-11...-13°C

Цифровое ТВ
16+
  • Николай Бабин: «С Ямалом не расстаюсь»

    18.06.2014 08:53:18

    Николай Бабин: «С Ямалом не расстаюсь»

    «Человек-праздник» – так я его для себя называю. Когда бы его ни увидела, на его лице – неизменная жизнерадостная улыбка. За что бы он ни взялся,всё у него получается. Кажется, что по жизни он идет легко и просто.

    Так ли это? Об этом я спросила у него самого.

    – Николай Андреевич, знаю, что первую трудовую награду вы получили, будучи совсем еще мальчишкой. Говорят, в то время вы работали дояром?

    – Было такое. Мне тогда еще не было 19 лет. Я занял первое место в области и меня направили в Москву на слет передовиков труда. В то время Председателем Президиума Верховного Совета СССР был Брежнев. Он лично вручил мне медаль «За трудовую доблесть» в Георгиевском зале Кремля.

    – А почему вы выбрали эту, так сказать, не совсем мужскую профессию?

    – В нашей семье было много детей. Матушка работала в животноводстве – телят поила, коров доила, а я с пятого класса ей в этом помогал. Время было сложное, поэтому, окончив семилетку, я пошел работать на ферму. Сначала многие посмеивались, а когда занял первое место в области по показателям, стали относиться по-другому. Вскоре меня назначили бригадиром.

    Я с детства влюбился в эту работу, выучился в техникуме, затем в институте и так по жизни связан с сельским хозяйством. Я и выехав в Тюмень, занимался строительством Исетского животноводческого комплекса...

    – На Ямале вам пришлось поднимать два отстающих совхоза: «Верхне-Пуровский» и «Байдарацкий». Как вам удалось за такие короткие сроки вывести их в передовые?

    – Я был очень молод. Все считали, что меня прислали «лишь бы дырку заткнуть» и я долго не продержусь, а я отдал Ямалу 33 года… Но окончательно с ним не расстаюсь.

    Я всегда говорил, что один человек ничего сделать не может. Необходимо всё организовать, найти правильный подход к людям, дать им полную свободу действий, но вместе с тем надо направлять в нужное русло и помогать, если потребуется, и тогда всё получится.

    Когда приехал в «Верхне-Пуровский», там не было ни специалистов, ни перспектив – полный развал. Стал подбирать специалистов, обеспечил их жильем. Коллектив подобрался молодой. Я поддерживал хорошие отношения с руководителями нефтегазовой экспедиции, геофизического объединения, аэропорта. Они помогли мне завезти коров из Горок, оказывали помощь в заготовке сена. Съездил к промысловикам, добыл рыбы для зверофермы, затем построили кормокухню. Одновременно оборудовали холодильник и стали сами заниматься рыбодобычей. Потом отремонтировали пилораму и начали строить дома для рабочих, детский сад. Люди почувствовали, что о них заботятся, воспряли духом.

    Как-то в районе проходил пленум райкома партии, на который приехал Фарман Салманов. По моей просьбе он посодействовал строительству газовой котельной, электростанции. И жизнь закипела. Совхоз получил одно знамя, затем второе и вышел в передовики.

     

    КОМУ ТЕЛЕВИЗОРЫ, А КОМУ – КОЛБАСНЫЙ ЦЕХ

    – А потом вас отправили наводить порядок в совхозе «Байдарацкий» в Приуральский ра-йон. Я в то время жила там и хорошо помню, какие были условия… Сегодня мы все очень любим белоярскую колбаску и другие мясные и рыбные деликатесы, но ведь вам довольно непросто далось решение о строительстве перерабатывающего цеха?

    – Это было интересное время. Меня сагитировал Сергей Корепанов, который заведовал орготделом партии. В Белоярске тогда всё было заморожено. Съездил в тундру, пообщался с людьми. Построили звероферму, мастерскую по переработке продуктов оленеводства, начали заготавливать панты, которые у нас стали охотно покупать за валюту. За эти деньги я и поставил убойный и колбасный цеха, закупил огромные холодильники. Сколько было упреков! В тундре же «глухой телефон». В Панаевске, Яр-Сале люди хвалились, что там для них закупают импортные телевизоры, магнитофоны, а мы эти деньги потратили неизвестно на что. Сколько жалоб было на меня во все инстанции, что не забочусь о людях… Зато потом ­нашим соседям мясо девать было некуда, а мы красиво жили! Наши колбасы и балыки шли нарасхват!

    Очень скоро по показателям мы догнали Ямальский совхоз и даже передовой Ярсалинский. Начали возводить жилье для людей – за один год 12 двухквартирных домов! Отремонтировали садик, сделали площадку, построили дорогу.

    Работать, когда видишь результаты своего труда, интересно. Иногда бывает сложно, сомневаешься, для чего мне это нужно? Но когда получаешь результат, думаешь: как здорово! Очень важно отношение людей. Я всегда хорошо относился к людям, и они меня за это ценили и уважали. Когда по возрасту оставил должности заместителя губернатора и начальника департамента агропромышленного комплекса и уезжал в Тюмень, меня очень тепло провожали.

    Недавно побывал в Тарко-Сале, коренное население до сих пор меня помнит. С такой теплотой, с такой любовью меня встречали! Это, наверное, для меня самое дорогое.

     

    УСТАВ ЯМАЛА ПРИНИМАЛСЯ «С БОЕМ»

    – Николай Андреевич, в вашей биографии есть еще одна интересная страница, связанная с Ямалом. Именно под вашим руководством Государственная Дума ЯНАО принимала Основной закон. Ведь это тоже было нелегкой задачей?

    – Это даже не передать словами! Не было никакой нормативной базы, создавали всё с нуля, тем более что это был новый субъект, своеобразный. Нужно было заложить нормы развития нефтегазового комплекса и при этом сохранить традиционные отрасли хозяйствования. Еще один непростой вопрос – взаимодействие с Тюменской областью. Но благо, что у нас тогда были такие сильные депутаты, как Комарова, Подшибякин, Левинзон, Воронин, Керпельман, Лапшин. Сейчас смешно: начинаем разбирать статью – наступает «война»! По несколько часов спорили по каждому пункту.

    Считаю важным, что мы заложили норму, по которой в обязательном порядке в состав законодательного органа должны входить не менее трех представителей коренного населения. Это сегодня к их традиционному образу жизни стали относиться с пониманием, а раньше, помню, геодезисты едут на «газушке», прут, не разбирая дороги, увидят стоящие нарты с вещами, всё разрежут, разбросают. Оленеводы возвращаются, а там всё намокло, сгнило! Разве так можно?! – не может сдержать возмущения мой собеседник и признается: – Чуточку и гордость берет, что мы приняли такой Устав, нормы которого по сей день позволяют развиваться Ямалу и при этом учитывать интересы коренного населения.

    – Вы намерены избираться депутатом Тюменской облдумы по Губкинскому одномандатному округу. Если люди за вас проголосуют, какие программы вы будете поддерживать, и что вообще может сделать тюменский депутат для Ямала?

    – В первую очередь я буду защищать интересы округа. Например, я думаю, что должна продолжить свою работу программа «Сотрудничество». Это касается учебных учреждений, в которых учатся наши ребята, программы переселения, продовольственной безопасности. Хотелось бы решить вопрос с медицинской помощью для ямальцев. Сейчас бесплатно могут лечиться только ветераны, а для остальных жителей автономного округа этот вопрос очень болезненный.

    – Николай Андреевич, вы всегда улыбаетесь. Вы – счастливый человек?

    – В целом да. Мне всегда везло с хорошими людьми, а это самое ценное. Благодаря этому у меня всё и получалось. Правда, с возрастом стал задумываться о том, что еще много хотелось бы сделать в жизни. Надеюсь, мне это удастся.

     

    Наталья РЫБЬЯКОВА

    hilianatalia@mail.ru

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...