-6...-8°C

Цифровое ТВ
16+
  • Мигранты пакуют чемоданы?

    31.01.2015 02:32:11

    Мигранты пакуют чемоданы?

    Россия может недосчитаться иностранной рабочей силы... 

    Гастарбайтерам больше невыгодно искать лучшей доли в РФ, считает ряд экспертов. Другие утверждают: отток трудовых мигрантов – процесс временный. Ощутил ли Ямал, что работающих гостей из ближнего зарубежья стало меньше? 

    По данным Федеральной миграционной службы, в начале года в Россию въехало более 270 тысяч иностранцев, что на 70 процентов меньше, чем это было в аналогичный период 2014 года. 23 процента из них указали, что прибыли в страну для работы. Но в ведомстве считают, говорить о том, что страна становится непопулярной у трудовых мигрантов, рано…

    По оценкам различных экспертов, покинуть Россию собираются 20–30 процентов гастарбайтеров. Решающих факторов два: слабеющий рубль и изменения миграционного законодательства.

    Первый делает невыгодным дальнейшее нахождение в стране – цены растут, а денежные переводы в пересчете на доллары становятся меньше. Законодательные ловушки подстерегли мигрантов с 1 января.

    Во-первых, въезд из стран СНГ в Россию теперь только по загранпаспорту, во-вторых, на смену квотированию рабочей силы пришел патент, который оформляется для работы как у физических, так и у юридических лиц.

    Ежемесячный платеж рассчитывается из базовой ставки и коэффициента, который устанавливается в регионах. Как уже писал «КС», в Тюмени и в Москве он составляет 2,55, а на Ямале – 4,23. Чтобы оформить патент, нужно пройти медосмотр, оформить полис или договор на оказание медицинских услуг, предоставить документы, подтверждающие владение русским языком, знание истории и основ законодательства РФ. Если последних нет – надо сдать экзамен и получить сертификат, а это платно.

    Подсчитав плюсы и минусы, многие решили не продолжать трудовой путь на российской земле. Такой точки зрения придерживается президент Федерации мигрантов России Маджумдер Мухаммад Амин, с которым «КС» связался по телефону. По его данным, из страны уже выехали 2 миллиона мигрантов. Подчеркивает, что цифры неофициальные, взяты из своих источников. Расчеты тоже из первых рук:

    – У мигранта, который зарабатывал в Москве 15 тысяч рублей, получается всего 250 долларов. Из дохода 4 тысячи он должен платить за патент, 5 тысяч – на проживание, а еще на питание и на медицинское обслуживание нужно. И остается на руках 50–70 долларов, которые он и дома (например, в Таджикистане) заработает.

    Председатель профсоюза трудящихся мигрантов, занятых в строительстве, ЖКХ и смежных отраслях, Ренат Каримов в разговоре с «КС» осторожен в оценках.

    – Еще рано говорить об оттоке, нужно посмотреть динамику первого квартала, – говорит Каримов, но считает, что если рубль и дальше будет слабеть, то интерес к работе у части мигрантов пропадет: «Например, экономика Узбекистана выросла на 7,8 процента, там сегодня можно работать и получать 100–200 долларов».

     

    ПРИОРИТЕТЫ ЯМАЛЬСКОГО ПАТЕНТА

    Ямал, как известно, с одной стороны, привлекателен для работников как из других регионов, так и мигрантов, с другой – трудодефицитный.

    Напомним, что коэффициент, отражающий особенности рынка труда в регионе, депутаты ЗС ЯНАО утвердили в конце ноября. Размер основан на аналитических данных, больше всего мигрантов задействовано в строительстве, а здесь средняя зарплата почти 51 тысяча рублей. Вот и получилось, что патент для иностранных рабочих на Ямале самый дорогой в стране – 6634 рубля в месяц.

    Высокая стоимость патента, по мнению представителей власти, должна исключить лазейку для работодателей, которые, пользуясь упрощенной схемой привлечения иностранной рабочей силы, отдают предпочтение гастарбайтерам.

    В департаменте занятости населения ЯНАО отметили, что округ на протяжении многих лет – один из крупнейших импортеров рабочей силы. Сейчас на Ямале на одного безработного приходится практически шесть вакансий. В России же есть трудоизбыточные регионы с высоким уровнем безработицы.

    – Приоритетное направление работы департамента – трудоустройство граждан Российской Федерации. На Ямале, особенно вахтовым методом, работает большое количество граждан из других регионов страны. 67 тысяч  из почти 100 тысяч вахтовиков – россияне, – отметили в департаменте. Также здесь подчеркивают: привлечение иностранных граждан из стран визового режима въезда происходит по существовавшей и ранее системе квотирования. Квота на 2015 год – 7580 человек. В ведомстве уже начали прием заявок от работодателей по ее корректировке, а также по планам на 2016 год.

     

    ПЕРЕБЕЖКИ В ОБЕ СТОРОНЫ

    Некоторые ямальские работодатели с настороженностью следят за развитием ситуации. В том числе и в самой востребованной на Ямале у гастарбайтеров – строительной отрасли. Одни говорят о сезонном факторе – перед новым годом многие работники отправляются на родину, а потом возвращаются. Оптимисты уверены: будут подряды, появится и потребность, а за ней и люди.

    Другие констатируют, что экономические трудности подвигают работников к отъезду. Например, в турецкой фирме «Ямата Ятырым», широко известной на Ямале, трудится 100 выходцев из СНГ. Как рассказал директор по персоналу Бюлент Чалык, многие на распутье: остаться на Крайнем Севере с зарплатой, которая в переводе на доллары теперь вдвое скромнее, либо вернуться на родину.

    – Мы собрали людей, рассказали им о ситуации, довели информацию до руководства. Сейчас работники в раздумье, но не исключаю, что они могут написать заявление. Если это случится, будем приглашать новых работников из этих стран или привлекать из Турции, но не хочется, чтобы люди увольнялись, – отметил Бюлент Чалык.

    А вот миграционная служба опасений по оттоку гастарбайтеров не разделяет. Начальник УФМС России по ЯНАО Игорь Костюк рассказал, что в декабре, как никогда в это время, был большой поток посетителей-мигрантов. За разрешением на работу обратились 2,5 тысячи человек, за патентом – 600. Такой ажиотаж объясняется тем, что, узнав о грядущих новшествах, многие решили экономить – ведь «трудовое» разрешение дается на год. После новогодних каникул за патентом обратился пока лишь один человек.

    В целом Игорь Костюк считает, что в первое время возможен отъезд мигрантов. Но потом всё, скорее всего, вернется на круги своя. Новое законодательство нашего государства, считает он, ничуть не жестче, чем в других странах. Неоднозначно всё и с экономической подоплекой отъездов.

    – Приезжает такой работник с Ямала, где он получал тысячу долларов, сейчас это 500–700 долларов, на родину, а там такой зарплаты нет. В соседней стране его никто не ждет, в Европе и Китае тоже. Рано или поздно он захочет вернуться назад, потому как нужно семью кормить, а 500 долларов тоже деньги, – считает Игорь Костюк, подчеркивая, что прогнозировать дефицит гастарбайтеров можно, если у них есть альтернатива. Таковой он не видит.

     

    Квота 2014 года для ЯНАО составляла 55 851 разрешение на работу.

    Выдано 26 316 разрешений гражданам следующих стран:

    Украина – 10 682;

    Узбекистан – 4457;

    Кыргызстан – 2420;

    Таджикистан – 2371;

    Иные – 6386.

     

    В 2014 году на Ямале иностранцы работали в следующих отраслях:

    Строительство - 11610 чел.;

    Торговля - 1490 чел.;

    Иные отрасли - 8853 чел.

     

    УЕХАЛИ, НО БИЗНЕС НЕ СВОРАЧИВАЕТСЯ

    В кафе «Зарина» в Ноябрьске до нового года работали десять сотрудников, семь – иностранцы. Сейчас остались только местные специалисты.

    Руководит кафе Баротали Арзекулов, он же возглавляет городскую национально-культурную автономию таджиков.

    За плечами Баротали Турсуновича богатый опыт в сфере общественного питания: он 18 лет проработал в «Ноябрьскторгнефти», руководил кафе в региональном центре патриотического воспитания. По специальности Арзекулов технолог общественного питания. Собственным бизнесом занимается более семи лет.

    – У меня всегда работали иностранные специалисты: повара, кухонные рабочие, официанты из Киргизии, Таджикистана, Узбекистана. В основном женщины, – говорит Баротали Арзекулов. – Когда вступило в силу новое законодательство, большинство работников уехали на родину. Им стало невыгодно. Дорого снимать жилье, платить за патент. Они трудились добросовестно, по нескольку лет, получали от 18 до 25 тысяч рублей в месяц в зависимости от сезона и объема работы. Все документы были в порядке, работники проходили регулярно медосмотр. Но, увы… Особенно мне жалко, что уехали Мухабат Тагоева из Киргизии и Наргиз Юлдошева из Таджикистана. Это высококлассные специалисты.

    Сейчас кафе «Зарина» обслуживает около 60 работников Нalliburton, кормят представителей нефтесервиса три раза в день. Арзекулов утверждает, что три человека – два повара и официант – справляются со своими обязанностями. Иногда директор помогает маленькому коллективу в готовке или обслуживании.

    – Любому руководителю жалко, когда увольняются добросовестные сотрудники, – сетует Баротали Турсунович. – Бизнес сворачивать не собираюсь, наоборот, надеюсь на лучшие времена, планирую расширять сферу деятельности.

    Сейчас Баротали Арзекулов консультирует земляков по телефону и скайпу. По его сведениям, в начале весны многие иностранцы собираются вернуться на Ямал. И если в прошлом году на призыв таджикского объединения серьезно заняться изучением русского языка никто не откликнулся, то в этом, скорее всего, желающих будет немало.

     

    Екатерина ПШЕНЦОВА

    kati-ks@yandex.ru

    Валерия АКИМЕНКО

    a_valeriya@mail.ru

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...