-1...1°C

Цифровое ТВ
16+
  • Мать голодала, лишь бы выжила я…

    12.05.2012 04:49:41

    Мать голодала, лишь бы выжила я…

    – Молодцы, что нас не забываете.

    Такими словамивстретила журналистов «КС» очевидец военного лихолетья Ираида Васильевна Мильшина, ныне живущая в Новом Уренгое. Когда началась война, ей было всего двенадцать лет.

    Ее большая и дружная семья жила в Туринске Свердловской области. Папа был уважаемым человеком. После финской войны вернулся весь покалеченный. За заслуги перед страной власти провели в дом радио.

     

    – Большой черный аппарат, из которого мы узнали, что фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз, – вспоминает ветеран. – А что мы, дети, тогда могли знать о войне, о беде, которую она несет?!

     

    Лето прожили в глубоком уральском тылу спокойно, только с каждым месяцем всё меньше оставалось мужчин. Большие военные эшелоны отправляли их на линию фронта. На женские и детские плечи легла работа на заводах, фабриках и колхозных полях.

     

    В 42-м году призвали старшего брата Николая.

     

    – Два месяца мы не получали от него писем, мама извелась от неизвестности, – рассказывает Ираида Васильевна. – В военкомате сообщили, что он находится в учебном центре небольшого городка Ирбит.

     

    Собрав нехитрую передачку, мама с дочерью отправились к нему. До места удалось доехать поездом, а вот обратно…

     

    – Шли мы больше двух суток вдоль железнодорожных путей, чтобы не заблудиться, – глубоко вздыхая, прикрыв глаза рукой, тихо говорит женщина. – Долгий это был путь и очень страшный. Еды не было, разве что добрые люди, пуская на ночлег, кормили чем Бог послал, с собой ломоть дали...

     

    – Идем мы, все ноги в кровь стерли, есть хочется сильно, аж до обморока, – продолжает пенсионерка. – Мама отщипнет маленький кусочек хлеба и мне в рот затолкает. Водичкой напоит, чтобы в себя пришла. А сама ведь голодала, только чтобы я выжила. Вот что значит мать!

     

    Помнит Ираида Васильевна страшную трагедию, случившуюся на ее глазах.

     

    – За кладбищем было большое колхозное поле, на котором после уборки валялись колоски. Собирать их строго запрещалось, – делится воспоминанием Мильшина. – Одна женщина, пытаясь спасти своих деток от голода, положила четыре колоска в карман. Боже, какой крик и плач стоял в доме, когда ее арестовывали – волосы дыбом стояли. Десять лет тюрьмы несчастной матери дали…

     

    Прошло почти семь десятилетий, а воспоминания далекой военной эпохи до сих пор не дают покоя.

     

    – Когда в школе возобновили занятия, у меня-то и одежды никакой не было. Из отработанной наждачной бумаги, прокипяченной в щелочи, мама мне сшила рубаху, которая на моем теле оставляла кровавые рубцы. Портфель заменила грубая холщовая сумка, – продолжает свой печальный рассказ ветеран Великой Отечественной войны. – До сих пор помню запах хлебного мякиша, случайно выпавшего из ранца одноклассницы. У меня в глазах потемнело, голова закружилась от давно забытого лакомства. Я как бы случайно уронила ручку на пол, а потом полезла ее доставать вместе с хлебушком. Не помню, как домчалась домой, а там брат больной лежит. Мы сварили себе такую вкусную похлебку…

     

    Надежда Хабаза

    12.05.2012

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...