0...-2°C

Цифровое ТВ
16+
  • Кому на Руси охранять хорошо?

    03.09.2012 02:51:22

    Кому на Руси охранять хорошо?

    Чтобы не жить в эпоху перемен, хуже которой, по мнению восточных философов, разве что сама война, нужно вовремя принимать правильные и взвешенные решения. Не бояться высказывать своё мнение и уметь отстаивать его цивилизованными способами.

    Сейчас разные слои российского общества находятся в поиске новых методов, которыми можно было бы повысить личную безопасность граждан и поддержать общественный порядок. Ямал активно участвует в этом процессе.

     

    Так, главой администрации Надымского района Алексеем Ситниковым подписано постановление, утверждающее положение о создании добровольных формирований по охране в Надыме общественного порядка. Кроме того, подписано Соглашение о сотрудничестве полиции Пуровского района со станичным казачьим обществом. Из официальной информации по этому поводу следует:

    «Основными направлениями сотрудничества отдела МВД России по Пуровскому району и казаков будет заключаться в совместном патрулировании и поддержании правопорядка на улицах населенных пунктов района, организации и проведении специальных рейдов и операций по профилактике наиболее распространенных видов преступлений, обеспечении правопорядка во время проведения массовых религиозных, общественных, общественно-политических, культурно-зрелищных и спортивных мероприятий».

    Неужто теперь казаки и дружинники наведут на улицах порядок и самой активной части населения уже не потребуются легальные стволы для самообороны? Что скажут об этой инициативе эксперты?

     

    Валерий Степанченко, депутат Законодательного Собрания ЯНАО, атаман Обско-Полярной казачьей линии, сибирский казак с кубанскими корнями в восьмом поколении, кандидат юридических наук:

    – Когда я слышу бравурные отчеты  о том, что где-то казаки уже дежурят на улицах и задержали столько-то злодеев, мне, как Станиславскому, хочется воскликнуть: «Не верю!» Потому что, если они действительно кого-то там задержали, значит, они тем самым преступили закон. В действующем законодательстве нет правового положения, позволяющего казакам производить задержания. С этой проблемой я столкнулся еще в прошлом веке, когда мы сами выступили инициаторами создания казачьего дивизиона в Салехарде. Мы тоже тогда пытались помочь милиции, но наше предложение было отвергнуто без каких-либо объяснений. А ведь это было самое начало лихих девяностых, когда на улицах окружной столицы было далеко не так спокойно, как сейчас. Чуть позже, когда грянула война в Чечне, мы всё же убедили руководство УВД по ЯНАО принять нашу помощь хотя бы для участия в рейдах ГАИ. Нам пожали руки, да так нашу идею и не реализовали! Аналогичным образом развивалось наше сотрудничество и с МЧС… Почему так происходит? Думаю, потому, что  власти либо страшатся любой серьезной инициативы, идущей от народа. Либо же они понимают эту инициативу как некое управляемое и самой властью инициированное движение. Всё остальное, идущее от самих людей, традиционно тормозится множеством препонов и отсутствием действующего законодательства, определяющего права и обязанности участников этой инициативы. К счастью, здесь, на Ямале, еще не было случая, чтобы казак пострадал в патруле. Потому что ни ему, ни его семье в этой ситуации не будет положена страховка, на которую может рассчитывать сотрудник полиции или МЧС. Больше того, самостийность в вопросах патрулирования может напороться на карательные санкции ФЗ «О митингах». В этой ситуации отвечать перед законом будет уже не тот, кого «задержали» казаки, а тот, кто их подвиг на борьбу с преступностью. Поэтому, когда я слышу о каких-то правах, которыми вдруг наделили казачьи патрули, я прекрасно понимаю, что это пустое действо, совершенное для галочки. При современном уличном патруле они  могут быть только в  виде простых наблюдателей, свидетелей либо понятых. Вот и всё участие.  Более реально это может работать лишь в казачьих станицах, где сохранен традиционный  уклад. Там, если и перетянут смутьяна за безобразия нагайкой, тот ни за что не побежит подавать заявление о побоях. Он это воспримет как заслуженное наказание… Осторожно отношусь  и к идее создания казачьих ЧОПов. Кто-то очень хочет сделать из казаков сторожей. И наоборот, тех, кто идёт  работать сторожем, – казаками. Недавно на Комиссии по вопросам помилования мы с коллегами рассматривали прошение одного такого «казака». После службы в армии он вернулся в родной Пуровский район, нанялся охранником в казачью структуру. Казаком он от этого, конечно же, не стал, зато, почувствовав вседозволенность, совершил преступление… Напрашивается вывод: не нужно превращать участников добровольных дружин в ряженых казаков. Примите для тех, кто готов помогать полиции, соответствующий закон, пропишите их права, защитите их социальными гарантиями, и пусть в этом благом деле участвуют все способные, неравнодушные граждане, а не только казаки. Тогда можно было бы привлечь к этой работе и другие структуры гражданского общества, к примеру, активистов ассоциации «Ямал – потомкам!». На мой взгляд, они вполне справились бы с этой почетной функцией на территории национальных поселков. Тем более там в этом есть насущная потребность.  А вообще, главное, наверное, не в охране, а в воспитании духовных начал, прописанных в десяти заповедях Божьих. Вот их-то нужно знать и всем соблюдать. Тогда каждый сам себя оградит от дурного поступка. Но  это уже глобальная задача. А одна из казачьих – это обеспечивать порядок  в своих семьях и в православных святынях.

     

    Николай Рыжков, атаман Пуровского станичного казачьего общества:

    – Зря вы, прочитав наш пресс-релиз, подумали, будто казаки при несении службы по охране общественного порядка готовы применять силу. Этого не будет, потому что у нас для этого нет никаких полномочий. Тем не менее уже с 1 сентября мы заступаем на охрану улиц…

    Выглядеть это будет так: полицейский будет ходить по закрепленному за ним маршруту, следить за общественным порядком. Если заметит какое-либо нарушение, будет действовать согласно своим служебным инструкциям, а сопровождающие его казаки будут присутствовать только в качестве понятых, свидетелей, еще они могут записать происходящее на видеокамеру. По требованию сотрудника полиции они могут оказать содействие в задержании преступника, действуя в рамках ст. 38  УК РФ. То есть никаких иных действий они совершать не будут!

    Тем не менее, я считаю, что подписанное соглашение – большой шаг вперед, можно сказать, прорыв. Потому что теперь мы сможем наладить свою деятельность на постоянной основе. Казаки и раньше участвовали в охране общественного порядка на мероприятиях городского и районного масштаба, безвозмездно следили за порядком в ходе религиозных праздников.

    В совместных патрулях мы будем не каждый день, а только по пятницам и субботам, когда народ отдыхает, когда проводятся различные массовые мероприятия. При этом наше участие будет согласовываться с полицией за месяц до выхода в патруль. Сотрудники ОМВД будут писать нам письма с указанием, куда и сколько казаков мы можем предоставить, и мы будем выходить на улицы, но только вместе с полицейскими как статисты…

     

    – Николай Кириллович, как вы думаете, имеет ли смысл вносить в федеральное законодательство поправки, наделяющие добровольные дружины различными правами?

    – Возможно, есть смысл изменить Уголовный кодекс, внести поправки в окружной закон о казачестве, доработать его, чтобы казачья дружина нормально финансировалась. Надеюсь, что в следующем году наша деятельность перейдет на постоянную основу. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить главу Пуровского района, ведь без него наше дело не сдвинулось бы с мертвой точки. Хочется поблагодарить и глав поселений за то, что откликнулись и готовы к взаимодействию. С ними у нас тоже заключены соглашения, правда, в этом году они рамочные и ни к чему не обязывают.

     

    Отец Алексей,  настоятель Салехардского собора Святых Апостолов Петра и Павла об инициативе создания православных дружин:

    – В традиции православных христиан благоговейное отношение к семейным и религиозным ценностям, храмам, иконам. Если кто-либо на эти ценности посягает, в народе возникает гнев, возмущение и естественное стремление защитить свои святыни. Конечно, не хотелось бы, чтобы эта реакция переросла в создание вооруженных отрядов, но само стремление защититься  вполне нормально…

     

    – То есть важно, чтобы благое начинание не было сопряжено с возникновением новых конфликтов?

     

    – Я долго размышлял об этом и считаю, что в деле охраны наших святынь уместно полагаться не на народные дружины, а на казачество. Это их стезя, и, если они этим займутся, это будет воспринято достаточно спокойно, с пониманием. Также спокойно будет воспринято и их участие в разрешении конфликтных ситуаций в доме Божием. Думаю, даже если казак в крайнем случае хлестанет кого-то по попе нагайкой, это будет воспринято не так обостренно, нежели силу применил бы сторож, охранник или, не дай Бог, церковный человек.

     

    – В самой идее создания православных дружин могут быть признаки экстремизма?

     

    – Нет. Здесь экстремизм и терроризм как раз с другой стороны идет. Это не мы, это на нас нападают. Не зря архимандрит Тихон (Шевкунов) сказал, что сейчас время бархатного терроризма, когда звучат не взрывы бомб или гранат, но происходят различные акции, ведущие к уничтожению святости и духовности.

     

    Иерей Артемий, настоятель храма в честь святителя Николая Чудотворца в Надыме:

     

    – По закону церковь отделена от государства и политики, но сейчас мы видим, что в полной мере это невозможно. Идет нагнетание негатива в отношении РПЦ, фабрикуются различные инсинуации. Но создание православных дружин – это не выход.

    Начнем с того, что такие формирования будут просто неправомочны, поскольку отсутствует какой-то правовой инструментарий, регламентирующий их деятельность. А раз нет необходимого законодательства, значит, выполнять функции защиты правопорядка, в том числе и на территориях храмов, монастырей, приходов,  должны люди, которые наделены соответствующими правами, – представители органов внутренних дел.

    Если же православные дружины будут созданы, это может вызвать еще какую-нибудь неадекватную реакцию отдельных людей и излишнюю эскалацию напряжения в обществе.

    Изредка у нас в храме случаются инциденты. Обычно мы стараемся уладить конфликт силами своего небольшого штата. В том же случае, когда человек неадекватен, находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, мы просто вызываем наряд полиции. Приезжают они быстро, помощь оказывают корректно. Проблем с этим никогда не было.

     

    ЕСТЬ МНЕНИЕ

    Пока церковь, общественники, полиция  и представители различных ветвей власти возрождают различные аналоги ДНД, народ будоражит идея легализации короткоствольного боевого оружия: пистолетов и револьверов.

    Здесь сколько людей, столько  и мнений.  Мы выбрали самые яркие из них.

     

    Юрий Кукевич,  член Общественной палаты ЯНАО:

    – Я целиком и полностью за легализацию. Мне кажется, что перед вооруженными до зубов бандитами наши люди оказались совершенно беззащитны. Они не могут в полной мере реализовать своё право на самооборону и всё чаще становятся жертвами различных преступлений.

    Да, нас пугают тем, что, вооружившись, законопослушные граждане ни с того ни с сего вдруг напьются и перестреляют друг друга. Это, конечно, чепуха… На самом деле оружие дисциплинирует. Оно обязывает людей к взаимной вежливости, примерно так, как это было еще в цар-ские времена, когда за оскорбление можно было получить пулю на дуэли. США в этом вопросе – хороший пример. Посмотрите, как там почитается оружие! Даже власти не позволяют себе говорить с вооруженным народом свысока, тиранить и давить его. К вооруженному человеку невольно возникает почтение, и это чувство – прекрасная профилактика конфликтных ситуаций.

     

    – Сейчас обсуждаются разные варианты легализации: хранение и ношение либо только хранение…

     

    – Я за первый вариант.

     

    – Еще предлагается ограничить право на пистолет возрастным цензом – 23 года.

     

    – У нас с 18 лет предоставляется право умирать за родину с оружием в руках. При чем здесь 23 года? Глупость какая-то… С 18 лет россиянин считается вполне зрелым человеком.

     

    – Кроме того, есть мнение, что владеть пистолетом может лишь тот, кто прошел службу в Вооруженных силах РФ. В этом варианте подавляющему большинству женщин и отличникам, поступившим сразу после школы в вуз, короткоствол не светит.

     

    – Ну это вообще уже идиотизм. Мачизм какой-то, комплексы… Никто ведь не отрицает, что владелец пистолета  должен уметь обращаться с ним. Для этого нужна учеба, специальные курсы как для бывших военнослужащих (неизвестно ведь, чему их в армии научили), так и для тех, кто в армии не был. Человек должен быть психически здоров, это обязательно, и он не должен бояться оружия, знать его, чтобы не было потом несчастных случаев.

     

    Валерий Степанченко, депутат Законодательного Собрания ЯНАО:

    – При всей своей любви к оружию я против. Государству нельзя перекладывать свои  функции по защите личной безопасности граждан на самих людей. Это не усиливает власть, а говорит о ее слабости. И не нужно кивать на Запад, на Америку. Там культура владения оружием формировалась веками, и то, посмотрите, сколько  трагических прецедентов. И особенно в последнее время. На фоне психических отклонений и экстремальных ситуаций регулярно появляются «стрелки», убивающие массы народа. Другое дело – казачество. Считаю, что эта категория граждан может быть наделена правом на хранение и ношение оружия при выполнении определенных государством функций. Особенно в тех регионах, где оружие жизненно необходимо. Я имею ввиду пограничные территории и исконно казачьи земли, граничащие с вооруженным до зубов Северным Кавказом. Тем более что у казаков, в отличие от большинства россиян, ещё осталась культура владения оружием.  Поэтому полагаю, что  государственным деятелям нужно не вбрасывать популистские идеи, а думать над законодательством, которое бы способствовало обеспечению безопасности простых граждан. В  этом и заключается одна из основных функций органов государственной власти и его конституционная обязанность.

     

    – Умеренный вариант легализации, предполагающий лишь хранение оружия дома, тоже не поддерживаете?

     

    – Если говорить о поэтапной легализации, это еще куда ни шло… Конечно, люди должны иметь право защищать своё жилище, тем более многие живут в частном секторе, в загородных домах. Если уж и начинать легализацию, то только  продуманно и поэтапно, чётко определив  законом механизм прав и ответственности владельца.

     

    Стас Рябченко, инженер, Надым:

    – Окружная газета  тоже решила обсудить ношение короткоствольного оружия? Вам не кажется, что на темы, подобные этой,  власти предлагают нам «поговорить», чтобы отвлечь от более насущных проблем – политических, экономических, социальных? Тем не менее скажу: я – за оружие. Потому что, имея его, человек может чувствовать себя более свободным и независимым. Пример – почти двухвековой американский опыт. Вы считаете, что там часто стреляют? По-моему, у нас на Северном Кавказе стреляют чаще. Поверьте, плюсов будет больше – обычный россиянин получит дополнительные шансы защитить себя и свою семью.

     

    Андрей  Баландин

    severok2@mail.ru

    Елена  Пекка

    ksnad@yandex.ru

    03.09.2012

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...