-8...-10°C

Цифровое ТВ
16+
  • Кремлёвский снайпер вернулся в Салехард и работает энергетиком

    07.05.2018 11:05:00

    Кремлёвский снайпер вернулся в Салехард и работает энергетиком Фото из архива Никиты Шумакова

    «Красный Север» разыскал салехардца, служившего в элитном Президентском полку. Как и большинство россиян, мы полагали, что бойцы этого подразделения прошли лучшую в мире школу муштровки. О ней и собирались говорить, а еще о секретах чеканного шага, участии в торжествах, караульной службе у Могилы Неизвестного Солдата…

    Действительность оказалась еще интереснее. О ней рассказал наш земляк Никита Шумаков, снайпер кремлевского спецназа.

    – У нас васильковые тельняшки и такого же цвета береты, не голубые, как у ВДВ, – подчеркивает собеседник. – Но многие всё равно путают нас с бойцами крылатой пехоты. Десантники, особенно их спецназ – отчаянные парни, они, если понадобится, и сырого зайца съедят, и 15 километров пробегут, не запыхавшись. А перед нами стоят другие задачи: охрана госимущества и первых лиц. Это очень почетно и интересно. Неспроста в наши ряды стремятся попасть самые крепкие ребята из разных уголков страны. Помимо роты Специального караула, которая на виду у гостей Москвы, в полк входят роты охраны, кавалерийский эскорт и батальон оперативного резерва (спецназ).

    О столичной службе Никита всё время говорит в настоящем времени. Как будто он до сих пор изучает образцы стрелкового оружия и участвует в специфических мероприятиях. По его словам, трижды в день спецназовцы выходят в дозор за пределы Кремля. Осматривают стены, частенько находят в кустах закладки с холодным оружием, непонятные свертки. Один раз обнаружили альпинистское снаряжение, видимо, кто-то намеревался перелезть через стену.

    А еще каждые полгода спецназовцы сдают экзамены и зачеты. Лучшие бойцы отмечаются знаками «Отличник ФСО» и «Президентский полк»…

     

    Долгий путь в спецназ

    Путь в элитное подразделение растянулся на несколько лет. Об этом Никита рассказывает долго и обстоятельно. Возможно, кто-то захочет пойти по его стопам, поэтому мы решили привести эту часть диалога:

    – После школы с одноклассником Ярославом Сайчуком подал документы в Тюменский институт МВД России. Друга взяли, а меня нет – количество мест было ограниченно. Я не расстроился, забрал документы и уже собрался в Белгород, в технический вуз, когда Ярослав меня удивил. Он тоже забрал документы, решил, что вместе учиться веселее. Через пять лет у нас были дипломы инженеров. Можно было искать работу, но мы решили, что для полного «комплекта» не хватает армейской службы, и уже на следующий день после выпускного были на призывном пункте. Там как раз набирали в 45-й полк спецназа ВДВ. У меня тогда рука была повреждена, но, тем не менее, я подтянулся 18 раз при минимальных 20. Еще бежал три километра, выполнял упражнение на пресс и психологический тест. Кстати, на нем тогда многие засыпались, я сдал. Правда, всё равно не прошел…

    Спецназовцы уехали, а в простые войска идти не хотелось. Ярослав прошел отбор в элитный Преображенский полк, а Никите на сборном пункте посоветовали попытать счастье в Президентском полку. Но команда была уже сформирована, и ему пришлось ждать осеннего призыва…


       

    Для того чтобы отобраться в Президентский полк, помимо отменных физических качеств, нужно пройти проверку допуска секретности. Эта процедура коснулась всех родных Никиты.

     


    – В октябре в Белгороде вновь начался набор кандидатов в кремлевский полк. Мы с ребятами как-то подсчитали: на одно место было 300 кандидатов! Проще в МГУ поступить на престижный факультет. Требования были весьма жесткие, и главное – высокий рост, абсолютное здоровье, отсутствие татуировок и пирсинга. Я подошел по всем критериям.

    По словам Никиты, во время службы срочников спецназа гоняли по полной программе: рукопашный бой, стрельба, преодоление полосы препятствий, азы альпинистской подготовки. Были и тренировки на случай уличных беспорядков – со щитами, резиновыми дубинками, шлемами – всё как полагается.

    – В итоге на главный объект страны допустили лишь тех, кто сдал экзамены на знание кремлевского комплекса. Перепутал названия башен – сидишь в лагере в Купавне, а в это время твои товарищи по очереди несут недельное дежурство в Кремле, – говорит салехардец. – У них там даже униформа другая, черная, а на территории лагеря – зеленый камуфляж.

    По словам собеседника «кремлевцы» в самоволки не бегали. Из лагеря в Купавне идти некуда, кругом лес. А в Кремле всё по строгому распорядку. Мобильные телефоны запрещены. Поэтому общаться с родными приходилось лишь на выходных, и то не более 20 минут.

     

    Свой человек в Кремле

    Парад Победы 2016 года северянин не видел, хотя и был в это время в Кремле.

    – 9 Мая мы были на дежурстве, сидели в боевом режиме. И в этот же день Владимир Путин встречался с солдатами Президентского полка, где наградил нашу часть Грамотой Верховного Главнокомандующего «За заслуги в обеспечении безопасности государства», – улыбается Никита.

    После службы ямальца звали в ряды ФСО, ФСБ и, конечно, предлагали остаться в своем же батальоне по контракту:

    – Отказался. Перспективы не очень… Военная ипотека – это, конечно, хорошо, но я решил посвятить себя гражданской службе. Работаю в «Салехардэнерго» по своей специальности.

    Никита Шумаков подчеркивает: если он захочет вновь прогуляться по территории Кремля, у него не будет проблем с дежурными постов:

    – Люди приезжают посмотреть Кремль изнутри, покупают билеты, а я предъявляю на входе военный билет, и передо мной открываются двери. Ведь я – свой.

    Денис Рыбаков
    Денис Рыбаков

    Автор
    +7 (34922) 4-70-30
    rybakob16@gmail.com

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...