанги и «управляшку» из-за развалившегося дома ОБЩЕСТВОО судьбе осевшего дома на Обской и его жителей спросили губернатора ПРОИСШЕСТВИЯСалехардца осудили за угон правительственного авто СПОРТВолейболисты новоуренгойского «Факела» вошли в состав символической сборной мира ПРОИСШЕСТВИЯСалехардца осудили за истязание сожительницы ЭКОНОМИКААэропорту Новый Уренгой дали добро на прием бразильских самолетов ПРОИСШЕСТВИЯ«Их просили сильно не раскачиваться…» В Ноябрьске спорят, надо ли демонтировать качели, на которых «поломался» ребенок ЭКОНОМИКААвто не дрогнет на кочке. Возле Обдорского острога ремонтируют дорожное полотно ОБЩЕСТВОБезопасность детских площадок на Ямале – под особым контролем ОБЩЕСТВОПосле уборки на Харасавэе экобригады очистят побережье Карского моря ЭКОНОМИКАСельхозкомплекс «Ноябрьский» увеличивает поголовье дойных буренок НОВОСТИЯмальцы отправили более трехсот килограммов посылок пострадавшим в Иркутской области ЭКОНОМИКАВ Харпе устроят заезды на лыжероллерах ЖИЛЬЁУ ямальцев меняются запросы к недвижимости на Большой земле ОБЩЕСТВО«Биографию» Ямала напишут студенты НОВОСТИШторм-прогноз на 17 июля. Ямальцев просят заранее преодолеть переправу через Обь ОБЩЕСТВОВ Кутопьюгане в честь праздника приготовили 150 литров ухи ЭКОНОМИКАСамый большой в мире мерзлотник готовят к реставрации ЭКОНОМИКАЯмальским предпринимателям бесплатно сделают сайт, видеоролик или подберут фирменный стиль ПРОИСШЕСТВИЯМальчику из Гыды возместили вред от укусов беспризорной собаки СПОРТИгрок ямальского «Факела» стал призером летней Универсиады ПРОИСШЕСТВИЯВ Лабытнанги сгорел ангар с газовыми баллонами и ГСМ ПРОИСШЕСТВИЯВ Приуральском районе спасают туриста с острой болью в сердце

  • Как ямальцы с гитлеровцами бились

    09.05.2015 04:00:37

    Как ямальцы с гитлеровцами бились

    «КС» разыскал около двух тысяч наградных листов, составленных на наших земляков во время войны.

    Изложенная в этих документах информация бесценна. Она позволяет проследить боевой путь каждого героя, призванного военкоматами Салехарда, Шурышкарского, Надымского, Тазовского и Ямальского районов.

    Это тем более важно сейчас, когда почти все ветераны ушли в мир иной. То, что они не успели или постеснялись рассказать потомкам, изложат сухие строки архивных документов. Среди награжденных героев есть представители всех родов войск и национальностей. Они стреляли из пулеметов и снайперских винтовок, жгли врага из огнеметов, секли шашками и бросались со связками гранат под танки; вытаскивали с поля боя раненых, сражались на Курской дуге, в Сталинграде, освобождали Севастополь и штурмовали Берлин. Воины, призванные с Ямала, были на всех фронтах, всё прошли и всё вынесли. О них наш сегодняшний рассказ.

     

    ПУЛЕМЁТНЫЙ КОНЦЕРТ ОБРАЗЦА 1941-ГО

    Кадровый военный старшина Павел Суворов был призван в ряды РККА Салехардским военкоматом еще в 1939 году и прошел всю войну. Служил он в музыкальном взводе и, в случае необходимости, охотно исполнял для наступающего противника образцово-показательные пулеметные концерты…

    Первый раз это случилось уже в июле 1941 года, когда «панцеры» 3-й танковой группы вермахта прорвались к реке Дрисса. Командир взвода, где служил Павел Андреевич, получил ранение, среди бойцов началось «замешательство», и тогда наш земляк лег за станковый пулемет... Позже однополчане насчитали на подступах к его «максиму» 84 вражеских трупа.

    Сам герой в том бою был дважды ранен и эвакуирован в ближний тыл. Однако спокойного лечения не получилось: налетели вражеские штурмовики, и бравый пулеметчик получил контузию. Вскоре он и его товарищи по медсанбату попали в окружение. Сколотив из ходячих бойцов небольшую группу, Суворов дважды выводил товарищей из вражеского кольца…

    Затем – новое окружение, партизанский отряд, диверсии на коммуникациях противника, а после зимнего отступления немцев – возвращение в регулярную армию. Как следует из документов, Павел Андреевич представлялся к ордену Ленина и медали «За отвагу», но из-за ранений и частой смены частей так и не смог их получить. Награда за былые подвиги – орден Красной Звезды – нашла 1944-м, когда он, пройдя дорогами войны тысячи километров, служил в рядах элитной 1-й стрелковой Брестской Краснознаменной дивизии. Второй орден он заслужил в конце войны, когда по собственной инициативе решил устроить засаду на прорывавшихся из окружения гитлеровцев. С тремя бойцами и ручным пулеметом старшина уничтожил до 70 фашистов. Чуть позже подошли советские танки и довершили разгром вражеской колонны. Около 50 немцев сдались группе Суворова в плен.

     

    У КАЖДОГО СВОЯ «ДОЛИНА СМЕРТИ»

    Чтобы стать героем, вовсе необязательно отлично стрелять из пулемета или крутить на истребителе фигуры высшего пилотажа. Многие ямальцы были награждены правительственными наградами за вынос раненых с поля боя, обеспечение бесперебойной связи, ремонт оружия, исправное содержание лошадей и даже за охрану архива особой важности.

    Подполковник медицинской службы Моисей Штейн ушел на фронт с партбилетом в кармане и опытом участника Гражданской войны. Служил он в РККА и в относительно мирные 1925–1938 годы. Свою первую боевую награду Моисей Иосифович получил лишь пройдя «долиной смерти» под Мясным Бором, где в окружении героически сражалась и погибла Вторая ударная армия. Вот что об этом написал его непосредственный начальник: «Тов. Штейн первым добился полной санитарной обработки всех раненых и больных в ГОПЭПе (головное отделение полевого эвакуационного пункта - прим. автора), чем предупредил распространение вшивости и сыпного тифа среди раненых и больных в госпиталях. В период тяжелых боев под Мясным Бором личным примером и самоотверженной работой умело обеспечил эвакуацию раненых из медсанбатов в госпитали, чем спас жизнь многим сотням раненых и больных»…

    Нет ничего удивительного в том, что, рассмотрев представление Штейна к медали «За боевые заслуги», в штабе решили: он достоин более высокой награды – ордена Красной Звезды. Моисей Иосифович закончил войну у стен рейхстага. Тогда же получил вторую награду – орден Отечественной войны II степени – за то, что: «В период боевых операций армии за Берлин обеспечил неотрывное следование госпиталя за войсками и развертывание его в Штраусберге и Каульсдорфе. Обеспечил прием 1100 человек тяжело раненных».

    Среди награжденных ямальцев немало тех, кто вынес с поля боя десятки раненых, как, например, санинструктор Вера Ермакова. Из наградного листа следует, что она «в боях с противником под гор. Киевом, несмотря на сильный пулеметный и минометный огонь противника, оказывала помощь раненым бойцам, вынесла в укрытия 30 военнослужащих с их оружием». За этот подвиг Вера Дмитриевна была награждена медалью «За боевые заслуги».

    Еще больше человеческих жизней (более 50!) спас старшина медслужбы Григорий Комлик. Надо сказать, он оказался универсальным воином; одинаково хорошо исполнял обязанности санинструктора и бойца разведвзвода: «При прорыве блокады Ленинграда, действуя в разведке, лично уничтожил четырех немцев, первым бросился в траншею, захватил пленного и доставил его в штаб». За смелость и отвагу Григорий Никитич был награжден орденом Красной Звезды.

     

    С «ИКОНОСТАСОМ» НА ГРУДИ

    Среди призванных Салехардским горвоенкоматом есть обладатели редких наград. В их числе кадровый военный (в РККА с 1938 года) капитан Михаил Рыбьяков – кавалер ордена Александра Невского. В январе 1943 года при прорыве блокады Ленинграда ему пришлось вести батальон в атаку по открытой, насквозь простреливаемой местности. Документы гласят, что он «умело организовал боевые порядки и, несмотря на превосходящие силы противника, выбил его с переднего края…» В феврале 1943 года под Синявино батальон Михаила Фёдоровича оборонял высоту 43,3. Два дня противник штурмовал эту важную точку, бросал в бой бронетехнику. Итогом противостояния стало уничтожение нескольких «панцеров», захват исправного танка и группы пленных.

    Еще один обладатель «командирской» награды – Иван Данцев, призванный Шурышкарским райвоенкоматом еще в 1938 году. Будучи кадровым военным, первый бой он принял в июне 1941 года на Украине. Из фронтовых документов следует, что к концу войны Иван Фёдорович командовал стрелковым батальоном, его грудь украшал орден Красной Звезды и орден Суворова III степени, которым герой с Ямала был награжден в августе 1944-го. Удивительно, но в феврале 1945-го комбат был вновь представлен к ордену Суворова той же степени, и получил его! Вот как в наградном листе описываются его заслуги: «В наступательных боях под городом Калиш (территория Польши – прим. автора), показал высокие образцы ведения боя, сочетания стремительного маневра и огня. 23 января батальон с ходу форсировал реку и, не снижая темпа наступления, ворвался на восточную окраину города… Проявив мужество и отвагу, тов. Данцев огнем из своего оружия уничтожил до 15 солдат и офицеров…», и – самое главное: «За период наступательных боев батальон тов. Данцева потерь в личном составе и технике не имеет».

    Гораздо большее число ямальцев было удостоено орденов Славы. Некоторые из них успели получить этот почетный орден в двух степенях. Среди них – снайпер 234-го Гвардейского стрелкового Черноморского полка Семён Березин, ушедший на фронт еще в августе 1941 года. К концу войны его грудь украшал целый «иконостас» правительственных наград, о нём писали фронтовые газеты. В январе 1945 года жена героя – Устинья Георгиевна Попова принесла в редакцию «Красного Севера» его фотографии и несколько писем-треугольников. Стараниями журналиста история сохранила словесный портрет гвардейца: «Мы видим волевое лицо крепкого, физически развитого мужчины с густыми, плохо причесанными волосами. Это бывший звеньевой, бригадир Шугинского рыбозавода… Бывалый солдат Семён Березин – душа роты. Он умеет воевать и бить немцев. Этому искусству он учит своих боевых друзей».

     Что ж, судя по наградным листам, эти слова лишены преувеличений, ведь обе награды Семён Маркович сумел заслужить менее чем за месяц! 19 июля 1944 года в боях под Брестом он «первым ворвался в село, сразил из автомата шесть гитлеровцев, еще пять взял в плен». А уже 15 августа повторил свой подвиг на территории Варшавского воеводства: «Первым ворвался в траншеи противника и в завязавшемся бою убил восемь солдат противника». Дошли до наших дней и трогательные строки из его писем жене: ««Скоро вернусь с победой – жди меня, да не думай, что я старею. Напротив, чем больше я воюю, тем моложе, красивей и милей для тебя. Ты сейчас жена кавалера Славы двух орденов, сделай всё, чтоб о твоей работе говорили только хорошее, и мне будет приятно обнять тебя. А я приеду, как добьем немецкого зверя в его берлоге…»

     

    НЕНЕЦ – ОГНЕМЁТЧИК, ПУЛЕМЁТЧИК, СВЯЗИСТ

    Представители коренных малочисленных народов Севера сражались на всех фронтах Великой Отечественной войны и, вопреки расхожему мнению о тяге к снайперскому бою, одинаково хорошо владели всеми видами оружия! Взять, к примеру, совершенно удивительный наградной лист на доблестного сына ненецкого народа, старшего сержанта Александра Салиндера. В августе 1944-го, будучи бойцом 32 отдельного батальона ранцевых огнеметов, он одним из первых ворвался в траншею на окраине литовской деревни Ростковщизна и огнем своего РОКС-3 испепелил две пулеметные точки и пять фашистов.

    Состояли коренные северяне и в расчетах знаменитых «катюш». Из наградного листа на гвардии рядового Ивана Яптика следует, что в марте 1945-го его реактивная установка трижды выезжала на стрельбу прямой наводкой и залповым огнем отразила контратаку противника. За этот подвиг Иван Алексеевич был представлен к медали «За боевые заслуги».

    Служили ненцы и в подразделениях связи. Так, телефонист взвода оптической разведки Ефим Салиндер «с 9 февраля по 2 марта 1944 года, обслуживая проволочную линию связи, ежедневно в очень короткий срок сращивал десятки порывов провода непосредственно под артиллеристским и минометным огнем противника». Смертельно опасное занятие позволило товарищам Ефима Ивановича разведать и зафиксировать местоположение 19 артиллерийских и минометных батарей противника, включая длинную вереницу установок ракетного залпового огня «Nebelwerfer». Огонь всех этих орудий мог еще долго сдерживать наступление наших частей, но, благодаря усилиям ненца-телефониста и его товарищей, вражеские батареи были подавлены огнем нашей артиллерии.

    Наш земляк Василий Ного попал на фронт лишь в конце марта 1945-го и за считанные недели успел получить орден Славы III степени и медаль «За отвагу». О первом подвиге Василия Тимофеевича сказано: «В ночь на 15 апреля 1944-го, во время форсирования Дуная, тов. Ного в числе первых переправился на другой берег и в бою за город уничтожил двух мотоциклистов противника». А вот выдержка из второго наградного документа: «В бою за северную часть Штольберга тов. Ного занял наблюдательный пункт на крыше двухэтажного дома, обстрелял проходящую пехоту противника… в результате уничтожено 5 немецких солдат».

     

    СИБИРЯК – ГРОЗА ЛЮФТВАФФЕ

    Меткий огонь ямальцев косил не только пехоту противника, прошелся он и по военно-воздушному флоту третьего рейха.

    Летом 1942-го Салехардский РВК призвал в ряды РККА Александра Черкашина. После соответствующей подготовки, получив звание младшего сержанта, наш земляк отправился на Ленинградский фронт, где влился в ряды бойцов 465-го зенитно-артиллерийского полка. Свой первый подвиг он совершил 4 апреля 1943 года, когда на позиции его части противник обрушил залпы артиллерии и группу бомбардировщиков. Сухие строки наградного листа гласят, что наводчик Черкашин «не дрогнул и открыл губительный огонь по стервятникам». В результате один Ю-88 был сбит, второй получил повреждения и, дымя, ушел за линию фронта.

    Уже на следующий день зенитчики стали свидетелями воздушного боя: вражеский Bf.109 вынырнул из-за облаков и атаковал одиночный Як-1. Этот тактический прием был популярен в люфтваффе и нередко заканчивался победой вражеского аса. От верной гибели советский «ястребок» спасла точная наводка черкашинской зенитки – «мессер» задымил, вошел в пике и с грохотом воткнулся в землю. 23 сентября Александр Романович вновь отличился. В тот день над нашими позициями появились два FW-190. По поведению вражеских истребителей было понятно, что они нацелились на разведку наших позиций. Сбить их не удалось, но зенитные снаряды, выпущенные расчетом ямальца, разорвались так близко, что «фоккеры» предпочли не испытывать судьбу и ретировались. 13 мая 1944 года наш земляк еще раз подтвердил репутацию отличного наводчика, когда заменил раненого командира орудия и, невзирая на артобстрел, отразил три налета пикирующих бомбардировщиков. Вражеские Ю-87 пытались закрутить над советскими позициями смертельную карусель, но, потеряв от огня зенитки Черкашина два самолета, скрылись. Такое количество сбитых самолетов на один зенитный расчет – редкое явление в ПВО.

     

    Андрей БАЛАНДИН

    severok2@mail.ru

    Фото: Александр БЕЙФУС

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...