ОБЩЕСТВО«Сердце разрывается от равнодушия людей». В Тазовском возмущены поступком женщины, которая переехала собаку и уехала НОВОСТИЛегенды Севера сложили из бревен СПОРТТаркосалинцы отличились в финале Спартакиады учащихся России ОБЩЕСТВОДайджест Арктики: у спасателей – сезон охоты на заплутавших грибников НОВОСТИ«Шокер не нужен, хватит тревожной кнопки!» Врачей взяли под защиту от неадекватов и автохамов НОВОСТИЛабытнангская пенсионерка пропала на день позже, чем считалось ОБЩЕСТВОПутин присвоил звания Героев России летчикам, посадившим самолет в кукурузном поле СПОРТМуравленковец нокаутировал американского бойца на международном турнире по самбо КУЛЬТУРА«Цой жив»: ноябряне спели хором легендарные хиты ОБЩЕСТВОНа острове Белый проверяют загрязнение атмосферы Арктики НОВОСТИЯмальцев 36+ допустили до жилищных субсидий по программе «Молодая семья» ПРОИСШЕСТВИЯ«Истыкал ложкой до полусмерти». На Ямале вахтовики устроили побоище в поезде ВЛАСТЬНа Ямале начинается досрочное голосование ВЛАСТЬГубернатор поручил отремонтировать поликлинику в Лимбяяхе и построить бассейн в Коротчаево ЭКОНОМИКАПАО «Запсибкомбанк» снижает ставки по ипотеке НОВОСТИМэр ямальского города «качественно» высмеял хейтеров ОБЩЕСТВОВ аэропорту Салехарда по-новому «просветят» багаж НОВОСТИНемецкие журналисты снимают фильм про Ямал НОВОСТИНа Ямале подростки набирают команды на турнир «Уличный красава» НОВОСТИПереправу через Пур закроют на три ночи, а мост продолжают строить ОБЩЕСТВОРемонт подъездной дороги к Ноябрьску выходит на финишную прямую ЖИЛЬЁСнимать квартиру в ЯНАО дороже, чем на курортах НОВОСТИ«Обдорск» на связи, «джип» поднимается в небо ОБЩЕСТВОКрупнейшее исследование проводится в акватории Обской губы ПРОИСШЕСТВИЯВ Лабытнанги продолжили поиски пропавшей пенсионерки

  • Мама девочки-инвалида пошла ва-банк: «Нам нечего терять!»

    27.02.2016 19:00:00

    Мама девочки-инвалида пошла ва-банк: «Нам нечего терять!»

    «Спасите! Ребенку-инвалиду нечего есть. Нет средств к существованию». Эти слова отчаяния поступили в редакцию «Красного Севера» по электронной почте. Письмо пришло из Старого Надыма. Наш корреспондент отправился в путь.

    С  ПОДДЕРЖКОЙ ВЫ  –  ПЕРВЫЕ

    Кажется, что прекрасный мост через реку Надым лишь усилил контраст между райцентром и микрорайоном, расположенным в 20 километрах от него. После светлых окон и чистеньких улиц большого города полуразрушенный Правобережный (ранее – Старый Надым. – Прим. авт.) выглядит удручающе. В одном из покосившихся строений и живет Злая волчица – таков аккаунт в соцсети, к которому привязан электронный адрес взывающей о помощи…

    Нужную двухэтажку нахожу не сразу – она в получасе ходьбы от автобусной остановки, слегка накренилась, из-за чего напоминает корабль, терпящий бедствие. В облезлом коридоре стоит запах фекалий. На квартирах нет номеров, большая их часть опечатана. Дверь на втором этаже открывает миловидная женщина, автор письма Анна Фадеева. Принимает продукты, купленные на средства журналистов «КС»:

    – Большое вам спасибо! Вы – первые, кто пришел к нам с поддержкой. Столько всего принесли, на месяц хватит!

    ВЕРДИКТ ПЯТЕРЫХ

    Мы присаживаемся на кухне, чтобы не мешать дочери Анны заниматься по «удаленке» с педагогом из центра дистанционного обучения детей-инвалидов. На ноге Вероники установлен аппарат Илизарова, полгода с его помощью будет проходить послеоперационное вытяжение конечности. Длительное лечение – это лишь этап в борьбе с патологией, которую мама и дочь пытаются победить уже на протяжении десяти лет.

    В Старом Надыме они совсем одни. Родные, отец, мать и брат Анны, уехали в Краснодарский край, родительница с наставлениями звонит по скайпу. Бывший муж находится в розыске за неуплату алиментов.

    – Письмо написала от безысходности. Это крик о помощи, – говорит Анна. – С 1 февраля мы остались без средств к существованию – пенсии по инвалидности и пособия по уходу за ребенком-инвалидом. Но не мы в этом виноваты.

    Со слезами на глазах Анна рассказывает, что два месяца назад они обратились к своему врачу-ортопеду с просьбой пройти переосвидетельствование инвалидности (ранее она была установлена до 1 февраля. – Прим. авт.). Сделали это сразу по возвращении из Новосибирска, где девочку оперировали. На месте недуг должны были подтвердить пятеро врачей: хирург, ортопед, окулист, педиатр и невропатолог.

    – Учитывая, что Вероника практически не может самостоятельно передвигаться, – продолжает Анна, – еще в середине декабря я обратилась за помощью к главе Надыма. Он распорядился помочь провести медосмотр, однако с приездом врачи затянули. Еще одна задержка вышла с заключением психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК), как мне сообщили в департаменте образования, оно будет готово только 6 февраля. А из-за не предоставленных вовремя справок не начислят пенсию и пособие, которые пятого числа каждого месяца уже перечисляются. На что мне кормить дочь-инвалида, если я не могу оставить ее более чем на 10–15 минут?

    И знаете, что особенно ужасно? Мы сталкиваемся с этим каждый год! И только после моего обращения в вышестоящие инстанции ситуация улучшается. Но почему я постоянно должна биться за законные права моего ребенка?..

    УТРЕННИЙ  ВИЗИТ. ВЕРСИЯ  ФАДЕЕВОЙ

    Сочувствие, которое вызывает женщина, подтачивала мысль: разве за десять лет борьбы с недугом маршрут между инстанциями не должен быть изучен досконально, чтобы проходить его с закрытыми глазами, точно в сроки и быть со специалистами на короткой ноге?.. Соцсистема, может, и недостаточно поворотлива, но ее правила не меняются ежедневно или настолько, чтобы не знать, как их соблюдать для максимальной пользы ребенку.

    У Анны почему-то не выходит без конфликта, всё время, по ее словам, приходится давить сверху. Так, медосмотр, организовать который ей обещали на приеме у главы района, состоялся после новогодних каникул. Срок инвалидности – до 1 февраля, то есть риск опоздать уже маячил, однако женщина начала бить тревогу только в последних числах января. Обратилась к губернатору, в прокуратуру и «Красный Север». Соцслужбы среагировали моментально: раз дома ребенка нечем кормить, нужно его спасать!

    – В субботу (30 января. – Прим. авт.) утром, когда мы еще спали, дверь к нам в квартиру чуть не выломали, – говорит Анна. – На пороге стояли неизвестный полицейский, представители органов опеки, управления соцпрограмм, детской поликлиники и еще какие-то люди, которые не представились. Они рылись в нашей мусорке, заглядывали в холодильник, фотографировали в кровати разбуженную Веронику, а также меня, стараясь взять в кадр бутылку водки на батарее. Я ее нагреваю, чтобы обрабатывать послеоперационные раны, потому что спирт для этих нужд нам в поликлинике не выдали. Мне сообщили, что ребенка должны забрать, раз ему нечего есть, но, обнаружив в холодильнике пакет молока, батон хлеба и хвост мороженого минтая, передумали…

    Анна считает, что этим визитом чиновники пытались оказать на нее психологическое давление за то, что она обратилась в вышестоящие инстанции.

    – Но нам нечего терять, мы с Вероникой находимся в критической ситуации, – заявила она.

    ХВОСТ,  МОЛОКО И  МОРОЖЕНЫЙ  БАТОН

    Я встречалась с Анной 2 февраля. На следующий день пыталась выяснить мнение чиновников о сложившейся ситуации по телефону, но не получилось. 4 февраля редакция отправила в администрацию Надымского района официальный запрос. Ответ дали в установленный законом о СМИ трехдневный срок. В нем было сказано, что запрашиваемая информация содержит персональные данные, поэтому она не подлежит разглашению без согласия Анны Фадеевой. Кроме того, сообщалось, какие меры поддержки семей с ребенком-инвалидом вообще предусмотрены. Попытку взять устный комментарий чиновники отклонили, вследствие чего получили от «КС» новый запрос, с согласием Анны в приложении. Мы также попросили дать оценку поведению членов комиссии.

    До получения ответа некоторые сведения мы почерпнули из письма райадминистрации, адресованного самой Фадеевой и ею же пересланного в «КС». В нем говорится о всесторонних мерах поддержки, в том числе материальной, мамы и дочери.

    «Ваш ежемесячный доход с учетом компенсационных выплат составляет более 47 тысяч рублей. В 2015 году вам дважды за счет благотворительных средств была оказана материальная помощь: в мае – на 50 тысяч рублей, в ноябре – на 25 тысяч рублей», – сообщалось в письме.

    Анна пояснила, что материальная помощь в мае – это не что иное, как компенсация за проезд к месту отдыха и обратно для послеоперационной реабилитации Вероники, а ноябрьские средства – компенсация за билеты из Новосибирска до Надыма. Авансирование проезда на лечение и обратно не производится.

    Заключительная часть сообщения просто возмутила женщину:

    – Комиссия нашла у меня одну рыбину минтая, литр молока и замороженный батон! И это означает, что «факт отсутствия продуктов питания не нашел подтверждения»?! По поводу переосвидетельствования инвалидности ребенка я обратилась к ведущему нас врачу на второй день после приезда из Новосибирска, а 14 декабря была на приеме у главы района Леонида Дяченко с просьбой оказать мне содействие в этом вопросе. И это – несвоевременное обращение?

    ПРОШУ  ВЗАЙМЫ…

    Пока в трех инстанциях: департаменте образования, управлении социальных программ и центральной районной больнице – готовили ответы, 12 февраля поступило новое письмо от матери – копия послания губернатору, в котором она просит взаймы десять тысяч рублей до 5–6 марта. Поясняет: «10 февраля, после моего обращения во всевозможные инстанции (и к вам в частности), у меня на дому была произведена комиссия МСЭ. 11 февраля (с опозданием на 11 дней) мне была выдана долгожданная справка об инвалидности моей дочери, однако, как мне пояснили в Пенсионном фонде, пенсия мне будет зачислена на карточку только 5–6 марта.

    В каком психологическом состоянии надо быть, чтобы пытаться «перехватить» денег у главы региона, – это, наверное, отдельный разговор. То, что мама что-то недоговаривает, показали ответы на запросы «КС».

    Письменное пояснение от департамента образования поступило 14 февраля. В нем утверждается, что «члены Межведомственной рабочей группы соблюдали нормы профессиональной этики, вели себя в пределах должностных полномочий и в рамках Порядка, утвержденного Минобрнауки РФ для обследования условий, в которых живут несовершеннолетние и их семьи». Рабочая группа отметила, что продуктов недостаточно, в квартире присутствует запах табака, что недопустимо, о чем и побеседовали с мамой.

    15 февраля районное управление социальных программ изложило свою версию событий. Там тоже настаивают на том, что нарушений правил и норм профессиональной этики при посещении семьи Фадеевых не было. Напоминают, что мама и дочь пользуются дополнительными мерами социальной поддержки, гарантированными законом. Им не раз предлагалось воспользоваться бесплатным социальным такси, а также наладить общение с другими мамами детей-инвалидов из городского клуба «Надежда».

    НАЗНАЧИЛИ!

    Департамент образования дополняет: чтобы Вероника могла учиться дома, ей был установлен специализированный программно-технический комплекс ученика с ограниченными возможностями здоровья. Специальные монитор, принтер, наушники и другие технические устройства стоят более 133 тысяч рублей. Также обеспечен бесплатный доступ к образовательным ресурсам сети Интернет. Расходы компенсируются из казны ЯНАО в форме межбюджетных субсидий. Дети льготных категорий граждан, по постановлению районной администрации, бесплатно кушают в школах, но поскольку Вероника не ходит на занятия, семья Фадеевых раз в месяц получает набор продуктов. С сентября по февраль на эти цели направили 7750 рублей. Исключение составили октябрь и ноябрь – в эти месяцы девочка лечилась за пределами округа.

    Из ответов следует, что вплотную ситуацией Фадеевых начали заниматься после Нового года, фактически за две недели до того, как утратит силу справка об инвалидности. Не прошло и 20 дней, как конфликт между мамой и соцсистемой в целом уладился. Семье будут возвращены выплаты.

    – Веронике назначили пенсию по инвалидности, но за февраль мы ее еще не получили, – в конце прошлой недели сообщила «КС» Анна. – Однако на карточку поступили пособие и детские, на которые уже можно жить. Вчера на социальном такси я выезжала в город за продуктами, а в ближайшее время нам обещают предоставить сиделку, чтобы я имела возможность выходить из дома.

    Тем не менее женщина ожесточена борьбой и стоит на своем: ситуация не разрешилась бы мирным путем, если бы не жалобы к главе региона, в прокуратуру и «Красный Север»… В аппарате губернатора сообщили, что обращения от Анны Фадеевой поступают регулярно с 2010 года, причем только с начала 2016-го их зарегистрировано шесть по самым разным вопросам.

    Маме Вероники думается, что чуть ли не весь мир настроен против нее. Жить в разрушающемся, ожидающем расселения Старом Надыме осточертело, но бросить нельзя, иначе не получит жилье по программе переселения.

    Пока это не произойдет, кажется, что неприглядная история может повториться… И хочется, чтобы у всех ее взрослых участников хватило мудрости не ранить девочку, которая уже вдоволь хлебнула боли и после реабилитации, в принципе, имеет все шансы жить нормальной жизнью, без злобы и отчаяния.

    Прямая речь

    «НАДЕЖДА» ГОТОВА ПОДСТАВИТЬ ПЛЕЧО

    Татьяна Ческидова, руководитель клуба «Надежда», объединившего более 20 надымских родителей, воспитывающих 35 детей-инвалидов:

    – Мы уже приглашали Анну Фадееву вступить в наше общество, но она почему-то не заинтересовалась. Мы по себе знаем, как сложно бывает родителям, которые воспитывают детей с ограниченными возможностями здоровья: разные случаются ситуации, разное настроение... Поэтому, если она передумает, мы готовы общаться и помогать.

    Возможности клуба расширяются. Мы гордимся тем, что округ поддержал нашу законодательную инициативу и теперь за родителями детей-инвалидов закреплено право летнего отпуска.

    У нас появилось свое помещение, скоро, кстати, будем отмечать новоселье. Там будут установлены специальные тренажеры, позволяющие тренировать опорно-двигательный аппарат. Таких комплексов в районе нет ни-где, нам же удалось их приобрести благодаря окружному гранту. Мы общаемся, обмениваемся идеями, если нужно, обращаемся за помощью к социальным партнерам. Недавно, например, решили проблему одного из подопечных – купили для его инвалидной коляски необходимые ремни. Есть и более масштабные проекты. К примеру, «Корпорация ВКС» по просьбе клуба предоставила бесплатный Интернет для семей с детьми-инвалидами.

    Объединившись, мы поняли, что стали сильнее и можем оказывать друг другу не только моральную или психологическую поддержку. Нас слышат и нам помогают.

    Резюме

    СДЕЛАНО ВСЁ, ЧТОБЫ УСПЕТЬ ВОВРЕМЯ?

    «КС» составил «дневник» событий вокруг Фадеевых по ответам  из ведомств. Впечатление сложилось неоднозначное.

     Итак, перед Анной Фадеевой как перед матерью девочки стояла задача: собрать документы для территориальной психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) и медико-санитарной экспертизы (МСЭ), необходимых для подтверждения инвалидности Вероники. Собирать справки, живя в 20 километрах от места их выдачи, надо полагать, непросто. И еще труднее, когда знаешь, что особый ребенок остался один. Мама, как следует из ответа Центральной районной больницы за подписью главного врача Натальи Калиберды, не утруждала себя визитами к травматологу-ортопеду, предпочитала контактировать по телефону, причем инициатором общения выступал лечащий врач.

    В этот раз, чтобы максимально облегчить процесс, женщина 14 декабря обратилась к главе района. Уже 17 декабря ребенка на дому осмотрели травматолог-ортопед и заведующая детской поликлиникой. Маме выдали направления на сдачу анализов, нужных для переосвидетельствования инвалидности.

    Чтобы ускорить проведение обследования, заведующая детским отделением предложила госпитализацию, но Анна Фадеева, утверждают в больнице, не согласилась, написала отказ. Тогда ей предложили 18 декабря вместе с Вероникой приехать в поликлинику в оговоренное время, когда ее будут готовы принять остальные специалисты, однако Анна не привезла девочку, о чем в амбулаторной карте сделана соответствующая запись.

    Следующей фигурирует дата 21 декабря. В этот день школа выдала направления для формирования выписки из истории развития ребенка – для ПМПК.

    Дальше, видимо, всех увлек круговорот предновогодних и постпраздничных хлопот, потому что ничего не происходило вплоть до 14 января, когда Анна дала письменное согласие на обследование. В период с 15 по 20 января Веронику на дому осмотрели специалисты, без заключения которых нельзя переоформить инвалидность, были взяты анализы, снята кардиограмма, и уже 20 января бумаги для бюро МСЭ были готовы. Возникает вопрос: можно ли было сделать то же самое, только месяцем раньше, 17 декабря?..

    В дальнейшей заминке медики винят мать. В пакете не хватало копий свидетельства о рождении, СНИЛСа, характеристики из школы, заключения ПМПК, о чем Анне Фадеевой не раз напоминали по телефону заведующая детским отделением и участковая медсестра. Они там, скажем, забегая вперед, не появились и в час икс, 1 февраля, когда прежняя справка об инвалидности прекратила свое действие. Бумаги где-то взяла и передала в бюро МСЭ медсестра, причем произошло это лишь 3 февраля.

    Вернемся к событиям третьей декады января. Это 26 января – день, когда пакет документов для ПМПК поступил в департамент образования. 4 февраля, согласно графику, состоялось первое в текущем году заседание территориальной ПМПК, где представленные документы были рассмотрены без Анны Фадеевой (по ее заявлению). Выписка из заключения ПМПК была готова 5 февраля. «Департамент образования и школа предприняли все меры для того, чтобы Анна Фадеева получила ее вовремя», – считают в ведомстве.

    Выходит, что, отправляя в «КС» вечером пятницы, 29 января, хлесткую реплику о голодающем ребенке, Анна понимала, что переоформить инвалидность до 1 февраля не удастся. Сор из избы вылетел запоздало и выглядел скорее как месть чиновникам за неповоротливость, чем как желание установить справедливость, потому что во втором случае обычно спрашивают сначала с себя, всё ли сделано как должно…

    Тем временем

    «ЗОЛОТАЯ» ОПТИКА, А В АВОСЬКЕ – ШИШ…

    19 тысяч рублей на Интернет и чуть больше тысячи на еду… Такие данные представил департамент образования Надымского района, обрисовывая, как много сделано для дочери Анны.

    Так, с сентября по декабрь 2015 года оплата услуг по выделенной для Фадеевой Вероники линии составила 76 582 рубля, с января по май 2016 года составит 94 990 рублей, указывают чиновники. С сентября девочке «организовано бесплатное питание через разовую ежемесячную выдачу набора продуктов (за исключением октября и ноября – в связи с лечением ребенка за пределами ЯНАО) родителю». С сентября 2015 года по февраль 2016 года включительно Фадеевой А.И. выдано продуктов на 7 750,02 рубля (из расчета стоимости одного дня питания 77 рублей), в том числе в январе – на 1 149,15 рубля, в феврале – на 1 232 рубля.

    Наверняка есть экономическое обоснование смехотворным 77 рублям на еду, но 19 тысяч за «выделенку» – как для организации это щедрость, которая вы-глядит как минимум необоснованной в период оптимизации бюджетных средств.

    Откуда такие цены, «КС» спросил у представителей компании «Ростелеком». Нам ответили, что сумма такова, потому что договор заключен с юридическим лицом. Изначально предполагалось оформить его по тарифу для физического лица, однако долгое время в «РТК» не могли получить документы, подтверждающие особый статус ребенка, чтобы применить индивидуальный подход. В итоге их так и не дождались, в связи с чем появился договор с центром дистанционного обучения детей-инвалидов с соответствующей тарификацией.

    Так, одна бумажка могла бы сэкономить ямальскому бюджету более 158 тысяч рублей (для физлиц самый дорогой тариф в Надыме стоит 1400 рублей). Их бы хватило на то, чтобы кормить ту же Веронику еще шесть лет, выделяя по 77 рублей ежедневно, без выходных и праздников. Но ее вовремя не подшили к делу…

    Нехитрые арифметические действия показали, что на еду  для ребенка-инвалида соцсистема тратит в 16,5 раза меньше, чем на Интернет.

     

    Елена Пекка
    Елена Пекка

    Автор
    +7 (34995) 6-48-72 - НАДЫМ
    ksnad@yandex.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...