...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Номер первый Соколов

    12.05.2012 04:45:01

    Номер первый Соколов

    В окружной столице «КС» пришел проведать Романа Тимофеевича Соколова – ветерана Великой Отечественной войны.

    Тикают часы. На столе разложены альбомы с фотографиями. Неспешно звучит голос ветерана. Оборона, наступление, медсанбат, госпиталь. Победа.

    Другая жизнь – Салехард, старенький дом, стоящий настолько низко, что почти вплотную к нему по высокой воде можно подогнать лодку с дровами. Поездки к 9 Мая, ставшие традиционными: Москва, Берлин, Ленинград. В одну из таких поездок, в 1968-м, побывал Роман Тимофеевич на могиле брата-близнеца, оставшегося в землях Восточной Пруссии уже под конец войны.

     

    – Все ветераны говорят, что медаль «За отвагу» – самая-самая дорогая. Почему?

     

    – Потому что это солдатский орден, – объясняет Роман Тимофеевич. – Ордена вручают офицерам. А медаль «За отвагу» – только солдатам, – фронтовик трогает награды на пиджаке. К приходу «КС» он надел их – единственное и самое ценное украшение ветерана. – Это – «За оборону». На передовую солдат попал – не было такого: «я буду живой». Мы все шли на смерть. В Литве долго держали оборону, потом мы перешли в наступление. Тогда мне дали «За отвагу».

     

    У меня еще орден Великой Отечественной войны первой степени и орден Славы третьей степени – его я так и не получил. Ранило меня в обе ноги. Санитары на телеге увезли в медсанбат, тридцатый номер, не нашей части. Сделали операцию. Потом старшего лейтенанта встретил, замполита. Наградили, говорит, тебя орденом Славы третьей степени. Списки подали в Москву, оттуда награды пришли в часть. А часть ушла вперед, пока я лечился. Так и не нашел меня орден.

    Да, можно сейчас получить. Надо написать в Москву. Нет, так и не написал.

     

    – Немцев видели близко?

     

    – Как не видел! Я первым номером работал. У пулемета. Командир командует, помощники заряжают ленты, а первый номер стреляет. Пять человек в отряде. Брат – командир.

     

    Смотрели внимательно. Чуть шевелится трава – очередь пулеметом дать или ракету кинуть, если ночь. Разведчиков немецких было ой-е-ей сколько.

     

    В обороне стояли – за сто, за двести метров видел врага. Немцев били подряд, в наступление шли цепью, как обычные солдаты. Латвия, Литва, Восточная Пруссия. Я не дошел до Калининграда, брата убил снайпер. После того как похоронили, месяц, даже больше воевал.

     

    День Победы встретил Роман Соколов в госпитале в Двинске. Знали, что война идет к концу. Но радовались, кричали, шумели раненые!..

     

    – Когда ездили в Берлин, на 9 Мая в ресторане запели шумно. На нас оглядываются, шикают: тише! А мы не можем – День Победы же! – улыбаясь, вспоминает ветеран прошлогоднюю поездку.

     

    В Салехарде фронтовик с супругой живут уже шестьдесят лет. Всё хорошо, только…

     

    – Вишь, какие хоромы заработали, – обводит рукой хозяин. Второй этаж бамовского дома, оконный короб родной, ни разу не менянный. Под обоями угадываются трещины. За окном, не стесняясь, на полдвора разлилась веселая весенняя лужа. – Всё есть. Квартиру бы получше… Да Лидию Спиридоновну мою чтобы признали тружеником тыла. Писали, но, говорят, справок не хватило.

     

    В квартире, несмотря ни на что, уютно и очень тепло. Тикают часы. Люди, живущие здесь, помнят войну.

     

    Ольга Сытник

    12.05.2012

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...