...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Корпоратив индивидуального предпринимателя, или Шапочный разбор

    31.12.2016 08:12:00

    Корпоратив индивидуального предпринимателя,  или Шапочный разбор
    Ольга Ефремова

    С Дмитрием, пожилым бизнесменом невысокого полета, я случайно познакомилась в командировке, в кафе. Глядя на него, вспомнила анекдот: 
    «Увидев человека, пьющего в одиночестве, не торопитесь с суждениями. Может быть, это корпоратив ИП». Так оно, в сущности, и было...

    Разговорились, и он вспомнил, как в начале лихих 90-х привез на Ямал партию норковых шапок. 20-летнему начинающему предпринимателю с юга России повезло. Накануне, после долгой задержки зарплаты, в поселок прибыл борт с деньгами. Настроение у местного населения поднялось, пачки банкнот жгли карманы, вот только потратить их было негде и не на что. Дефицит, однако… Нагрузившись клетчатыми сумками, Дмитрий обошел с товаром все поселковые учреждения: администрацию, больницу, суд, милицию, совхозную контору. Шапки везде уходили влет. 
    Он даже успевал на последний в том году рейс Ан-2 и улетел бы навстречу неприятностям... Но Господь милостив – из-за нелетной погоды парню пришлось на несколько суток задержаться в гостиничном номере. За окном завывало, по стеклу хлестали ошметки полиэтилена, и он от скуки решил «подбить бабки». На ворох денежных купюр лихо спланировала «накладная» от босса, бывшего врача. Рядом вольготно разлегся наш «коробейник», достал из кармана калькулятор…
    Почерк медиков славится размашистой кривизной и неопределенностью. Поздно, слишком поздно Дмитрий понял, что из-за собственной близорукости принял начертанную шефом восьмерку за тройку. 
    – Выходило, что каждую шапку я продал почти в три раза дешевле, – всхлипнул от нахлынувших воспоминаний Дмитрий Александрович, – а этих формовок у меня было несколько десятков! Представляете мое тогдашнее состояние?
    …Ничего не соображая от горя, стыда и ужаса, молодой коммерсант вывалился с крыльца гостиницы в лютый холод и метель. Дмитрий знал, что если не сумеет вернуть разницу в цене шапок, босс – бывший интеллигент – уничтожит его морально. Хуже того, он не сможет защитить его от «крыши». Братки помножат младую фирму на ноль с минусом, а ему, продавцу-неудачнику, останется наложить на себя руки, если, конечно, сразу не убьют.
    Гонимый призраком скорой кончины, Дмитрий решился на отчаянный шаг – просить селян доплатить за шапки недостающие деньги. Правда, на этот счет предчувствия тоже были скверные. Молодой южанин был почти уверен в том, что ему в лучшем случае не откроют дверь или обзовут лохом, а так вполне могут и собак спустить, и скорбное лицо набить, и даже последние сбережения отнять. 31 декабря 1993 года плясало к ночи, наступало время чудес.
    …Он оказался в тепле, перед тарелкой горячих пельменей, маринованными грибочками, морошкой с сахаром, рюмкой водки и горячим чаем. В кармане хрустели новые купюры. Дети играли на полу и лезли на колени. Собака в углу прятала мордаху между лап. Хозяйка продолжала метать на стол закуски. «Мне сразу показалось, что слишком дешево, – приговаривала она. – Так не бывает. И шапка хорошая, денег не жалко. Да ты подожди, сейчас все соберутся, и вернем тебе твои бабки, никто не откажется».
    Насколько понял Дмитрий, главное новогоднее развлечение северян состояло в хождении по гостям, ибо других забав здесь не было. В связи с его шапочной проблемой в привычные маршруты внесли коррективы. Пришедший с работы хозяин составил примерный список покупателей необычных для того времени и места шапок. Дмитрий описывал внешность клиента, а сметливый северный мужик рисовал химическим карандашом очередную фамилию: «Значит так, сейчас идем к Алексеевым, Бондаренко, Олейникам, Салиндерам и далее по списку, – подытожил он. – Сейчас друзья подтянутся и подскажут, на ком еще видели обновки».
    Шапочная делегация растянулась на полпоселка. Она, сгибаясь под порывами ветра, перелезала через теплотрассу, сопровождалась звуками баяна и песнопениями. За собой влекла укутанных до глаз детей, за ними следовали собаки. Уходя, не закрывали двери. По одному из адресов пересеклись с Дедом Морозом, и он возглавил шествие. Всюду угощали строганиной, рубаниной, икрой «Северянка», пирогами с муксуном, пельменями, которые ссыпали в кипяток из мешков почти в человеческий рост… И доплачивали за шапки. «Ой, мы их не брали, но Валюшка точно брала, возьмите денежку. Я ей скажу, она вернет», – примерно такой рефрен сопровождал Дмитрия на этом удивительном новогоднем пути.
    После праздника он сумел улететь из райцентра только на третий день. Всё это время к нему в гостиницу приходили знакомые и незнакомые люди с доплатой за шапки, пытались похмелить на месте, зазвать в гости, рассказать о том, как оказались на Севере, пожаловаться на жену и начальство, научить, как жить дальше. 
    – Почему я там не остался? Мне же предлагали! – взвыл пожилой, лысеющий Дмитрий Александрович, ныне дилер известного торгового дома. – Меня больше никогда никто так не любил, не понимал и не жалел. Я больше никогда так не смеялся и не был счастлив. Теперь меня и вправду называют лохом, не пускают на порог, травят собаками и умножают на ноль.
    – Да ладно, – не согласилась я. – Попробуйте еще раз, в Новый год.

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...