16+
  • Наш земляк ищет предков до седьмого колена

    02.11.2015 07:15:20

    Наш земляк ищет предков до седьмого колена

    Составляя генеалогическое древо, известный предприниматель дошёл до середины 18-го века!

    Нужно молиться о всех усопших пращурах, считает Владимир Герасименко из Ноябрьска. Сведения о своем роде мужчина восстановил аж до 1760 года. 

     

    gerasimenko poisk predkov 02112015

    Герасименко сокрушается, современные люди мобильны, часто переезжают,  на месте не сидят, потомкам будет сложно найти о них сведения.

     

    Кто мы, откуда пришли и кем были наши прародители? Большинство из нас Иваны, не помнящие родства. Знаем в лучшем случае имена прадедушек и прабабушек, а уже об их родителях сведения давно утеряны. Старики уходят, вместе с ними исчезают те крупицы информации, которые могли бы помочь узнать о своих корнях, напитаться мудростью веков.

    Владимир Герасименко был первым предпринимателем Ноябрьска – организовал в 1986 году студию звукозаписи. Сейчас он на пенсии, но работу не бросает, ходит в православный храм, занимается благотворительностью – организовывал доставку гуманитарной помощи на Донбасс. А еще собирает сведения о своих прародителях: ездит в иногородние архивы, шлет запросы. Работа эта кропотливая, времени занимает много, но оно того стоит, считает Герасименко.

     

    СИЛА ПРОПОВЕДИ

    В 80-е годы судьба столкнула Владимира Александровича с интересным человеком – Сергеем Лего, который увлекался генеалогией, собирал сведения о своей семье.

    – Мы жили с Сергеем Сергеевичем по соседству, и он поразил меня своим знанием истории, жизненным опытом. Я узнал, что он изучает свое генеалогическое древо. Жаль, наши пути потом разошлись, – говорит собеседник. – Через некоторое время на проповеди в церкви я услышал от батюшки, что каждому православному человеку нужно молиться за своих предков до седьмого колена. Но как это сделать, если мы не знаем их имен! Так я начал интересоваться прошлым своей семьи.

    Еще были живы тетя Владимира Александровича по материнской линии и ее муж. Их воспоминания пенсионер записал на диктофон. Но понимание, как действовать дальше и в какие архивы обращаться, пришло не сразу. Помог Интернет и люди, которые занимаются поисками родных не первый год.

     

    ПОКЛОНИТЬСЯ РОДНЫМ МОГИЛАМ

    Тезка Владимира Герасименко, его дядя, погиб при освобождении Польши. Во время войны семья Герасименко жила на Украине, в небольшом селе Черниговской области, и о том, что дядя погиб, сообщили по телефону, при этом телеграфистка неправильно назвала место захоронения. Отыскать могилу удалось лишь недавно. Посодействовал знаменитый поляк Войцех Бещиньский из Гданьска. Пан Войцех многие годы помогает родственникам красноармейцев устанавливать судьбы их близких, погибших на территории Польши. Ни один из российских запросов, а они приходят к активисту десятками, не остается без внимания. Бещиньский посоветовал Владимиру Александровичу связаться с Красным Крестом. Оттуда пришел ответ, что братская могила советских воинов-освободителей, в которой лежат останки родственника Герасименко, находится в городе Хелмно.

    – Как меня встречали поляки, вы бы знали! – вспоминает наш собеседник свою поездку в Европу. – В 2011 году мне оформили бесплатную визу, на месте выделили транспорт. Директор отеля, где я остановился, организовал экскурсию по городу. В Польшу я привез памятную мраморную табличку с данными моего дяди. Рабочие, которые ее крепили на памятник, не взяли ни копейки, еще и обиделись, что я предложил заплатить за работу, говорят, русские нас освобождали от фашизма, какие могут быть деньги…

     

    ПО СЛЕДАМ ПРОПАВШЕГО ДЯДИ

    В братской могиле Хелмно похоронены 1284 солдата Красной армии, и лишь 15 имен доподлинно установлены. В том числе Владимира Михайловича Герасименко.

    Могилу еще одного дяди Владимир нашел случайно.

    – После войны подростков, у которых не было одного из родителей, собирали по всей стране на учебу в ПТУ. Так случилось и с моим дядей Петром. Его забрали из Черниговской области и увезли в Донецкую. Оттуда он прислал несколько писем, а потом замолчал, как выяснилось, сбежал из училища. Семья получила информацию, что его нашли и судили. Дальше следы терялись. Два года я писал в разные ведомства, чтобы найти о нем информацию, обращался в СБУ Украины, в ФСБ, в МВД. Случайно отправил запрос в прокуратуру города Горловки. Оказалось, что на Украине есть отдельная прокуратура, которая контролирует зоны и тюрьмы. Так удалось найти учетную карточку моего дяди, в которой были сведения, что он был осужден на год и умер в колонии. Я ездил туда, поклонился могиле.

    Поиски Герасименко продолжаются. Работа с украинскими архивами дала впечатляющий результат, ему удалось найти сведения о родственниках, живших аж в 1760-х годах. Ездил ямалец в Белгородскую область, там отыскал следы прадедушки по отцу. К сожалению, не все архивы сохранились, многие утрачены.

     

     

    ПОМЯНУТ ЛИ НАС ПОТОМКИ?

    Владимир Александрович рисует генеалогическое древо по маленьким квадратикам. Постепенно оно обрастает новыми ветвями, но до корней еще ох как далеко. Герасименко спешит.

    – Я стараюсь разыскать стареньких родственников, записать их воспоминания, – делится он своими мыслями. – Не всё получается, не всегда успеваю, люди уходят быстрее, чем я нахожу их.

    Все документы и фотографии Владимир Герасименко сканирует, копирует, систематизирует в папки и хранит на нескольких источниках. Чтобы, не дай бог, не пропал такой труд! Записи Владимир Александрович планирует передать сыновьям.

    – Им пока не до генеалогии, потребность знать о своих корнях возникает с годами. Придет со временем и к ним. Я уверен в этом, – заключает он.

    Есть среди его находок и поистине уникальные. Например, нарисованная простым карандашом схема расположения братских могил, датированная февралем 1945 года. Он ее нашел в архиве Подольска.

    Герасименко сокрушается, современные люди мобильны, часто переезжают, на месте не сидят, потомкам найти сведения о них будет очень трудно.

    – Раньше люди жили оседло, – рассуждает он. – Все сведения хранила местная церковь. Батюшки делали записи в три тетради – метрическую, «Исповедные росписи» и «Ревизские сказки». Вся жизнь человека была как на ладони: кто он, каким имуществом владеет, кто его предки. Род можно было проследить из поколения в поколение. Теперь всё иначе, и я сомневаюсь, смогут ли отыскать нас те, кто родится позже? Мы же как перелетные птицы…

     

    Реплика по поводу

    ГДЕ МОИ АВСТРИЙСКИЕ КОРНИ?

    В моей семье тоже немало белых пятен. Я уже уходила от Герасименко, когда решила попросить совета.

    Моя прабабушка во время Первой мировой войны венчалась с пленным австрийским немцем Фердинандом Нойманом. Есть фотография, где они, молодые и красивые, стоят под венцом. У пары родилась дочь, Мэри, моя бабушка. Времена были смутные, и прадед пропал. Вышел из дома – и уже не вернулся... Кем он был, где живут мои австрийские родственники, история семьи умалчивает. Не осталось тех, кто мог бы пролить свет на события начала ХХ века.

    – Вы обязательно должны найти свои корни, – убедил меня Владимир Александрович. – Начните с генеалогических сайтов, напишите в Красный Крест. Может, вас тоже ищут… Или даже не предполагают, что где-то есть потомки вашего прадеда.

    Валерия Акименко

    a_valeriya@mail.ru

    Фото из архива Владимира Герасименко

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика