-20...-22°C

16+
  • Оленьи стада вытоптали «ведьмины круги»

    20.10.2016 09:24:00

    Оленьи стада вытоптали «ведьмины круги» КРАСНЫЙ СЕВЕР
    Учёный предлагает вывести из тени рогатый бизнес и управлять маршрутами кочевий

    Космические снимки центра полуострова Ямал красноречивее любых слов. Вместо ягеля – песок, местами даже барханы. Почва просто не успевает восстанавливаться из-за роста поголовья…

    О том, как решить проблему перевыпаса так, чтобы остались довольны оленеводы, ягельные пастбища вернули прежний облик, а вспышка сибирской язвы больше не повторилась, рассказал в Тюмени заместитель директора Научного центра изучения Арктики в Надыме Андрей Лобанов.

    ВОКРУГ ДА ОКОЛОПРОМЫСЛА
    По расчетам екатеринбургских ученых, лишайникового покрова на полуострове хватает, чтобы кормить 20-тысячное поголовье оленей. Там же, по минимальным оценкам, пасется примерно 350-тысячное стадо. Пастбища истощены, однако отсутствие ягеля – не единственная проблема. На участках с голым песком оттаивает вечная мерзлота. А это, в свою очередь, пробуждает инфекции, как в случае с сибирской язвой.
    Данные Андрея Лобанова говорят о том, что оленеводы давно не стремятся оказаться подальше от промышленных объектов. Наоборот, кочевники стали дольше задерживаться около месторождений. Объяснение простое: там круглогодичный сбыт оленины по хорошей цене, вдобавок можно купить продукты, позвонить по сотовому телефону, получить медпомощь и так далее. По данным исследователя, с 1992 года в среднем протяженность каслания сократилась с 380 до 180 километров.
    – Маршруты стали кольцевыми: вокруг поселков, факторий, месторождений, и выглядят на космоснимках, как ведьмины круги. Причем олени не травоядные овечки, стадо выедает всё в радиусе тридцати километров: уничтожает птичьи гнезда, ловит леммингов, даже полевками не гнушается. Для восстановления пастбища нужно время, вместо этого по территории топчутся два раза в год, – говорит ученый.

    РОГАТЫЙ БИЗНЕС В ТЕНИ
    Оставлять всё как есть уже нельзя, считает Лобанов, но и торопиться с большим забоем не следует. Причина – в рогах.
    – Тихо и незаметно происходит целая революция. По независящим от Ямала факторам оленеводство перестает быть мясной отраслью. Во-первых, вырос доллар, во-вторых, постарело население в Китае, которое принимает препараты, сделанные из пантов. А еще в Поднебесной появился средний класс, который может себе позволить покупать качественные препараты, – рассказывает Андрей Александрович.
    Высокий спрос меняет логику этноотрасли. Зачем каждую осень гнать стадо за сотни километров на забойные пункты, переживать за товарный вид животных, чтобы сохранить категорию мяса, а значит, и цену на него, если заниматься рогами легче и доходнее? Даже если пара не ветвистая и весит не восемь килограммов, а всего три, это выгодней, чем сдавать мясо.
    Еще два года назад семья в Гыданской тундре зарабатывала 44 процента совокупного дохода на продаже оленины, 24 процента приносил сбор пантов. Нынче цифры поменялись местами: 23 и 52 процента соответственно.
    Подсчитано: разводя стадо ради растущих рожек, тундровик со ста голов выручит 120 тысяч рублей за год, ради мяса – на 30 тысяч меньше.
    – В 2013 году килограмм пантов сдавали по пятьсот рублей, в 2016-м торговали по 2200. И это притом, что ямальская продукция идет по самой низкой ценовой категории – на уровне отбросов, если так можно сказать. Даже панты новозеландских оленей, выращенных в загонах, стоят дороже, чем наши. Цена увеличивается при транспортировке и переработке, достигнув Кореи или Китая, взлетает в десять раз. Товар в сухом виде там стоит от 400 до 800 долларов, – говорит ученый, подчеркивая, что этот бизнес криминализован.

    ПЛЮС 500 МИЛЛИОНОВ В БЮДЖЕТ
    Если легализовать рогатый рынок, по оценкам Лобанова, это принесет региональной казне минимум 500 миллионов рублей. Прозрачной схему сделает более высокая цена при условии, если забор пантов выполняется высокотехнологичным способом и зарегистрированным сборщиком, введена добровольная сертификация и контроль качества.
    Перспективным видится ученому и регулирование отрасли, в том числе посредством использования лесных пастбищ. Чтобы кочевники не боялись, как сейчас, растерять стадо в лесу, предлагается использовать электроизгородь. Те, кто не собирается каслать на юге, смогут взять в Научном центре изучения Арктики GPS-трекеры – датчики на вожаках помогут контролировать маршрут каслания каждой семьи, а дотации сохранятся за теми, кто следует рекомендованными, а не вытоптанными путями.

    Алсу Хайретдинова
    Алсу Хайретдинова

    Автор
    alsu_x@mail.ru

    Андрей  Ткачёв
    Андрей Ткачёв

    Фотограф
    atk1000@yandex.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика