ЭКОНОМИКАКоренных ямальцев зазывают на рыбалку ОБЩЕСТВО17-летняя салехардка стала участницей нового сезона шоу «Пацанки» ЭКОНОМИКАЯмальский флот ремонтируют корабелы из Северодвинска ОБЩЕСТВОИ лечиться, и отдыхать. Детям-инвалидам раз в год будут компенсировать любой проезд НОВОСТИЧто делать с Вынгапуровским? Губернатор предложил сообща обсудить судьбу отдаленного микрорайона ОБЩЕСТВОВ Новом Уренгое появились первые дог-боксы СПОРТПолицейский из Салехарда пробежал 176 километров за сутки ОБЩЕСТВОВ Лабытнанги устанавливают фотозоны и скамейки с подогревом ОБЩЕСТВОКому скамейки с подогревом, а кому площадки для собак: ямальцы агитируют за уют ПРОИСШЕСТВИЯВ Тазовском районе рабочего убило током НОВОСТИКоробка «Малышу Ямала» станет контейнером для игрушек ОБЩЕСТВОВоспоминания об Анатолие Острягине: «У него был дар воспитывать людей» НОВОСТИВ Яр-Сале хотят устроить своп-вечеринки, а в Муравленко – велопрокат НОВОСТИНа Ямале зафиксировали рекордную жару ОБРАЗОВАНИЕДля школьников Ямала создадут сеть IT-кубов ЭКОНОМИКАЯмальцы больше всех в России тратятся на алкоголь и сигареты КУЛЬТУРАСалехардам предлагают посмотреть кино в палатке ВЛАСТЬДмитрий Артюхов завершил автопутешествие по Ямалу и обещал регулярно повторять поездки ОБЩЕСТВОНа Ямале стартовал сезон охоты на пернатую дичь ВЛАСТЬПравительство ЯНАО выделит полмиллиарда на покупку квартир на вторичном рынке НОВОСТИ«Там столько грязи, Кать, тебе понравится!» Больше сотни экстремалов пробежали «ТрансУрал» ОБЩЕСТВО Ямальцев зовут на «КедрФест» СПОРТЯмальская шахматистка сыграет на командном чемпионате Европы ПРОИСШЕСТВИЯХозяин заброшенного завода в Надыме осужден из-за гибели ребенка НОВОСТИКак распознать в любимом «домашнего боксера» и вовремя сбежать

  • «Ловили много, отдавали без остатка»

    10.05.2015 04:02:12

    «Ловили много, отдавали без остатка»

    Труженики тыла голодали, чтобы накормить фронт.

    Но говорить об этом было не принято…Огромный зал гыдинского клуба полон. Но человека в малице, устроившегося на первом ряду, ничто не отвлекает, он смотрит вперед и изредка поправляет трость.

    От ветра и солнца потемневшее лицо испещрили морщины, жилистые пальцы поправляют тесемки на шапке. Кажется, он далек от того, что происходит вокруг.

    Через некоторое время привели под руки другого старца. Хотя в руках у него трость, она не служит опорой. Помощницы в ягушках умело его поддерживают, подправляют сорочку на малице. И сажают рядом с тем, кого я заметила первым.

    – А, это ты таким седым стал! Мы теперь как дети, сами не можем ходить, нас внуки водят, – начали они разговор. Слушая их, понимаю: годы труда объединяют собеседников. Постепенно занимают кресла по соседству. Когда стариков становится семеро, спрашиваю в шутку:

    – Что вы натворили, что вас посадили в первый ряд?

    – Не знаем, – отвечает один из них. – С каждым годом нас становится меньше. Так нас каждую весну встречают. Наверное, что-то полезное сделали в своей жизни. Она ведь длинная, разве всё упомнишь...

    Затем хором все рассмеялись. Здесь знают, что они – труженики тыла, из проживающих в Гыде до юбилея Победы дожили несколько человек.

    В те страшные годы оленеводы и рыбаки жили с лозунгом: «Всё для фронта! Всё для Победы!». А что они могли сделать для тех, кто воевал на полях сражений? Добыть рыбу, пушного зверя, пасти оленей. И они с честью справлялись с заданиями.

    – Тогда надо было много работать, – вспоминает труженик тыла Есемэта Яндо. – Чтобы те, кто воевал за нас, были сыты. Мы со старшим братом рыбачили. С нас требовали выполнение плана, за неисполнение – строгий выговор. Могли отдать под трибунал. В период массового хода рыбы работали без сна. О том, что испытывали чувство голода, было не принято говорить вслух. Несмотря на то, что добывали много рыбы, мы себе ничего не брали, всё сдавали. Продукты получали по норме. Мы привыкли много работать. До сих пор сам еще управляю оленьей упряжкой, могу нарубить тальник для печки, учу тундровым хитростям своих внуков. Но теперь рыбалка стала только любимым досугом, – заключил Есемэта Ямбович.

    Тэтакули Салиндеру скоро будет 99 лет. Ему есть что добавить в разговор о прошлом:

    – Все трудились, никто без дела не болтался. Летом пески пустовали, потому что все рыбачили. Стар и млад старались внести вклад в Победу наравне со всеми. Юрибей, Матюй-Сале, Хальмер-Вонга – всё прошли на веслах. Я не знаю, откуда брались силы, ведь эти места даже на моторных лодках не объехать, они находятся в нескольких сотнях километрах друг от друга. О том, что есть резиновая обувь, не знали. Кисы промокали мгновенно. В ледяной воде ощущение – будто миллионы сосулек пронзают до костей. Надо было менять обувь по несколько раз на дню, осенью при первых морозах, если этого не сделать, меховая обувь превращалась в огромную ледяную глыбу… От этих мыслей мне и сейчас становится холодно. Рыбы хватало, только успевали черпать. Сейчас в таком количестве не вылавливают. Тяжело было, трудно. Приятно, что власти не забывают о нашем вкладе в Великую Победу, – договорил Тэтакули Салиндер и, глубоко вздохнув, протер тыльной стороной меховой рукавицы глаза. Девушка, сидящая рядом с ним, улыбается: «Наш дед в свои девяносто с лишним лет только плохо слышит. Он бодр, прекрасно помнит всех».

    – В стойбище за оленями ходит, может сам ремонтировать нарты, никогда на месте не сидит. Чтобы мы, молодое поколение, не знали голода, холода, боли, наши деды ковали Победу в тылу. Наша задача сейчас – чтобы они на старости лет не испытывали страданий, через которые в молодые годы пришлось пройти. Пусть их души греет тепло домашнего очага, глаз радуют пасущиеся стада, а хорканье маленьких оленят зовет встречать новый день, – заключает молодая женщина, глядя на деда.

     

    Марина ЯР

    Фото автора

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...