-11...-13°C

Цифровое ТВ
16+
  • Ловушка для людей труда

    07.10.2015 04:06:03

    Ловушка для людей труда

    Сотни вахтовиков попались  на уловки питерской компании, работающей на Ямале, и не могут получить расчёт.

    «Вахта 60/30 в ЯНАО, оплачиваемый проезд, питание и проживание на объекте, спецодеждой обеспечиваем» – хорошие условия, предлагаемые ЗАО Промышленная группа «Проминдустрия» (ПГ). 

    Очень привлекательными для работяг их делает зарплата по 60–70, а то и 120 тысяч в месяц. Они говорят «да!» и не скоро понимают, что влипли по самую каску…

    Сварщики и монтажники, киповцы, электромонтеры и изолировщики – без представителей этих специальностей на стройках никуда. Работодатель, о котором идет речь, «прописан» в Санкт-Петербурге, а на Ямале работает в Тарко-Сале и Надыме, Новом Уренгое и Ноябрьске. Кадры для ямальских объектов находит по резюме на специализированных сайтах типа Superjob.ru или через кадровые агентства.

    Разговор с потенциальными вахтовиками обычно короткий: звонят, выясняют, когда может приступить, и присылают электронный билет на поезд до Пуровска.

    Мужикам раздумывать некогда. Приехав с одной вахты, стараются как можно скорее присмотреть другую – за плечами добытчиков семьи кредиты, ипотека... Когда работа с приличной зарплатой сама идет в руки, сумку собирают гораздо быстрее. Теплые вещи сложили – и в путь.

    – В вагоне еще несколько человек ехали по приглашению «Проминдустрии», – рассказывает 43-летний электромонтажник Рустам Алетдинов из поселка Джалиль (Татарстан), отправившийся на Ямал в конце февраля 2015 года. Со своим разрядом он рассчитывал заработать за два месяца примерно 130 тысяч рублей. – Перезнакомились. Попали на один объект, Термокарстовое месторождение. Все приехали в первый раз.

    В Пуровске работяг встречала вахтовка, которая доставила их в Тарко-Сале, в офис по адресу: Промышленная, 19. 

    – Народу – уйма, в отдел кадров огромная очередь, – вспоминает Рустам Алетдинов. – Кого-то сразу отправляли на месторождение, мне же пришлось ждать несколько дней, когда потребуются электромонтажники.

    Трудовую книжку в конторе никто не спрашивал, но вахтовик не переживал. Еще при первой встрече менеджер по кадрам предупредил, что зарплата будет бело-серой, 40/60, а договор – гражданско-правового характера (ГПХ). Правда, на месте выдавать бумаги никто не торопился, отпирались, мол, всё оформят на объекте. Там Рустам оказался в начале марта и услышал неприятное: деньги выдают с задержками, приходится чуть ли не выбивать...

    Бросить всё и возвращаться домой как можно быстрее было не на что. Поэтому Рустам продолжал работать, как и другие. Наряды закрывали каждый день, поэтому стал надеяться, что трудности временные и всё нормализуется.

    – Работали без выходных, под строгим надзором охранников. Оштрафовать могли за что угодно, даже за то, что ответил на телефонный звонок. Жили в вагончиках, обстановка спартанская. Снимать на видео было запрещено. Кормили три раза, строго по часам. Там не было умывальников, руки приходилось мыть снегом. В меню полностью отсутствовали витамины – ни фруктов, ни овощей, ни салатов. В основном каши, картофельное пюре из порошка, супы. Хлеба по два-три дня могло не быть. Макароны – редко, поэтому считались деликатесом. Мяса, в принципе, было достаточно, печень давали, куриные сердечки и курицу иногда, – рассказывает Рустам. К маю он похудел на 15 кг.

     

    БУДТО В РАБСТВО ПОПАЛ

    Никаких официальных документов на руки за два месяца он так и не получил. Договоры, на каждый месяц отдельный, в которых фигурировали официальные 20 с небольшим тысяч, выдали уже в Тарко-Сале, после вахты. В качестве работодателя значился не ПГ «Проминдустрия», по чьему приглашению вахтовик приехал, а его «дочка» – «Трест «СевЗапСпецСтройМонтаж». На прощание работяге дали обратный билет, три тысячи рублей «дорожных» и обещание, что вся зарплата его догонит в пути… Путь оказался долгим. Только через месяц, в июне, после многочисленных звонков в контору на карточку упала «белая» часть, за март. Через четыре недели Алетдинов начал звонить снова. Каждый день. Пришла почти та же сумма, за апрель. После этого связаться хоть с кем-нибудь из руководства и выяснить судьбу своей «серой» получки ему так и не удалось.

    Похожих историй в группе «Обманутые ЗАО ПГ Проминдустрия («ТРЕСТ СЗССМ»)», созданной в соцсети, сотни. Есть люди, которые с прошлой зимы не получили вообще ничего. Тех, кто нашел способ выбить деньги, немного. Электромонтажнику Алмазу Фарукшину, который на Термокарсте находился в марте и апреле, пришлось пойти на обман.

    – В сентябре нашел в Интернете номер Костромина (гендиректор ПГ. – Прим.ред.), отправил смс. Сначала ответили, что это личный номер – не беспокойте. Я проявил настойчивость. Написал, что нахожусь в больнице из-за обморожения во время работы, делают операцию, – рассказывает мужчина. – И деньги пришли, все полностью. Для себя решил, что на севера больше не поеду. Нечеловеческие условия. Задержался в столовой – штраф. В вахтовку набивали по 80–90 человек, при вместимости в 25. За опоздание в 5–7 минут – выговор и увольнение без оплаты. Приходилось к 6 утра ехать на объект, потому что в полседьмого уже очередь. Был случай: я резал короба, затекла спина. Только выпрямился – охранник уже сзади стоит: «Че встал, давай работай». Было ощущение, что я попал в рабство.

     

    В СУД – ТОЛЬКО ЗА «БЕЛОЙ»

    Шоковые впечатления испытал и Хамза Саидов из башкирского города Сибай. Он купился на красочные рассказы кадрового агентства. Монтажнику железобетонных конструкций обещали официальное трудоустройство, доход 80–120 тысяч без задержек. Ценную подсказку агенты оценили в шесть тысяч рублей – с расчетом по возвращению. Хамза собрал на дальние заработки бригаду.

    Про то, что договор будет ГПХ и официальная зарплата только 40 процентов от обещанного, узнали на месте. Особо не волновались – слухи слухами, но ведь кому-то выплачивают. На месторождении себя успокаивали, что все смены закрываются, каждая по 2300 или 2400 рублей.

    – На тот момент не было разницы, серый или белый заработок и что отчисления в Пенсионный низкие. Было важно получить хоть что-то... – объясняет он.

    На обратный путь до Башкирии, это 2–3 дня, «дорожных» Саидову не досталось. Были майские праздники, бухгалтерия не работала, объяснили в конторе. Дали сухпай: полбулки хлеба, пирожок, банку консервы и минералку. Три тысячи поступили, когда он уже был дома.

    – Месяца не прошло, начали меня обратно вызывать. Я предложил: выплатите – поеду. А в ответ: приезжай – оплатим. Пришел билет, но я решил не ехать, – вспоминает Алмаз.

    За лето он не получил ни копейки. Двум из трех ребят, которые поверили и вернулись, пришли выплаты за первую вахту и больше ничего. В Тарко-Сале их напугали: будете действовать через суд, можете рассчитывать только на сумму, указанную в договоре.

    – Я много раз звонил в контору. Кредиты, семья, ребенка в школу собрать – как без денег? Записывают мою фамилию, обещают: через неделю, завтра. И тишина. Тогда обратился к юристам, им удалось связаться с Костроминым по телефону. Он увиливал, пытался представить меня и моих товарищей нарушителями, будто мы пили и не работали. Хотя это невозможно, там жесткий сухой режим, – возмущается собеседник. – В общем, юристы предложили написать претензию и подождать. Через две недели все деньги пришли.

    Сейчас коллеги Алмаза по несчастью пошли тем же путем, двое уже добились частичных выплат. Наученный горьким опытом, электромонтажник теперь просит у потенциального работодателя типовые договора, консультируется в юрслужбе.

     

    «ШАНТАЖИСТЫ» БЬЮТ ПО БОЛЬНОМУ

    Слава Коршиков, 44-летний изолировщик из Заринска, выполнил это условие с элементами шантажа: вернетесь на вторую вахту – выплатим за первую. К тому же возвращение было единственной возможностью посмотреть в глаза начальства и выяснить, что происходит.

    В августе он снова оказался в Тарко-Сале. Говорит, не сразу, но отдали 40 процентов без 15 тысяч. Чтобы хоть как-то ускорить исполнение обещаний руководства, работяги устроили забастовку 12–14 сентября. Главный на участке собрал списки, пообещал позвонить в бухгалтерию.

    – Стачку прекратили, но переводов не дождались пока, – сообщил Слава в конце сентября по телефону. Переживает, что скоро вахта закончится, как бы не пришлось ехать домой с копейками… – Нас таких тут много. Например, бригадир Виталя и жестянщик Андрей уже седьмой месяц денег не видят.

    Новоуренгоец Александр, киповец, он – единственный из всех, с кем довелось говорить по делу СЗССМ, собирается связаться с этой компанией в третий раз за этот год. С ужасом вспоминает вышколенных надзирателей-охранников, давку и драки у вахтовки. Но готов пережить это испытание еще раз, чтобы получить заработанные 240 тысяч рублей.

    За всё время зарплату он получил один раз, в июне, 40% за февраль-март – на телефоне сидел полтора месяца кряду.

    – В кадрах сказали, что выплачивают в первую очередь тем, кто на вахте. Предложила походатайствовать. Вот и проверю, – с оптимизмом говорит он. В надзорные органы обращаться не хочет. – Получу 50 тысяч по договору, остальные в трубу?..

     

    ГРОЗИЛИ СТАЧКОЙ

    А вот 25-летний Сергей Фёдоров из Приобья надежду и терпение потерял. Три года подряд, после новогодних каникул, он отправлялся на двойную вахту, по четыре месяца. Работал на базе в Тарко-Сале, на Термокарсте, на нефтеперекачивающей станции Ярудейского месторождения. Договора прежде были трудовыми, расчеты проходили через месяц за отработанным. В этом же году всё изменилось, выплат ноль. Он, как бригадир, пытался повлиять на начальство. Работяги собирали подписи, грозили стачкой. В первый раз их выслушали, во второй – начальник участка разорвал списки у них на глазах и послал работать. После четырех месяцев безденежья мужики отправились в Тарко-Сале, сутки тряслись в вахтовке. Но ничего не добились.

    – Осенью я собирался поступать в институт, без денег не получилось, – говорит Сергей, с которым мы встретились в Салехарде. В ямальской столице он был проездом. Спортсмен частенько помогает друзьям в соревнованиях между трудовыми коллективами, выступая в качестве «легионера». – Сейчас связался с адвокатом. Рассчитываю, что удастся доказать трудовой характер отношений и вернуть заработанное.

    В ямальской инспекции по труду сказали, что Сергей делает правильно. Хотя и непросто убедить суд в том, что договор ГПХ подменял трудовой, но возможно. Строгий режим труда и отдыха вместо свободного графика, наряды, штрафы – всё это аргументы в защиту людей труда, ставших жертвой работодателя.

    В принципе договор ГПХ, который применяет СЗССМ, – обычная практика на отечественном рынке труда. На бизнес-сайтах его рекомендуют использовать, чтобы экономить на взносах в ФСС и удешевлять производство. Вот только серым выплатам давно объявлена война на самом высшем уровне, там же принято решение поднимать престиж рабочих профессий. Выходит, питерская компания дважды пошла против политики государства. И такое не должно сходить с рук, не так ли?..

      

    Детали

    У «МЕДАЛИСТОВ» НЕ БЫВАЕТ ЖАЛОБ…

    Как становятся «Привлекательными работодателями», по версии Superjob.ru?

    На этот вопрос ответил Матвей Травкин, старший специалист службы поддержки Любимых Клиентов портала. В ежегодном исследовании участвуют пять критериев:

    1) уровень вознаграждения, предлагаемый в вакансиях, не ниже среднерыночного для своего города;

    2) размещено не менее 50 вакансий (актуально для компании с численностью 1000-5000 человек, как ПГ);

    3) срок работы компании с порталом Superjob.ru в период с 1 октября 2014 года по 1 октября 2015 года составляет не менее 6 месяцев;

    4) отсутствие жалоб соискателей на вакансии работодателя в период их публикации на портале Superjob.ru;

    5) отсутствие жалоб соискателей на невыполнение работодателем условий трудового соглашения в течение 6 месяцев после трудоустройства.

    Если на первые три пункта повлиять со стороны невозможно, то последние два – то самое, о чем работники (приглашаемые, напомню, на ямальскую вахту от имени «Проминдустрии») пишут во все концы. «КС» сообщил Матвею Травкину адрес группы обиженных. Как это повлияет на «привлекательность», увидим скоро. Раздача следующих премий состоится в ближайшее время.

     

    Комментарий

    «КИДАЮТ» НЕ ТОЛЬКО РАБОТЯГ, НО И ПОСТАВЩИКОВ

    Размер газетной полосы не позволяет привести истории всех вахтовиков, с которыми я познакомилась за последние две недели. Многие из них не подозревали, что компания, несколько лет подряд на «Суперджобе» получавшая золотой знак «Привлекательного работодателя», вообще способна «кинуть»…

     

    ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

    В Тарко-Сале, когда их увозили на объект без оформления договора, некоторые делали попытки возмущаться. Успокаивали: на месте всё будет. А там, стоило заикнуться, указывали на дверь – без всяких прав, ведь без бумажки человек по-прежнему никто. При возвращении с месторождения подход был тот же: не нравится договор ГПХ, указанная сумма – не подписывай, дуй домой. Всё, ловушка захлопнулась.

    Дальше начиналась рулетка. В группе «Обманутых», состоящей из 900 с лишним человек, так и не нашли ответа на вопрос: по какому принципу работодатель выбирает, кому платить, сколько и когда. Любопытно, что «белую» зарплату люди получают на карту, «серую» по крохам переводят через такие сервисы, как Qiwi, отправителями могут значиться неизвестные частные лица. Как у бухгалтеров СЗССМ сходится баланс, остается только недоумевать. Потому что выяснить это и многое другое практически невозможно. Телефон, указанный на сайте компании, откликается только длинными гудками. Номер, через который работяги эсэмэсили гендиректору, молчит. Сергей Гринев, менеджер по персоналу, электронный адрес которого удалось найти, очень хотел ответить на мои вопросы, пока не узнал их содержание. И как в воду канул.

      

    ПРЕДЛАГАЮТ ИЛИ – ИЛИ

    А вот редакционный запрос в ПГ «Проминдустрия» не прошел незамеченным. Уже через день поступило обратное сообщение – ответом это назвать язык не поворачивается. Вместо того чтобы объяснить, почему зарплаты белосерые, когда работников предупреждают об «особенностях» будущих отношений с работодателем, условиях труда и проживания, почему договора выдают только после вахты, заместитель генерального директора А.А. Змитрович поставил свою подпись под «песней о своем». После информации о том, что трест СЗССМ входит в ПГ с 2000 года, расписывается «политика компании». Процитирую, опустив общие фразы и сохраняя орфографию:

    «Условия труда, проживания и питания с потенциальным кандидатом…обсуждаются менеджером по подбору персонала в процессе переговоров. Кандидатам предлагается заключить либо трудовой договор при условии предоставления… пакета документов, либо договор гражданского правового характера (подряда)… Форма договоров предоставляется по запросу кандидата.

    Политика компании предполагает строгое соблюдение сроков оплаты вознаграждения за выполненные работы в порядке и на условиях, предусмотренного договором, но сложившейся экономической ситуации возможно несвоевременное перечисление указанного вознаграждения. Руководство компании принимает все возможные меры для скорейшего решения данной проблемы.

    При производстве работ на объектах заказчика Общество согласно условиям заключенных договоров обязано соблюдать требования в области промышленной и пожарной безопасности, охраны труда и окружающей среды. За нарушение подрядчиками (работниками) указанных требований… Трест несет ответственность в виде значительных штрафов. Исходя из установленных Заказчиком правил, предъявляются соответствующие требования к подрядчикам (работникам), что может вызвать негативную реакцию со стороны недисциплинированных граждан. Наша компания крайне заинтересована в привлечении высококвалифицированных работников…»

    Предпоследнее предложение, видимо, должно было объяснить жесткие штрафы. И это всё, чем компания хотела бы поделиться с редакцией «Красного Севера». 

     

    ЗА ГРАНЬЮ ДОБРА И ЗЛА

    Работникам везет гораздо меньше. Они обрывают телефоны, пишут смс на все найденные мобильники персонала СЗССМ и ПГ, забрасывают жалобами и требованиями почтовые ящики обеих компаний. Авторам самых душещипательных посланий иногда улыбается удача. Про операцию я уже упоминала. Ходит слух, что деньги переводили будущему молодожену на свадьбу, еще на похороны. Душевные, в общем, люди читают переписку. А вот неплатежи за ипотеку, кредиты, разрушающиеся семьи – уже не повод для чуткости, не трогают…

    Куда только не обращались работяги!.. На Первый канал, в Роструд, прокуратуру. Результативным оказалось коллективное письмо президенту, направленное в феврале. Пока ждали ответ, на который обычно отводится месяц, все 50 подписантов получили полный расчет. Теперь уже новая порция обманутых собирает подписи под петицией на change.org. Крик души под заголовком «Помогите вывести на чистую воду нечестных работодателей!» уже подписал 221 человек.

    Настойчивость работяг кому-то очень не нравится. В середине сентября кадровик Сергей Гринев с приближенными организовали группу «необиженных», в ней уже человек 10, и рассказывают «правду» про 900 с лишним «обиженных». До последних же дошла информация, что в отместку за публичные жалобы их включили в черный список и зарплату вообще не дадут… Это уже за гранью добра и зла, согласитесь?

    При всем желании, мои попытки разобраться, почему подрядчики позволяют себе на Ямале устраивать дикие порядки, пока мало к чему привели. В окружной прокуратуре и трудовой инспекции рекомендовали обращаться к их питерским коллегам – по месту «прописки» нерадивого работодателя. Запросы отправлены.

    Также выяснилось, что ПГ и СЗССМ ­– частые фигуранты арбитражных дел в Питере. Туда приглашают их представителей по делам, посвященным неплатежам за товары и услуги на суммы до 10 миллионов. Но чаще всего со стороны ответчиков никто не приходит. Кризис в организации, видимо, глубже, чем может показаться. Рабочие переживают, что дело закончится банкротством. И спрашивать будет не с кого…

    «КС» будет следить за развитием событий.

    Татьяна Мохнова

    mtv123@yandex.ru

    Фото предоставлено группой «Обманутые ЗАО ПГ Проминдустрия («ТРЕСТСЗССМ»)».

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...