-6...-8°C

Цифровое ТВ
16+
  • «Не быть нам больше вместе…»

    02.10.2014 05:30:19

    «Не быть нам больше вместе…»

    Так считают новороссы после того, что украинские военные сделали с их городами и сёлами.

    Крым, куда я каждый год отправляюсь в отпуск, нынешним летом встречал изобилием фруктов, щедрым солнцем, чистейшим теплым морем. Кажется, с прошлого года ничего не изменилось…

    Здесь, как и прежде, слышна русская, татарская и украинская речь. Отдыхающие с Украины чувствуют себя свободно и комфортно, впрочем, как и раньше. Но кое-что всё же заставило почувствовать – пришли другие времена. Например, как-то на улице случайно услышала разговор двух мужчин в камуфляжной форме. На вид им было лет по пятьдесят, выглядели усталыми, двигались не спеша, явно наслаждаясь прогулкой.

    «А ты видел детский сад у нас во дворе? Так его разбомбили – только арматура теперь торчит», – с горечью произнес один.

    Поняла – это ополченцы из Новороссии, приехавшие на юг передохнуть от ратных дел.

    КОГО УВАЖАЮТ КРЫМЧАНЕ

    В Крыму немало людей, спасающихся от войны. Тема беженцев далеко неоднозначна, равно как и отношение к ним. Тех, кто изо всех сил пытается устроить свою жизнь, подыскивая работу, то есть приехал без иждивенческих настроений, крымчане уважают и искренне стараются помочь. А вот других, поселившихся в пансионате и твердящих «дай», ничего не предпринимая для того, чтобы прокормиться самостоятельно, считают халявщиками и стараются ограничить контакты.

    Молодых людей, с которыми довелось пообщаться, скорее можно отнести к категории «пережидателей». Они согласились говорить откровенно только на условиях полной конфиденциальности. Никаких фото и фамилий. Их легко понять: на Украине остались родные, которых могут преследовать...

    Луганчанин Андрей П. не стал оформлять статус беженца, ограничившись лишь просьбой о временном убежище.

    – Я нигде не хочу оставаться насовсем, – признаётся мужчина. – Жду, когда в Луганске наступит мир, чтобы вернуться и начать восстанавливать город. А кто это за нас сделает? Мне 25 лет, люблю свою родину и хочу жить только там.

    ГРАНИЦУ ПЕРЕСЕКЛИ   ЧУДОМ

    О себе парень рассказывает немного. До войны служил в МВД Украины. Когда начались военные действия, поначалу всё шло к тому, что вся милиция перейдет под руководство ополчения.

    – Но в один день всё вдруг поменялось, – удивляется Андрей. – И однажды мне позвонили с вопросом, остаюсь ли я работать в МВД. Дело в том, что по приказу Авакова вся милиция переходила в полное подчинение Киева. В случае моего согласия предстояло отправиться в определенную местность в полное распоряжение киевских командиров и подчиняться им.

    Ни место прибытия, ни характер приказов не называли. На раздумье дали полчаса.

    – Меня этот вариант не устроил, – говорит Андрей. – Я понял, что по приказам Киева придется заниматься зачисткой территорий и другими делами, не имеющими ничего общего с законом. Тем более что правит хунта, то есть люди, незаконно, путем переворота захватившие власть. Не для того я шел в милицию, чтобы им подчиняться, поэтому уволился.

    Решив, что добром ситуация не закончится, Андрей надумал уехать из региона и увез с собой мать и бабушку, у которых он – единственный кормилец. Женщины долго противились, но, когда их квартал стали расстреливать из «Градов» и пришлось ночевать в подвалах, согласились. Границу пересекли каким-то чудом. Ведь в связи с полной мобилизацией многих молодых людей призывного возраста попросту снимали с поездов, автобусов, чтобы отправить в армию.

    – Я бы пошел в ополчение, но мать с бабушкой костьми ложатся, не пускают, – сокрушается луганчанин. – У них, кроме меня, никого нет, боятся, что убьют.

    «А В НОВОСТЯХ ВСЁ ВРУТ»

    Подруга Андрея Алиса Г. тоже из Луганска. В Евпатории ей повезло – нашла работу. Правда, для человека с двумя высшими образованиями не бог весть какую – торговать продуктами с лотка. Но заработок стабильный, выплаты ежедневные, на жизнь хватает. Страшно только, что дома осталась мама, с которой потеряна связь, так как телефоны ни у кого в городе не работают. Девушка тоже мечтает вернуться домой, когда там утихнут взрывы, придет мир. Но что потом? Каким молодые люди видят будущее своего региона?

    – Мне кажется, после того, что с нами сделал Киев, Луганск и Донецк не смогут оставаться в составе Украины, – рассуждает Алиса. – И если мы потребуем независимость, то они нас в покое не оставят. Одна надежда на Россию, если бы она нас к себе забрала, как Крым… Может, я чего-то не понимаю или не знаю, но другого варианта не вижу. Это мое мнение и желание. А единой Украины после всего, что случилось, уже не будет.

    – Я тоже считаю, что наш Луганск больше никогда не будет в составе Украины, – поддерживает подругу Андрей. – После того, как киевская «влада» перешла черту, пролила столько крови, наступила точка невозврата. Это случилось еще 2 июня, когда самолеты нанесли по нам первые авиаудары.

    – А украинские новости в тот день передали, что это ополченцы выстрелили из ПЗРК, – возмущенно добавляет Алиса. – Мол, на кондиционер оружие сработало, ракета вылетела сама по себе. Бред… Укро-СМИ вообще всё перевирают до абсурда, ни стыда, ни совести. Нет, нам вместе никогда не быть.

    КАЖДЫЙ ТРЕТИЙ ОСТАНЕТСЯ…

    Не остался в стороне от проблем и Ямал. В нескольких городах автономного округа для беженцев с юго-востока действуют пункты временного размещения.

    Несмотря на режим перемирия,введенный на юго-востоке Украины 5 сентября в соответствии с договоренностями, достигнутыми в Минске, хотя и не особо устойчивый, в Россию продолжают прибывать вынужденные переселенцы. По оценкам аналитиков, примерно треть из них навсегда останется здесь. Впрочем, в нашем северном регионе хватит вакансий для трудоустройства достаточного количества граждан.

    ПОСТСКРИПТУМ

    Когда материал готовился к печати, я еще раз связалась с моими собеседниками. Телефон Андрея не отвечал, так как абонент находился вне зоны доступа, а его подруга сообщила, что на днях они вернулись в Луганск. Правда, радости от возвращения мало: дом, где жила девушка, разрушили из системы залпового огня «Град». Жить там невозможно.

    – Но это не так страшно, – оптимистично оценила ситуацию Алиса. – Главное, что я нашла маму. Она жива и здорова, а поселились пока у родственников. Лишь бы был мир, а мы всё снова наживем.

    Лариса Багумян

    larisa00767@mail.ru

    Фото expert.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...