ОБЩЕСТВО«Сердце разрывается от равнодушия людей». В Тазовском возмущены поступком женщины, которая переехала собаку и уехала НОВОСТИЛегенды Севера сложили из бревен СПОРТТаркосалинцы отличились в финале Спартакиады учащихся России ОБЩЕСТВОДайджест Арктики: у спасателей – сезон охоты на заплутавших грибников НОВОСТИ«Шокер не нужен, хватит тревожной кнопки!» Врачей взяли под защиту от неадекватов и автохамов НОВОСТИЛабытнангская пенсионерка пропала на день позже, чем считалось ОБЩЕСТВОПутин присвоил звания Героев России летчикам, посадившим самолет в кукурузном поле СПОРТМуравленковец нокаутировал американского бойца на международном турнире по самбо КУЛЬТУРА«Цой жив»: ноябряне спели хором легендарные хиты ОБЩЕСТВОНа острове Белый проверяют загрязнение атмосферы Арктики НОВОСТИЯмальцев 36+ допустили до жилищных субсидий по программе «Молодая семья» ПРОИСШЕСТВИЯ«Истыкал ложкой до полусмерти». На Ямале вахтовики устроили побоище в поезде ВЛАСТЬНа Ямале начинается досрочное голосование ВЛАСТЬГубернатор поручил отремонтировать поликлинику в Лимбяяхе и построить бассейн в Коротчаево ЭКОНОМИКАПАО «Запсибкомбанк» снижает ставки по ипотеке НОВОСТИМэр ямальского города «качественно» высмеял хейтеров ОБЩЕСТВОВ аэропорту Салехарда по-новому «просветят» багаж НОВОСТИНемецкие журналисты снимают фильм про Ямал НОВОСТИНа Ямале подростки набирают команды на турнир «Уличный красава» НОВОСТИПереправу через Пур закроют на три ночи, а мост продолжают строить ОБЩЕСТВОРемонт подъездной дороги к Ноябрьску выходит на финишную прямую ЖИЛЬЁСнимать квартиру в ЯНАО дороже, чем на курортах НОВОСТИ«Обдорск» на связи, «джип» поднимается в небо ОБЩЕСТВОКрупнейшее исследование проводится в акватории Обской губы ПРОИСШЕСТВИЯВ Лабытнанги продолжили поиски пропавшей пенсионерки

  • Лиха беда. Начало 90-х

    20.08.2016 10:53:00

    Лиха беда. Начало 90-х

    Спустя 25 лет после путча ГКЧП и начала «лихих девяностых» россияне так и не сошлись во мнении, что же это было…

    – Банк выпустит серию монет, посвященных 25-летию лихих девяностых. Монета будет золотая, с платиновым напылением, в малиновой коробочке. На аверсе три профиля: Ельцин, Гайдар и Чубайс, – голос звучал закадрово, насмешливо и зловеще. Так и не дослушав про тираж раритета, я проснулся с мыслью: «А ведь и вправду же юбилей!»

    Для кого как, а для меня лихие девяностые начались с культурной революции. У меня появился друг Лёшка (заядлый салехардский тусовщик и меломан), собственный магнитофон и аудиокассеты с музыкой, спасавшие от юношеского депресняка.

    Как великую реликвию, я рассматривал первое, еще перестроечное издание энциклопедии русского рока, испещренное десятками автографов: Свин, Ревякин, Бутусов. Алексей собрал их, мотаясь по официальным и подпольным рок-фестивалям. Еще будучи подростком, он говорил матери, что поехал с классом в Ленинград, брал денежку на проезд и… уже через пару суток, где-нибудь в Подмосковье, махался с гопниками. Потом ходил по школе весь увешанный значками «AC/DC», «Iron Maiden»,  «Megadeth». Вот с ним-то мы и решили организовать первую в истории Салехарда настоящую панк-рок-группу.

    Сказано – сделано. Мои вирши легко легли на мотивчик «Анархии» «Sex Pistols», и вскоре наш приятель Диня уже бренчал на раздолбанной ритмухе:

    Твой прадед красных рубал за царя,

    В двадцатом году был заколот штыком.

    А красная эра разбила семью,

    И дед вырос просто злым дураком!

    А ты родился пан-н-н-нком,

    Плевать на всё!

    Сейчас мы вспоминаем свое бунтарское творчество со снисходительной улыбкой, а тогда нам казалось: вот она, правда жизни! Мы гордились тем, что так и не успели вступить в комсомол, и мечтали изменить скучный, закомплексованный мир умирающего недоразвитого социализма. Мы слушали всё подряд, кроме попсы, и люто ненавидели сладкоголосых мальчиков-колокольчиков с большой сцены. В нашем тогдашнем понимании они-то и были худшими людьми на свете. Мы были почти всё время голодными, ищущими взрослых приключений, насмотревшимися импортных видеофильмов про людей, которые добились гораздо большего, чем мы. В том числе и поэтому мы не были аполитичны и считали партфункционеров мироедами, а Горбачёва – никчемным болтуном.

    – Андрюха, а поехали в Грецию апельсины собирать? А всем скажем, что в Штаты! Или, может, в ЮАР? Там апартеид, наймемся охранниками на плантацию!

    Так и не найдя попутчика, мой далекий от андеграунда товарищ загрустил и досрочно вернулся с каникул на учебу в Новосибирск.

    До августовского путча 1991 года оставались считаные дни. В Салехарде стояла жара, мы слонялись по улицам, бесцельно прожигая последние эсэсэсэровские дни…   

    И  ЧУШЬ  ПРЕКРАСНУЮ  НЕСЛИ…

    Где-то к середине 92-го, когда более серьезные люди уже делали свои первые десять тысяч долларов, в окружной столице оформился проект «ШДТП» – «Штаб дивизии тяжелых пулеметов». Эдакий творческий альянс любителей панка, рок-н-ролла и хеви-металла. 

    К тому времени мы уже успели отметиться концертом в нынешнем ОЦНК – проорали там свою «Анархию»:

    А тебя заставляли шагать под барабан,

    в жирах комсомолка –  ей 35 лет.

    Придушила пионерским платочком чуть-чуть

    и дыхнула перегаром:  «Всегда будь готов!»

    А ты родился пан-н-н-нком…

    Лёха радостно, как ребенок, скакал по сцене и лопал шары – надутые презервативы. Увы, мир нашего подвига не оценил и лучше не стал. Нас даже не услышали толком – аппаратура была ужасно отстроена, и одна известная журналистка, посетив наш концерт, сказала, что не поняла ни слова.

     Но мы не привыкли отступать. Лёха, напрягая все свои недюжинные способности переговорщика, уболтал нужных людей в нынешнем ЦКиС «Геолог» отдать нам сцену на пару часиков. Намечался концерт «ШДТП» с рок-шоу. По творческому замыслу авторов, бас-гитарист Юра должен был набрать в рот томатного сока и, пустив кровавые слюни, изобразить из себя восставшего мертвеца. Из простыней уже был пошит белый балахон. И песенка была соответствующая, Лёха сам написал:

    Мутанты прокляты сходят с ума,

    во всём виноваты убийцы дома!

    Фенольная формула –  легких палач.

    Фенольная формула – жалостный плач.

    Уже и не помню, кто из панков рассказал мне про гроб. Говорят, он валялся прямо возле морга – бесхозный, как и всё постперестроечное имущество. Ребята смекнули, что он неплохо смотрелся бы на большой сцене, и предложили мне поучаствовать в походе за реквизитом. Я побрезговал, видимо, был больше рок-н-ролльщиком, чем панком, а им всё ништяк.

    Как сейчас представляю эту картину: белая ночь, по дороге мимо старой метеостанции бредут тощие пацаны в рваных джинсовках с хайрами до плеч. Со скорбным видом тащат старый гроб. Встречные собаки опасливо обходят их стороной.

    Насколько помню, Лёха не участвовал в этой концептуальной акции, но место для гробика нашел – под крыльцом медийной конторы, где по блату трудился на благо известного в городе коммерсанта.

    И вот настало то пронзительно-ясное утро. Лёшкин работодатель, видимо, знавший, что бывает с теми, кто не дружит с братвой, шел на работу. Возле крылечка удивленно притормозил, присел на корточки, разглядывая зловещую «посылку»,  и  отпрянул назад. У мужика прихватило сердце!

    А тут и Лёшка идет на работу, веселый такой… Вот ему тогда влетело от начальства! Бизнесмен и впрямь подумал, что крутые люди послали ему  недвусмысленный привет.

    РАССЫПАЯ  ИСКРЫ ПО  ПУТИ  ДВИЖЕНЬЯ…

    А концерт состоялся. Как и было задумано, Юра встал с басухой из гроба, рыгнул томатной пастой, попал ниже пупа, за что и был подвергнут осмеянию неформалов с первых рядов. Слышно нас в тот день было хорошо, больше того, вездесущий Лёшка записал концерт на видео. Правда, мир всё равно не стал лучше и вновь не оценил нашего творческого порыва. А мы и не ждали. Величайшая империя рухнула на наших глазах, но мы-то остались и по инерции рвались вперед. Так у меня родилась песенка о бронепоезде истории:

    В орудийных башнях мозг стальных конструкций,

    четкая программа новых революций...

    Бесшабашное время панков-перестроечников сменил тяжелый рок перемен. Народ потихоньку потянулся с Ямала в теплые края. Это сейчас даже в плохонькой салехардской «деревяшке» однокомнатная квартира стоит больше миллиона, а тогда люди, потеряв работу или получив за тяжкий северный труд обесценившуюся зарплату, попросту бросали свое жилье. Другие продавали его за бесценок и уезжали в теплые края. Несколько домов стояли почти пустые – строители утеплили их ядовитым фенолом, и жильцы  болели.

    Там, где будет пусто, камень еще стоек,

    пожирает пламя красоту построек.      

    В гаубичном визге бешеных порывов

    прорастают резво кустики разрывов.

    Последнее, самое обезбашенное десятилетие самого кровавого столетия в истории страны начиналось весьма борзо. Многие из тех, кто потом будет лежать на кладбищенских аллеях братков, еще только примеряли на себя роль рэкетиров, сутенеров, наркоторговцев. Они еще не знали, что их ждет, что это необычное время, уже после них, назовут лихими девяностыми…   

    Эра нежных топок манит поколенья,

    бунтарей ломая в мальчики-поленья.

    Новые герои за Лазо Серёжей

    напоили топки песенкой отхожей…

    ЭХ,  ЗАЧЕМ  НЕ  ДУМАЛ  МОЙ  БАШКА!

    До печально-знаменитых залоговых аукционов оставалось три года. В поселки Ямала на снегоходах устремились предприимчивые горожане – меняли две бутылки водки на ваучер. Можно было расплатиться и бензином. Тогда еще никто не знал, что один-единственный удачно вложенный в газпромовские акции ваучер принесет своим хозяевам в 2008 году более миллиона рублей! Выходит, за ящик водки можно было сколотить себе целое состояние! А еще ваучеры продавались в сберкассе, стоили они недорого, но я копил на первую студийную аудиозапись и деньгами не разбрасывался.

    Увы, инфляция тогда опережала самые смелые мечты. Я уехал на учебу, так и не став рок-звездой. И никто ей здесь не стал. Но иногда, как привет из девяностых, звучит знакомый голос в трубке: «Андрюха, а ты еще пишешь тексты? У нас тут темка есть…»

    Дюша Белогвардеец


  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...