0...-2°C

Цифровое ТВ
16+
  • Охотничье счастье Рустама Баязитова

    07.06.2012 07:51:55

    Охотничье счастье Рустама Баязитова
    В этом году любителям гусиной охоты не повезло – не пошел гусь в пойму Оби, прошел над тундрой, оставив без традиционной добычи многих охотников окружной столицы.

     

    Теперь они немного завидуют «коллегам» из Аксарки, те вдоволь набили долгожданной дичи. Что ж, на то она и охота, одним – радость от меткого выстрела, другим – тщетные надежды…

     

    – Не повезло, с кем не бывает, – улыбается заядлый охотник Рустам Баязитов. –  Это ведь не последний сезон. И гусь не единственная добыча, которая меня интересует…

     

    Рустам охотится с двенадцати лет. Начинал, как и многие мальчишки, с посильной помощи старшему наставнику. У Рустама таким гуру был родной дядька.

     

    – Сначала я помогал ему только лодку таскать, дичь потрошить да костер разводить. А когда втянулся, стал привыкать и к оружию… Первое время мы только на весеннюю охоту ездили, утку бить. Своих избушек у нас еще не было, жили в лодке. Она была нам и домом, и столом, и скрадком. Чуть позже за мое воспитание взялся второй дядька. С ним я стал уже и осенью охотиться, белку бить…

     

    Подобных рассказов на пяти континентах миллионов сто. Как раз по числу стволов охотничьего оружия. А объединяет их общее представление о простой человеческой радости, которая ярче и важнее прочих удовольствий: отпусков на Канарах, быстрой езды, шумных застолий. Эта радость охотой зовется. Особенно, если удачно нажать на спусковой крючок.

     

    – На охоте всё веселит душу. Проверка оружия, расстановка манчуков, подманивание, всё это доставляет огромное удовольствие. А точный выстрел – лишь заключительный этап праздника. Для кого-то также важно и число охотничьих трофеев, вес добытого мяса. Я же охочусь не для того, чтобы набить холодильник. За сезон убиваю три-четыре утки или гуся. Для меня этого вполне достаточно. Я ведь удовольствие получаю не от процесса убийства, а от того, что всё сделал правильно.

     

    – А со следами браконьерской деятельности приходилось встречаться?

     

    – Многократно, правда, этим чаще грешат рыбаки. Постоянно попадаются сети, причем давно забытые. Как-то раз приехали на наше любимое место. Вся утка тут же поднялась и ушла, а одна разгоняется, чтобы взлететь, и тут же, как на резинке, брык назад. Опять разбегается и снова отскакивает на прежнее место. Мы удивились, подошли поближе, смотрим, это хохлатая чернядь в сетке запуталась. Еще до нас кто-то успел поставить «китайку», так когда мы ее выбрали, она была полна тухлой рыбы. Мы решили ту утку выпустить, как голубя, подбросили вверх, а она, обретя свободу, испуганно ушла под воду.

     

      Говорят, лихие люди бьют лосей с мотопарапланов…

     

    – Я тоже слышал подобные истории. Таких «охотников» я не уважаю. Иные люди полжизни лицензию на лося ждут, а эти набьют сохатых, а по весне выбрасывают горы тухлого мяса. Кто-то из поселковых хотел пристрелить такого «летчика», да вовремя одумался. Но браконьеры на мотопараплане – еще цветочки, ходили легенды о теплоходике с вертолетной площадкой, который приходит к нам из ХМАО. Эти ребята уже медведя бьют. Вот из-за таких «деятелей» многие люди относятся к охотникам предвзято, считают нас обыкновенными убийцами.

     

    – А самому доводилось на лося ходить?

     

    – У меня друзья живут в поселке, у них бывают лицензии. Только мы с ними охотимся не загоном, а троплением. Идем вдвоем, выслеживаем лежки. Главное – не шуметь, один тропит, второй стреляет. Самая большая хитрость тут известно какая – не ходить по ветру, чтобы зверь не учуял. Если же местность не позволяет обойти его с подветренной стороны – прем на сохатого внаглую. Я пока только одного лося застрелил. Два на два попадания. Приходилось и на медведя охотиться, только меня эта охота как-то не зацепила. Стояли с егерями на берегу протоки, ждали его. Но косолапый «чухнул» нашу лодочку и, взбодрившись парами бензина, ушел стороной, только кусты затрещали.

     

    Другое дело – охота на пушного зверя. К ней у меня чисто спортивный интерес. Специально для нее я купил нарезной CZ-527 с хорошей оптикой и мощным боем. Сейчас осваиваю шведские манки на писк мыши и крик раненого зайца. Охочусь без привадок, выбираю подветренное место повыше, сажусь и начинаю манить. Лисица хорошо слышит мышиный писк даже с 200–300 метров и идет на него. Здесь стоит упомянуть о пагубной привычке лисиц, которая и губит их при встрече с опытными охотниками. Обнаружив стрелка, лисица сначала бросается наутек, а потом вдруг замирает на миг, чтобы оглянуться. Без оглядки она почему-то не бегает. Этот момент надо вычислить, чтобы поразить ее одним точным выстрелом. Если этот момент упустишь или промажешь, считай, вечер пропал, второго шанса она уже не даст. Стрелять же по движущейся мишени из нарезного оружия – бесперспективно.

     

    На крик раненого зайца тоже интересно манить. Этот звук разносится на большое расстояние, так что бродячие и охотничьи собаки во всей округе просто с ума сходят, несутся ко мне со всех сторон. Им ведь тоже интересно, что это за заяц попал в передрягу.

     

    Андрей Баландин

    07.06.2012

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...